26.02.2016, 17:41
ВМФ РФ: угрозы с моря и океана
ВМФ РФ: угрозы с моря и океанаМеждународная военная политика
России нужен намного более мощный военный флот.

Сегодня в печати публикуется много материалов, характеризующих состояние современного ВМФ России и путей развития его отдельных подсистем и корабельного состава.

Однако цельного представления о том, каким должен быть ВМФ России, чтобы он в полной мере мог удовлетворить потребности нашей страны и защиту ее интересов в Мировом океане, пока не было.

На ВМФ России возлагается достаточно широкий круг задач. Они, собственно, и определяют, каким должен быть военный флот РФ. Анализ основных задач ВМФ России, определенных в руководящих документах, по сути дела сводится к решению двух главных задач:

1. Защита интересов России, поддержание боеготовности флотов в мирное время.

2. Отражение военной агрессии с началом военных действий.

Основными задачами ВМФ РФ в мирное время являются: сдерживание от применения военной силы или угрозы ее применения в отношении России; создание и поддержание условий для обеспечения безопасной морской хозяйственной деятельности России в Мировом океане, обеспечение военно-морского присутствия России в Мировом океане, демонстрация флага и военной силы, визиты кораблей и судов ВМФ, участие в осуществляемых мировым сообществом военных, миротворческих и гуманитарных акциях, отвечающих интересам России, а также поддержание свободы открытого моря.

В военное время ВМФ будет осуществлять вооруженную защиту суверенитета страны во внутренних морских водах и в территориальном море, суверенных прав в исключительной экономической зоне и на континентальном шельфе.

Анализ показывает, что в мирное время необходимо присутствие нашего ВМФ для обеспечения экономических интересов в Южной Атлантике, в океанских зонах, прилегающих к побережью Южной Америки и районам юго-западной Африки, в северной части Атлантического океана, Норвежском и Гренландском морях, в северо-западной части Тихого океана в районах рыбопромысловой деятельности, в центральной и восточной части Средиземного моря, в районах Индийского океана, прилегающих к северо-западному побережью Африки, островных зонах и морях Тихого океана, где орудуют пираты, в северной части Индийского океана.

С началом военных действий главной становится задача отражения военной агрессии противника, защиты суверенитета и территориальной целостности России.

Силы ВМФ эту задачу будут решать поражением наземных объектов противника на удаленных территориях; обеспечением боевой устойчивости ракетных подводных лодок стратегического назначения; нанесением поражения ударным, противолодочным и другим группировкам противника, а также береговым объектам; поддержанием благоприятного оперативного режима; поддержкой с моря войск фронта при ведении ими обороны или наступления на приморских направлениях; обороной морского побережья.

Для того чтобы ВМФ РФ был способен выполнить эти многообразные задачи, боевые возможности его группировок должны соответствовать объему этих задач. Боевой состав и структура ВМФ России должен определяться, исходя из требования пресекать эффективные удары противника с морских и океанских направлений, но не обязательного полного уничтожения его группировок. Основные ударные группировки противника (авианосные и ракетные) будут расположены преимущественно в дальней морской зоне. Группировки его сил в ближней морской зоне будут решать задачи уничтожения РПЛ СН (ракетных подводных лодок стратегического назначения), завоевания превосходства в прилегающих к нашему побережью морях и нарушения коммуникаций. При благоприятном для противника развитии обстановки будут осуществляться оперативные (прежде всего, на острова Курильской гряды) и тактические десанты.

Исходя из этого, оперативные возможности группировок ВМФ России в дальней морской зоне должны позволить разгромить или, по крайней мере, ослабить авианосные и ракетные ударные соединения и группы противника, поразить объекты его военной инфраструктуры до уровня, при котором он не сможет наносить эффективные удары по объектам на территории России, кораблям в море и в базах.

Группировки сил ВМФ в ближней морской зоне должны быть способны обеспечить боевую устойчивость РПЛ СН в море, в базах и на маршрутах развертывания, не допустить завоевания противником превосходства на море, поддерживать благоприятный оперативный режим, обеспечивать защиту морских коммуникаций и объектов народнохозяйственного комплекса России.

Кроме этого, группировки ВМФ должны быть способны нанести требуемое поражение наземным объектам противника в интересах приморского фланга группировки сухопутных войск.

Боевые возможности группировки стратегического неядерного сдерживания должны быть способны нанести хотя бы минимально неприемлемый ущерб вероятному противнику в военных конфликтах ограниченного масштаба.

Требования к возможностям группировок ВМФ России определяет их необходимый состав.

