09.12.2016, 09:36
ВМС США подбираются к Крыму на пушечный выстрел
ВМС США подбираются к Крыму на пушечный выстрелМеждународная военная политика
Вице-адмирал Джеймс Фогго, командующий 6-м флотом ВМС США, дислоцированном в Средиземноморье, сделал весьма примечательное и очень обязывающее заявление. По мнению Фогго, «длительность патрулирования американских боевых кораблей в Черном море может быть увеличена примерно до четырех месяцев». Кроме того, «если вызовы в этом регионе станут более срочными» то, считает адмирал, возможно наращивание у берегов России и численности таких кораблей.

Тут стоит обратить внимание, по крайней мере, на три важных обстоятельства. Первое: вот уже восемь десятилетий кому, в каком порядке и в каком количестве проливами Босфор и Дарданеллы проходить из Средиземного в Черное море и обратно определяется конвенций Монтре, подписанной в 1936 году. В этом документе множество ограничений, особенно строгих к странам, не имеющих собственных выходов к черноморскому побережью. Наиболее важные из которых — абсолютное запрещение их авианосцам проходить проливную зону и ограничение времени пребывания в Черном море боевым кораблям водоизмещением поменьше под теми же флагами сроком до 21 суток.

Понятно, что вносить хоть какие-то изменения в международные договоры такого масштаба — не адмиральского, мягко говоря, ума дело. Это прерогатива исключительно глав государств и правительств. На худой конец — дипломатов. Во всем мире военные лишь дисциплинированно исполняют политические решения своего руководства, а не обсуждают их. И даже одно это наталкивает на подозрение, что Джеймс Фогго не сам придумал сделать сенсационное заявление.

Второе. Очень интересно, с чего это вдруг командующий 6-м флотом ВМС США решил, что его подчиненным в случае чего следует непрерывно бороздить волны Черного моря где-нибудь вблизи Крыма или Новороссийска «примерно до четырех месяцев»? То есть, раз в пять больше, чем дозволено договоренностями, подписанными в славном швейцарском городке Монтре? Названные конкретные сроки гипотетического, хотя и совершенно противоправного боевого патрулирования позволяют предположить, что адмирал знаком с некими документами или их проектами, рожденными, допустим, в Вашингтоне.

Почему именно там? Потому что в последние годы политическое руководство США совершенно не скрывает, что недовольно тем, как им дозволено использовать черноморские проливы. И давно подыскивает, в какую бы мусорную корзину зашвырнуть ту самую зловредную для Соединенных Штатов конвенцию, развязав себе, наконец, руки в Черном море.

К слову, сами Соединенные Штаты участниками конвенции Монтре не являются и неоднократно заявляли, что ее положения не считают обязательными для исполнения. Более того, США давно проводят политику, направленную на подрыв устоявшегося порядка использования проливов Босфор и Дарданеллы. Таково заключение Валерии Заниной, третьего секретаря МИД РФ, высказанное в 2014 году в журнале «Международная жизнь».

И, наконец, третье. На днях представитель НАТО Дилан Уайт заявил, что Североатлантический альянс сворачивает свою антипиратскую операцию в Индийском океане и сосредотачивает свои военно-морские ресурсы на противостоянии нелегальным перевозчикам людей в Средиземноморье и «сдерживании России» в Балтийском и Черном морях. Со Средиземноморьем и Балтикой у западных флотоводцев особых проблем возникнуть не должно — доступ туда открыт каждому. С Черным морем, как уже сказано, посложнее. И это, видимо, сильно раздражает американцев. И понуждает их искать хоть какой-то выход из положения.

Объявить этот документ устаревшим и потребовать его пересмотра? Большинство экспертов считает, что это невозможно, поскольку предполагает согласие всех без исключения участников конвенции Монтре. Которого никак не достичь в обстановке нынешнего политического противостояния на мировой арене.

Кстати, этого не получилось в 1945 году даже у всесильного в ту пору Советского Союза. Наши позиции и позиции западных союзников по антигитлеровской коалиции в отношении черноморских проливов были тогда зеркально противоположными сегодняшним. Москва выступала против конвенции Монтре. США и Великобритания — за нее.

