26.02.2016, 17:41
ВМФ РФ: угрозы с моря и океана
ВМФ РФ: угрозы с моря и океанаМеждународная военная политика
России нужен намного более мощный военный флот.

Сегодня в печати публикуется много материалов, характеризующих состояние современного ВМФ России и путей развития его отдельных подсистем и корабельного состава.

Однако цельного представления о том, каким должен быть ВМФ России, чтобы он в полной мере мог удовлетворить потребности нашей страны и защиту ее интересов в Мировом океане, пока не было.

На ВМФ России возлагается достаточно широкий круг задач. Они, собственно, и определяют, каким должен быть военный флот РФ. Анализ основных задач ВМФ России, определенных в руководящих документах, по сути дела сводится к решению двух главных задач:

1. Защита интересов России, поддержание боеготовности флотов в мирное время.

2. Отражение военной агрессии с началом военных действий.

Основными задачами ВМФ РФ в мирное время являются: сдерживание от применения военной силы или угрозы ее применения в отношении России; создание и поддержание условий для обеспечения безопасной морской хозяйственной деятельности России в Мировом океане, обеспечение военно-морского присутствия России в Мировом океане, демонстрация флага и военной силы, визиты кораблей и судов ВМФ, участие в осуществляемых мировым сообществом военных, миротворческих и гуманитарных акциях, отвечающих интересам России, а также поддержание свободы открытого моря.

В военное время ВМФ будет осуществлять вооруженную защиту суверенитета страны во внутренних морских водах и в территориальном море, суверенных прав в исключительной экономической зоне и на континентальном шельфе.

Анализ показывает, что в мирное время необходимо присутствие нашего ВМФ для обеспечения экономических интересов в Южной Атлантике, в океанских зонах, прилегающих к побережью Южной Америки и районам юго-западной Африки, в северной части Атлантического океана, Норвежском и Гренландском морях, в северо-западной части Тихого океана в районах рыбопромысловой деятельности, в центральной и восточной части Средиземного моря, в районах Индийского океана, прилегающих к северо-западному побережью Африки, островных зонах и морях Тихого океана, где орудуют пираты, в северной части Индийского океана.

С началом военных действий главной становится задача отражения военной агрессии противника, защиты суверенитета и территориальной целостности России.

Силы ВМФ эту задачу будут решать поражением наземных объектов противника на удаленных территориях; обеспечением боевой устойчивости ракетных подводных лодок стратегического назначения; нанесением поражения ударным, противолодочным и другим группировкам противника, а также береговым объектам; поддержанием благоприятного оперативного режима; поддержкой с моря войск фронта при ведении ими обороны или наступления на приморских направлениях; обороной морского побережья.

Для того чтобы ВМФ РФ был способен выполнить эти многообразные задачи, боевые возможности его группировок должны соответствовать объему этих задач. Боевой состав и структура ВМФ России должен определяться, исходя из требования пресекать эффективные удары противника с морских и океанских направлений, но не обязательного полного уничтожения его группировок. Основные ударные группировки противника (авианосные и ракетные) будут расположены преимущественно в дальней морской зоне. Группировки его сил в ближней морской зоне будут решать задачи уничтожения РПЛ СН (ракетных подводных лодок стратегического назначения), завоевания превосходства в прилегающих к нашему побережью морях и нарушения коммуникаций. При благоприятном для противника развитии обстановки будут осуществляться оперативные (прежде всего, на острова Курильской гряды) и тактические десанты.

Исходя из этого, оперативные возможности группировок ВМФ России в дальней морской зоне должны позволить разгромить или, по крайней мере, ослабить авианосные и ракетные ударные соединения и группы противника, поразить объекты его военной инфраструктуры до уровня, при котором он не сможет наносить эффективные удары по объектам на территории России, кораблям в море и в базах.

Группировки сил ВМФ в ближней морской зоне должны быть способны обеспечить боевую устойчивость РПЛ СН в море, в базах и на маршрутах развертывания, не допустить завоевания противником превосходства на море, поддерживать благоприятный оперативный режим, обеспечивать защиту морских коммуникаций и объектов народнохозяйственного комплекса России.

Кроме этого, группировки ВМФ должны быть способны нанести требуемое поражение наземным объектам противника в интересах приморского фланга группировки сухопутных войск.

Боевые возможности группировки стратегического неядерного сдерживания должны быть способны нанести хотя бы минимально неприемлемый ущерб вероятному противнику в военных конфликтах ограниченного масштаба.

Требования к возможностям группировок ВМФ России определяет их необходимый состав.