Для борьбы с пиратством и защиты российских судов, занимающихся рыбопромысловой деятельностью и осуществляющих грузоперевозки в каждом из важных районов должны быть развернуты, как минимум, по одному кораблю океанской зоны класса эсминец (большой противолодочный корабль) или фрегат. Всего по 3−4 корабля на Атлантике и в Тихом океане, а также 1−2 корабля в Индийском.

Демонстрация флага и выполнение иных мер поддержки дипломатической деятельности России требует выделения соединений, преимущественно надводных кораблей, океанской зоны, численностью не менее 3−5 единиц во главе, минимум, с одним кораблем класса крейсер или авианосец. Оценка существующей и прогнозируемой внешнеполитической активности России дает основания предполагать, что потребности составят не менее 3−5 походов таких групп на каждом из океанских флотов в год.

Участие в миротворческих операциях и демонстрация решимости защитить интересы России в районах военных конфликтов потребует выделения группировки численностью от 6−8 до 20−30 надводных кораблей и от 2−3 до 5−6 подводных лодок, включающих, как минимум, один авианосец. При этом требуемая численность морской пехоты на борту кораблей соединения может достигать батальона и более.

При достаточно длительных военных конфликтах, где затрагиваются интересы России, присутствие такой группировки кораблей может потребоваться в течение достаточно длительного времени.

Полноценное решение задач поиска группировок ВМС иностранных государств и слежения за ними, ведение разведки морских и океанских ТВД потребует наличия на постоянной основе спутников космической разведки, способных с периодичностью 2−5 часов просматривать важные районы Мирового океана, присутствия в наиболее важных из них хотя бы по одному кораблю или подводной лодки для решения задач разведки, в районах южной части Атлантического и Тихого океанов, а также в зоне Индийского океана, хотя бы по одному центру радиоразведки на иностранных территориях.

Кроме этого, необходимо будет иметь возможность вести воздушную разведку наиболее важных районов морских и океанских ТВД с периодичностью хотя бы один раз с сутки, что потребует от 3−4 до 10−12 и более самолетовылетов разведывательной авиации ежесуточно.

Задача боевого патрулирования РПЛ СН в готовности к нанесению ядерных ударов по противнику потребует постоянного нахождения в море не менее 3−4 РПЛ СН, залп которых, даже с учетом возможной потери одной из них, позволит нанести противнику гарантированный неприемлемый ущерб.

Их боевое обеспечение потребует иметь на постоянной основе в море на всех театрах группировки противолодочных сил общей численностью 10−12 надводных кораблей ближней морской зоны, 3−4 многоцелевых атомных и 5−8 неатомных подводных лодок и 3−4 самолетов противолодочной авиации. Для контроля воздушного пространства в районе патрулирования РПЛ СН необходимо будет иметь хотя бы один самолет или вертолет радиолокационного дозора и управления.

Поддержание благоприятного оперативного режима в районах военно-морских баз и пунктов базирования и районах боевой подготовки сил флота потребует также на всех театрах группировки сил общей численностью до 20−30 надводных кораблей ближней морской зоны разных классов, а также 10−12 неатомных подводных лодок.

С началом военных действий численность кораблей в море придется значительно увеличить.

Для решения задачи хотя бы ослабления группировки авианосных сил вероятного противника в дальней морской зоне (которая на каждом из океанских театров может достигнуть 4−5 авианосных групп) потребует создать адекватную ударную группировку, численностью не менее 10−12 многоцелевых и 6−8 ракетных подводных лодок, 1−2 авианосцев, 5−8 ракетных крейсеров и эсминцев УРО с ракетами большой дальности (500−800 км), 10−15 фрегатов с ракетами средней дальности, дивизии морской ракетоносной (или дальней авиации) и не менее полка разведывательной авиации океанской зоны.

Борьба с подводными лодками противника в ближней морской зоне (где их численность может достигать 10−15 единиц) и обеспечение боевой устойчивости РПЛ СН на каждом из океанских ТВД потребует создания группировки противолодочных сил численностью 3−5 атомных и 15−20 неатомных подводных лодок, 30−40 кораблей класса корвет, сторожевой или малый противолодочный корабль, 25−35 самолетов и до 40 вертолетов противолодочной авиации.

На закрытых морских ТВД (Балтийском и Черноморском) требуемая численность группировок противолодочных сил может составить до 15 неатомных подводных лодок, 20−25 кораблей класса корвет, сторожевой или малый противолодочный корабль, до 20 самолетов и до 25 вертолетов противолодочной авиации.