Выступивший на Берлинской (Потсдамской) конференции министр иностранных дел Советского Союза Вячеслав Молотов заявил, что «СССР не может считать правильной конвенцию, заключенную в Монтре». Он потребовал ее пересмотра и предоставления нашей стране военно-морской базы в проливах. Был выдвинут и ряд других требований.

В протоколах конференции трех союзных держав было даже записано: «Конвенция о Проливах, заключенная в Монтре, должна быть пересмотрена как не отвечающая условиям настоящего времени… данный вопрос будет темой непосредственных переговоров между каждым из трех Правительств и Турецким Правительством».

Начавшаяся холодная война все это немедленно перечеркнула. Вековой российской мечты — собственной базы на берегах Босфора или Дарданелл — мы так и не увидели. А претензии Москвы к конвенции Монтре были окончательно сняты после смерти в 1953 году Сталина. И теперь Россия, видимо, в силу политических и военных обстоятельств превратилась в наиболее ярого защитника этого документа.

Если все так, если от нынешнего правового режима черноморской проливной зоны никому не избавиться, то что делать Вашингтону? Возможно ли каким-то образом обойти эти международные договоренности?

В принципе, документ, который мы сегодня обсуждаем с подачи вице-адмирала Фогго и тех, кто за ним стоит, явно не железобетонной твердости. Назначенная самой природой контролировать порядок использования проливов Анкара прежде уже не раз закрывала глаза на нарушения конвенции Монтре. Но лишь тогда, когда считала это политически выгодным для себя.

Так, в годы Второй мировой войны, когда конвенция действовала вовсю, гитлеровская Германия и союзная ей Италия не раз посылали свои военные корабли и суда из Средиземного в Черное море вовсе не на 21 сутки. Поскольку уходили те сражаться с Советским Союзом. Например, 9 июля 1941 года этим путем проследовало немецкое сторожевое судно «Зеефальке». В августе того же года тем же курсом прошло итальянское вспомогательное судно «Тарвизио». В мае-июне 1944 года, когда фашисты оставили Крым, в обратном направлении проследовали восемь германских вспомогательных судов типа «ЭМС» и пять типа «Кригтранспорт». Никаких правовых последствий для Турции не наступило.

После Второй мировой войны, когда ВМФ СССР безраздельно господствовал на Черном море, проблем с проливами для нас вообще не возникало. Редкий американский боевой корабль, рискнувший пройти Босфором поближе к советским берегам, с первых же миль получал зримое свидетельство, что его тут не ждут и ему не рады. Все ближние подступы к проливной зоне строго отслеживала флотская разведка, поэтому времени подготовиться было достаточно. Сразу после Босфора любого «американца» встречал, как минимум, сопоставимый с ним по боевой мощи корабль из Севастополя. И хвостом день и ночь сопровождал гостя, не отпуская его ни на милю из поля зрения. И так — пока тот снова не растает в босфорском тумане.

Все сильно поменялось после развала СССР. Корабли 6-го флота ВМС США в Черное море зачастили, как к себе домой. Два десятилетия здесь встречать и сопровождать их было почти некому. Итог таков: всего за пятнадцать лет, с 2000-го по 2015 годы, в Черном море были зафиксированы заходы 324 боевых кораблей НАТО. В среднем — по 20 с лишним ежегодно. По полтора — ежемесячно. Практически это означает постоянное присутствие кораблей альянса у этих российских берегов. Но вице-адмиралу Фогго сегодня этого мало.

Мало военно-морской базы в румынской Констанце, куда обычно первым делом направляются американские фрегаты и эсминцы с крылатыми ракетами «Томагавк» на борту. Мало собственного пункта базирования, которым 6-й флот недавно обзавелся в грузинском порту Батуми. К чему же дело идет?