Для борьбы с пиратством и защиты российских судов, занимающихся рыбопромысловой деятельностью и осуществляющих грузоперевозки в каждом из важных районов должны быть развернуты, как минимум, по одному кораблю океанской зоны класса эсминец (большой противолодочный корабль) или фрегат. Всего по 3−4 корабля на Атлантике и в Тихом океане, а также 1−2 корабля в Индийском.

Демонстрация флага и выполнение иных мер поддержки дипломатической деятельности России требует выделения соединений, преимущественно надводных кораблей, океанской зоны, численностью не менее 3−5 единиц во главе, минимум, с одним кораблем класса крейсер или авианосец. Оценка существующей и прогнозируемой внешнеполитической активности России дает основания предполагать, что потребности составят не менее 3−5 походов таких групп на каждом из океанских флотов в год.

Участие в миротворческих операциях и демонстрация решимости защитить интересы России в районах военных конфликтов потребует выделения группировки численностью от 6−8 до 20−30 надводных кораблей и от 2−3 до 5−6 подводных лодок, включающих, как минимум, один авианосец. При этом требуемая численность морской пехоты на борту кораблей соединения может достигать батальона и более.

При достаточно длительных военных конфликтах, где затрагиваются интересы России, присутствие такой группировки кораблей может потребоваться в течение достаточно длительного времени.

Полноценное решение задач поиска группировок ВМС иностранных государств и слежения за ними, ведение разведки морских и океанских ТВД потребует наличия на постоянной основе спутников космической разведки, способных с периодичностью 2−5 часов просматривать важные районы Мирового океана, присутствия в наиболее важных из них хотя бы по одному кораблю или подводной лодки для решения задач разведки, в районах южной части Атлантического и Тихого океанов, а также в зоне Индийского океана, хотя бы по одному центру радиоразведки на иностранных территориях.

Кроме этого, необходимо будет иметь возможность вести воздушную разведку наиболее важных районов морских и океанских ТВД с периодичностью хотя бы один раз с сутки, что потребует от 3−4 до 10−12 и более самолетовылетов разведывательной авиации ежесуточно.

Задача боевого патрулирования РПЛ СН в готовности к нанесению ядерных ударов по противнику потребует постоянного нахождения в море не менее 3−4 РПЛ СН, залп которых, даже с учетом возможной потери одной из них, позволит нанести противнику гарантированный неприемлемый ущерб.

Их боевое обеспечение потребует иметь на постоянной основе в море на всех театрах группировки противолодочных сил общей численностью 10−12 надводных кораблей ближней морской зоны, 3−4 многоцелевых атомных и 5−8 неатомных подводных лодок и 3−4 самолетов противолодочной авиации. Для контроля воздушного пространства в районе патрулирования РПЛ СН необходимо будет иметь хотя бы один самолет или вертолет радиолокационного дозора и управления.

Поддержание благоприятного оперативного режима в районах военно-морских баз и пунктов базирования и районах боевой подготовки сил флота потребует также на всех театрах группировки сил общей численностью до 20−30 надводных кораблей ближней морской зоны разных классов, а также 10−12 неатомных подводных лодок.

С началом военных действий численность кораблей в море придется значительно увеличить.

Для решения задачи хотя бы ослабления группировки авианосных сил вероятного противника в дальней морской зоне (которая на каждом из океанских театров может достигнуть 4−5 авианосных групп) потребует создать адекватную ударную группировку, численностью не менее 10−12 многоцелевых и 6−8 ракетных подводных лодок, 1−2 авианосцев, 5−8 ракетных крейсеров и эсминцев УРО с ракетами большой дальности (500−800 км), 10−15 фрегатов с ракетами средней дальности, дивизии морской ракетоносной (или дальней авиации) и не менее полка разведывательной авиации океанской зоны.

Борьба с подводными лодками противника в ближней морской зоне (где их численность может достигать 10−15 единиц) и обеспечение боевой устойчивости РПЛ СН на каждом из океанских ТВД потребует создания группировки противолодочных сил численностью 3−5 атомных и 15−20 неатомных подводных лодок, 30−40 кораблей класса корвет, сторожевой или малый противолодочный корабль, 25−35 самолетов и до 40 вертолетов противолодочной авиации.

На закрытых морских ТВД (Балтийском и Черноморском) требуемая численность группировок противолодочных сил может составить до 15 неатомных подводных лодок, 20−25 кораблей класса корвет, сторожевой или малый противолодочный корабль, до 20 самолетов и до 25 вертолетов противолодочной авиации.