Для борьбы с надводными кораблями в морях и районах океанов непосредственно прилегающих к нашему побережью на каждом из флотов потребуется создание группировки численностью 10−15 корветов и малых ракетных кораблей с ракетным оружием средней дальности, 20−25 ракетных катеров, до 3−4 дивизиона береговых ракетных комплексов средней дальности и полк морской штурмовой авиации (на Су-24 или Су-34).

Специфика решения задачи прикрытия сил флота в море потребует включения в состав каждого из флотов как минимум полка истребительной авиации и эскадрильи самолетов (допускающих базирование на авианосцах) или вертолетов дальнего радиолокационного обнаружения (ДРЛО) и управления (У).

Задача содействия приморскому флангу армии потребует создания на каждом из флотов группировки численностью от 10−12 до 20−25 десантных кораблей, одного полка транспортно-боевых вертолетов, полка или дивизии морской пехоты, которая позволит осуществлять высадку тактических десантов и войск первого эшелона — в оперативных.

Борьба с минной опасностью в районах базирования флота, на маршрутах развертывания и морских коммуникациях потребует создания группировки до 50 минно-тральных кораблей различных классов на каждом из флотов.

Требуемые составы группировок сил определяют необходимые боевые составы флотов.

При их определении необходимо учитывать коэффициент оперативного напряжения в мирное и военное время.

Важно учитывать, что наши флоты стратегически изолированы в отношении корабельного состава — возможности межфлотского маневра кораблями и подводными лодками в военное время практически отсутствуют.

Однако возможности маневра силами морской авиации, морской пехоты и береговых войск имеются. Это позволяет в интересах минимизации требуемого состава сил ВМФ применить к нему принцип «стратегической мобильности».

В соответствии с ним, в структуру ВМФ Росси целесообразно включить еще один компонент — силы Центра.

Их основу должны составить соединения и части морской авиации, Береговых ракетно-артиллерийских войск и морской пехоты, которые при возникновении военного конфликта на одном из театров могут быть переброшены в зону боевых действий для усиления соответствующего флота до необходимого уровня.

Исходя из изложенного, определяются требуемые составы наших флотов (по основным элементам боевого состава):

Северный флот: 12−16 РПЛ СН, 20−25 атомных многоцелевых, 10−12 ракетных и 30−35 неатомных подводных лодок, 2 авианосца среднего или большого класса, 20−25 надводных кораблей океанской и до 140 (в том числе до 30 ударных, включая ракетные катера, до 40 противолодочных и до 50 минно-тральных) ближней морской зоны, до 15 больших десантных кораблей, два авиаполка корабельной авиации, по одному полку береговой истребительной, разведывательной и противолодочной авиации, противолодочный и транспортно-боевой вертолетные полки, эскадрилья морской штурмовой авиации, полк береговых ракетно-артиллерийских войск, полк или батальон морской пехоты. 

Тихоокеанский флот: до 20 атомных многоцелевых, 10−12 ракетных и 20−25 неатомных подводных лодок, 2 авианосца среднего или большого класса, 20−25 надводных кораблей океанской и до 160 (в том числе до 40 ударных, включая ракетные катера, до 60 противолодочных и до 60 минно-тральных) ближней морской зоны, 20−25 больших десантных кораблей, два авиаполка корабельной авиации, по одному полку береговой истребительной, разведывательной и противолодочной авиации, противолодочный и транспортно-боевой вертолетные полки, полк морской штурмовой авиации, полк морской пехоты, два полка береговых ракетно-артиллерийских войск.

Балтийский флот: 10−12 неатомных подводных лодок, до 20 ударных (в том числе ракетные катера), до 20 противолодочных и до 40 минно-тральных надводных кораблей ближней морской зоны, 10−12 больших и средних десантных кораблей, полк истребительной авиации, отдельные эскадрильи разведывательной и противолодочной авиации, противолодочный и транспортно-боевой вертолетные полки, эскадрилья морской штурмовой авиации, батальон или полк морской пехоты, два полка береговых ракетно-артиллерийских войск.

Балтийский флот: 10−12 неатомных подводных лодок, до 20 ударных (в том числе ракетные катера), до 20 противолодочных и до 40 минно-тральных надводных кораблей ближней морской зоны, 10−12 больших и средних десантных кораблей, полк истребительной авиации, отдельные эскадрильи разведывательной и противолодочной авиации, противолодочный и транспортно-боевой вертолетные полки, эскадрилья морской штурмовой авиации, батальон или полк морской пехоты, два полка береговых ракетно-артиллерийских войск. 