Это явно проглядывает на фоне эволюции давно ставших ежегодными в Черном море международных флотских учений «Си Бриз», самыми рьяными участниками которых стараются быть украинцы. Несмотря на почти полное отсутствие полноценного корабельного состава в ВМСУ.

Если в прежние годы совместное маневрирование и стрельбы участников учений скромно легендировались как борьба с пиратством и международным терроризмом, то с началом российско-украинского кризиса вокруг Крыма политические маски оказались уже ни к чему. В июле 2016 года американская морская пехота впервые на постсоветском пространстве отрабатывала масштабную высадку десанта в районе Лебедевки Татарбунарского района Одесской области. Рельеф местности там удивительно похож на крымский. Это был именно американский десант, топтавшиеся рядом немногочисленные «черные береты» из Грузии и Украины — не более, чем подтанцовка, «танец с саблями».

Но серьезные десантные операции в Черном море, конечно, требуют значительных сил. Одного-двух эсминцев типа «Арли Берк», которыми в последние годы 6-й флот пытается патрулировать черноморские воды, совершенно недостаточно для настоящего, а не игрушечного десанта. Тут нужны полноценные амфибийно-десантные и авианосные ударные группы. Так что по-своему вице-адмирал Фогго прав: в случае чего ему придется тащить в Черное море весь свой флот. Какие при таких обстоятельствах могут быть конвенции?

Лучше всех, по-моему, такой ход американской военной мысли прокомментировал бывший командующий Черноморским флотом РФ адмирал Владимир Комоедов: «Американцы съехали с рельсов, встали на крыло и летят. Им наплевать на все, что связано с международными правилами, которые установили без них».

Как и куда американцы прилетят таким образом — время покажет. Не думаю, что даже в Вашингтоне знают, как им следует поступить с конвенцией Монтре. Знали бы — их авианосцы еще в 2014 году встали бы вблизи севастопольского рейда.

Но допускаю, что определенные надежды американцы могут связывать с почти невероятным проектом президента Турции Реджепа Эрдогана — строительством дублера канала Босфор. Новая водная артерия, о которой впервые было объявлено в 2011 году, будет называться судоходным каналом «Стамбул» и по подсчетам обойдется примерно в 10 миллиардов долларов.

В декабре минувшего года завершено технико-экономическое описание этого грандиозного проекта. Планируется, что длина нового канала составит 43 километра, ширина — 500 метров. Глубины — до 30 метров. В принципе — достаточно, чтобы прошли не только супертанкеры, но и авианосцы. А почему нет? В конвенции Монтре о канале «Стамбул» нет ни слова.

В Анкаре надеются, что новая морская магистраль заработает в 2023 году. Всего через семь лет. Впрочем, вице-адмирал Фогго, наверное, прочитает об этом уже на пенсии.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  18.01.2017
В Польшу прибыли первые 3,5 тысячи американских военнослужащих в рамках 9-месячной миссии, которая началась 8 января. Для бронетанковой бригады США такая длительность миссии в Восточной Европе является беспрецедентной. Боевая группа 3-й бронетанковой бригады из состава 4-й пехотной дивизии выдвинулась в Жагань и Поморское, а 87 танков М-1 «Абрамс» последовали за ними на поездах.
Геополитика  18.01.2017
Российское инфопространство впало в эйфорию. Псевдопатриотическая трескотня в СМИ, многочисленные публицисты и аналитики, создающие ощущение какой-то великой победы России над международным глобализмом и либерализмом, всесилия наших спецслужб вплоть до того, что они могут по своему желанию ставить американских президентов и менять мировые элиты. Уверенность в контроле за собственным инфопространством может сыграть с нашим народом очень плохую шутку…
Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Конфликты  17.01.2017
Боевики запрещенного в России «Исламского государства» почти взяли окруженные позиции сирийских военных в Дейр-эз-Зоре. Падение гарнизона этого сирийского города даст террористам полный контроль над местными нефтяными полями и укрепит их сообщение с подконтрольными ИГ территориями Ирака. Джихадисты уже празднуют победу и заставляют жителей захваченных районов подчиняться новым порядкам.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.