Для борьбы с надводными кораблями в морях и районах океанов непосредственно прилегающих к нашему побережью на каждом из флотов потребуется создание группировки численностью 10−15 корветов и малых ракетных кораблей с ракетным оружием средней дальности, 20−25 ракетных катеров, до 3−4 дивизиона береговых ракетных комплексов средней дальности и полк морской штурмовой авиации (на Су-24 или Су-34).

Специфика решения задачи прикрытия сил флота в море потребует включения в состав каждого из флотов как минимум полка истребительной авиации и эскадрильи самолетов (допускающих базирование на авианосцах) или вертолетов дальнего радиолокационного обнаружения (ДРЛО) и управления (У).

Задача содействия приморскому флангу армии потребует создания на каждом из флотов группировки численностью от 10−12 до 20−25 десантных кораблей, одного полка транспортно-боевых вертолетов, полка или дивизии морской пехоты, которая позволит осуществлять высадку тактических десантов и войск первого эшелона — в оперативных.

Борьба с минной опасностью в районах базирования флота, на маршрутах развертывания и морских коммуникациях потребует создания группировки до 50 минно-тральных кораблей различных классов на каждом из флотов.

Требуемые составы группировок сил определяют необходимые боевые составы флотов.

При их определении необходимо учитывать коэффициент оперативного напряжения в мирное и военное время.

Важно учитывать, что наши флоты стратегически изолированы в отношении корабельного состава — возможности межфлотского маневра кораблями и подводными лодками в военное время практически отсутствуют.

Однако возможности маневра силами морской авиации, морской пехоты и береговых войск имеются. Это позволяет в интересах минимизации требуемого состава сил ВМФ применить к нему принцип «стратегической мобильности».

В соответствии с ним, в структуру ВМФ Росси целесообразно включить еще один компонент — силы Центра.

Их основу должны составить соединения и части морской авиации, Береговых ракетно-артиллерийских войск и морской пехоты, которые при возникновении военного конфликта на одном из театров могут быть переброшены в зону боевых действий для усиления соответствующего флота до необходимого уровня.

Исходя из изложенного, определяются требуемые составы наших флотов (по основным элементам боевого состава):

Северный флот: 12−16 РПЛ СН, 20−25 атомных многоцелевых, 10−12 ракетных и 30−35 неатомных подводных лодок, 2 авианосца среднего или большого класса, 20−25 надводных кораблей океанской и до 140 (в том числе до 30 ударных, включая ракетные катера, до 40 противолодочных и до 50 минно-тральных) ближней морской зоны, до 15 больших десантных кораблей, два авиаполка корабельной авиации, по одному полку береговой истребительной, разведывательной и противолодочной авиации, противолодочный и транспортно-боевой вертолетные полки, эскадрилья морской штурмовой авиации, полк береговых ракетно-артиллерийских войск, полк или батальон морской пехоты. 

Тихоокеанский флот: до 20 атомных многоцелевых, 10−12 ракетных и 20−25 неатомных подводных лодок, 2 авианосца среднего или большого класса, 20−25 надводных кораблей океанской и до 160 (в том числе до 40 ударных, включая ракетные катера, до 60 противолодочных и до 60 минно-тральных) ближней морской зоны, 20−25 больших десантных кораблей, два авиаполка корабельной авиации, по одному полку береговой истребительной, разведывательной и противолодочной авиации, противолодочный и транспортно-боевой вертолетные полки, полк морской штурмовой авиации, полк морской пехоты, два полка береговых ракетно-артиллерийских войск.

Балтийский флот: 10−12 неатомных подводных лодок, до 20 ударных (в том числе ракетные катера), до 20 противолодочных и до 40 минно-тральных надводных кораблей ближней морской зоны, 10−12 больших и средних десантных кораблей, полк истребительной авиации, отдельные эскадрильи разведывательной и противолодочной авиации, противолодочный и транспортно-боевой вертолетные полки, эскадрилья морской штурмовой авиации, батальон или полк морской пехоты, два полка береговых ракетно-артиллерийских войск.

Балтийский флот: 10−12 неатомных подводных лодок, до 20 ударных (в том числе ракетные катера), до 20 противолодочных и до 40 минно-тральных надводных кораблей ближней морской зоны, 10−12 больших и средних десантных кораблей, полк истребительной авиации, отдельные эскадрильи разведывательной и противолодочной авиации, противолодочный и транспортно-боевой вертолетные полки, эскадрилья морской штурмовой авиации, батальон или полк морской пехоты, два полка береговых ракетно-артиллерийских войск. 