Черноморский флот: до 15 неатомных подводных лодок, до 30 ударных кораблей и катеров, 15−25 противолодочных и до 30 минно-тральных надводных кораблей ближней морской зоны, 7−10 больших и средних десантных кораблей, полк истребительной авиации, отдельные эскадрильи разведывательной, противолодочной и морской штурмовой авиации, противолодочный вертолетный полк и транспортно-боевая вертолетная эскадрилья, батальон морской пехоты, полк береговых ракетно-артиллерийских войск. 

В составе сил Центра целесообразно иметь: дивизию морской ракетоносной авиации, по одному полку разведывательной авиации океанской и ближней морской зоны, противолодочной авиации, морской штурмовой авиации, дивизию морской пехоты и один-два полка береговых ракетно-артиллерийских войск.

Сопоставление требуемого состава сил ВМФ России с кораблестроительной программой до 2020 года, во всяком случае, с той ее частью, которая доступна в открытой печати, показывает, что требуемых показателей боевой состав нашего флота не достигнет.

Практически по всем кораблям и подводным лодкам основных классов численность планируемого боевого состава будет составлять 40−50% от требуемого. И это при условии, что имеющиеся в боевом составе корабли флота пройдут требуемый ремонт и модернизацию.

Полностью может удовлетворять предъявляемым требованиям только численность РПЛ СН. Однако проблемы с ракетным комплексом «Булава» сеют серьезные сомнения в осуществимости в полной мере планов и в этом отношении.

Таким образом, на перспективу до 2020 года наш ВМФ способен весьма ограниченно решать задачи обеспечения военной безопасности России с морских и океанских направлений.

Автор — член-корреспондент РАРАН, доктор военных наук Константин Сивков.
Категория: В России



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  24.02.2017
Недавно французское издание Air&Cosmos опубликовало схемы якобы перспективного российского легкого истребителя пятого поколения, разработкой которого занимается самолетостроительная корпорация «МиГ». Издание также привело краткие характеристики, которыми, по его мнению, будет обладать новый боевой самолет. Мы решили разобраться, почему не стоит доверять французским изображениям российского истребителя, что такое российская школа проектирования боевых самолетов и на какой летательный аппарат все же может быть похожа новая разработка «МиГа».
Мировой ВПК  20.02.2017
Приближение разведывательного корабля «Виктор Леонов» к побережью США – признак слабости России, а не силы, пишут американские СМИ, ссылаясь на свои источники в разведке. Источники попались с юмором, за «Виктора Леонова», охарактеризованного словом «бесполезный», даже становится обидно. Дело, однако, в том, что эти комментарии – непростительная чушь.
Мировой ВПК  20.02.2017
На англоязычном военном форуме Realitymod.com появилась информация, что некие западные компании решили создать так называемые «умные снаряды» против российского танка Т-14. Их назначение — не только обмануть активную защиту, но и поразить машину в уязвимых местах. И через несколько лет стальной кулак Путина потеряет угрожающую мощь.
Геополитика  20.02.2017
В НАТО намерены резко усилить свое военно-морское присутствие в Черном море. Об этом объявил генеральный секретарь Североатлантического альянса Йенс Столтенберг по итогам встречи министров обороны стран-союзников, завершившейся в Брюсселе. При этом генсек грозно добавил: «Диалог с позиции силы с РФ сработал в годы холодной войны, будет работать и сейчас».
Конфликты  17.02.2017
Российская система С-400 «Триумф» оказалась бессильна перед истребителем F-35: ЗРС не смогла ни остановить, ни распознать израильский истребитель пятого поколения в сирийской провинции Дамаск. В итоге самолет беспрепятственно поразил цели и «махнул русским крылом». Такая оценка С-400 сейчас активно раскручивается в Сети и педалируется некоторыми СМИ со ссылкой на авторитетное американское издание Defense News.
Конфликты  16.02.2017
Американское командование прорабатывает план начала сухопутной операции в Сирии. Ряд экспертов полагает, что если проект удастся провести через Конгресс, идея «маленькой победоносной войны» может заинтересовать Трампа. Как в случае начала «работы на земле» американцы будут выстраивать взаимодействие с многочисленными сторонами сирийского конфликта?
Конфликты  16.02.2017
Военнослужащие морской пехоты ВСУ, дислоцирующиеся в Широкино, всерьез ожидают наступления ополченцев ДНР на Мариуполь по льду Азовского моря. Об этом они рассказали в интервью Военному телевидению Украины. Насколько реально может быть в принципе такое наступление?