Черноморский флот: до 15 неатомных подводных лодок, до 30 ударных кораблей и катеров, 15−25 противолодочных и до 30 минно-тральных надводных кораблей ближней морской зоны, 7−10 больших и средних десантных кораблей, полк истребительной авиации, отдельные эскадрильи разведывательной, противолодочной и морской штурмовой авиации, противолодочный вертолетный полк и транспортно-боевая вертолетная эскадрилья, батальон морской пехоты, полк береговых ракетно-артиллерийских войск. 

В составе сил Центра целесообразно иметь: дивизию морской ракетоносной авиации, по одному полку разведывательной авиации океанской и ближней морской зоны, противолодочной авиации, морской штурмовой авиации, дивизию морской пехоты и один-два полка береговых ракетно-артиллерийских войск.

Сопоставление требуемого состава сил ВМФ России с кораблестроительной программой до 2020 года, во всяком случае, с той ее частью, которая доступна в открытой печати, показывает, что требуемых показателей боевой состав нашего флота не достигнет.

Практически по всем кораблям и подводным лодкам основных классов численность планируемого боевого состава будет составлять 40−50% от требуемого. И это при условии, что имеющиеся в боевом составе корабли флота пройдут требуемый ремонт и модернизацию.

Полностью может удовлетворять предъявляемым требованиям только численность РПЛ СН. Однако проблемы с ракетным комплексом «Булава» сеют серьезные сомнения в осуществимости в полной мере планов и в этом отношении.

Таким образом, на перспективу до 2020 года наш ВМФ способен весьма ограниченно решать задачи обеспечения военной безопасности России с морских и океанских направлений.

Автор — член-корреспондент РАРАН, доктор военных наук Константин Сивков.
Категория: В России



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  06.12.2016
Телеканал «Звезда» показал кадры взлета и посадки на палубу тяжелого авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов» нового ударного вертолета морского базирования Ка-52К «Катран». При этом крылатая машина была охарактеризована как вертолет нового поколения. Хоть он и является модификацией сухопутной версии Ка-52 «Аллигатор».
Геополитика  06.12.2016
СМИ Польши и стран Балтии буквально соревнуются в «страшилках» о неизбежности войны с РФ. Военные специалисты из США даже указали полякам и литовцам на возможное место начала конфликта – это так называемый Сувалкский коридор в Калининградской области. И тут стоит учитывать, что суверенитет России над этими землями до сих пор подвергают сомнению.
Мировой ВПК  05.12.2016
Вторую подряд небоевую потерю понесла за последний месяц Морская авиация России. Истребитель Су-33 упал в воду при посадке на авианосец «Адмирал Кузнецов», выполняющий задачи у берегов Сирии. Бесценный опыт нарабатывается дорогой ценой, и некоторые подробности аварии выглядят крайне показательными с точки зрения расследования причин инцидента. Минобороны в понедельник сообщило о том, что накануне в Средиземном море во время посадки на авианосец «Адмирал Кузнецов» потерян истребитель Су-33.
Мировой ВПК  05.12.2016
В Средиземном море потерпел аварию второй истребитель из состава российской авианосной группы. Су-33 279-го отдельного корабельного истребительного авиаполка, по официальным данным, упал при заходе на посадку после выполнения боевого задания, выкатившись с палубы авианосца.
Конфликты  06.12.2016
Сирийский постпред при ООН Башар Джаафари назвал три западные страны, присутствующие в Совбезе, «тремя мушкетерами, защищающими терроризм». Так представитель Дамаска отреагировал на «мирную» инициативу Запада по Алеппо, которую удалось заблокировать усилиями Москвы и Пекина. При этом китайский постпред призвал Британию «не отравлять атмосферу» в Совбезе. Что не устроило Россию и Китай в проекте резолюции?
Конфликты  01.12.2016
В украинских учениях, которые начались в четверг к западу от Крыма, задействованы «обновленные» советские ЗРК, отремонтированные в расположении херсонской бригады зенитно-ракетных войск, заявил бывший командир бригады генерал Бижев. Что еще могут использовать украинские военные и чем Россия закрывает Крым от возможного «случайного» удара?
Конфликты  30.11.2016
Во вторник, 29 ноября, Минобороны России объявило о достижении перелома в сражении за Алеппо и освобождении в восточной части города за сутки 14 кварталов с населением более 80 тысяч человек. По мнению военных специалистов, кампания, призом которой является крупнейший некогда город Сирии, близится к концу. Что дальше?