30.03.2015, 15:49
Великая арабская война
Великая арабская войнаМеждународная военная политика
Объединенные вооруженные силы суннитских держав готовы «разобраться» с Ираном.

Лига арабских государств (ЛАГ) намерена в ближайшие четыре месяца сформировать объединенные межарабские вооруженные силы быстрого реагирования. Об этом говорится в коммюнике, принятом в воскресенье, 29 марта, на саммите ЛАГ в египетском Шарм-эш-Шейхе.

Принципы создания объединенных сил, изложенные в коммюнике, выглядят так:

– Страны-члены ЛАГ участвуют в создании объединенных сил добровольно.

– Ключевая функция альянса – «быстрое военное вмешательство», а также реагирование на возникающие угрозы безопасности.

– Силы единой группировки предполагается задействовать по просьбе официальных властей охваченных кризисами арабских стран.

– Численность будущего контингента оценивается в 40 тысяч человек, действия которых будут поддерживаться боевой авиацией и флотом.

ЛАГ, кроме того, поддержала военную операцию «Буря решимости», развернутую Саудовской Аравией и ее союзниками в Йемене. В этой стране, напомним, большая часть территории оказалась под контролем шиитских группировок – хуситов, которых поддерживает Иран – главный геополитический соперник Эр-Рияда. «Красной чертой» для коалиции стал захват хуситами стратегически важных портовых городов – Адена и Ходейды. Это поставило под угрозу главные маршруты транспортировки нефти из богатых углеводородами суннитских стран Персидского залива через Аденский залив и пролив Баб-эль-Мандеб в Европу и США.

По мнению ряда аналитиков, в нынешнем решении ЛАГ просматривается намерение сформировать в регионе военно-политический альянс, который мог бы действовать там вместо НАТО. Тем более что «горячих точек» для межарабских сил быстрого реагирования на Ближнем Востоке сейчас хватает: кроме Йемена, они вполне могут быть задействованы в Ливии, Ираке, Сирии, Сомали, Судане.

Что стоит за решением ЛАГ?

– На фоне растущей мощи Ирана – фактически, шиитской экспансии – ЛАГ создает военный блок суннитских стран, – уверен директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии, полковник запаса Семен Багдасаров. – Заметьте, в Лиге арабских государств шиитские страны отсутствуют. И «межарабские вооруженные силы» будут, по сути, силами суннитских арабских государств.

Новый блок будет противостоять, в первую очередь, Ирану. Раньше Саудовская Аравия надеялась – и небезосновательно – на военную помощь Соединенных Штатов, но сейчас американцы ведут на Ближнем Востоке очень гибкую политику. Де-факто, у них нет в регионе стратегического союзника.

Сейчас, например, Штаты заигрывают с Ираном. Появилась информация, что уже до конца марта Вашингтон и Тегеран выйдут на подписание рамочного соглашения по иранской ядерной программе. На очереди – постепенное снятие санкций с Ирана.

Глядя на это, сунниты решили не ждать и собрать свои вооруженные силы в единый кулак.

— Насколько боеспособными будут межарабские силы, смогут ли они противостоять Ирану?

– На сегодня вооруженные силы Ирана являются одними из крупнейших в мире. В их состав входит как собственно армия Ирана, так и Корпус стражей Исламской революции (КСИР). Главнокомандующий ВС – духовный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи, который, по сути, является главой государства (иранский президент де-факто выполняет функции премьера).

Достоверных сведений по численности вооруженных сил Ирана нет. По моим данным, они насчитывают до 700 тысяч человек, из которых 250-300 тысяч – это бойцы КСИР. Подготовленный резерв иракской армии – до 10 миллионов человек, из которых 1-2 миллиона могут в кратчайшее время встать под ружье. В целом, мобилизационный ресурс армии Ирана составляет 20 миллионов человек.

С вооружением эта армия проблем не испытывает: Иран производит и ракеты, и танки, и боевые самолеты.

У Тегерана, кроме того, имеются союзники. Например, вооруженные силы Ирака. Да, они проявили себя не очень стойкими – разбежались при столкновении с боевиками «Исламского государства». Но сейчас Багдад создает так называемую шиитскую милицию по схеме «Хезболлы», и это куда более боеспособные части.

Скажем, из 30 тысяч шиитов, которые сейчас участвуют в штурме Тикрита (город уже девять месяцев в руках «Исламского государства»), 20 тысяч – это как раз шиитская милиция, которая готовится под руководством «Аль-Кудс». Напомню, «Аль-Кудс» – своего рода спецназ КСИР, которым командует уже ставший легендарным в регионе генерал Касем Сулеймани.

По такой же схеме создана и «Ансар Аллах» в Йемене – еще один союзник Ирана. Представитель духовного лидера Ирана в Корпусе стражей Исламской революции (КСИР) Али Саиди прямо сказал, что «Ансар Аллах» – это йеменская «Хезболла».

Плюс союзником является ливанская «Хезболла», плюс вооруженные формирования алавитов и христиан в Сирии.

Все это – очень серьезные проиранские силы. А главное – между этими структурами нет разногласий, и они управляются из единого центра – Тегерана.

Могут ли им противостоять силы суннитов? Если просто складывать – египетская армия, плюс саудовская, плюс суданская – получится по численности больше бойцов, чем у Ирана и его союзников. Но в управлении этими армиями кроется большая проблема. Никто из этих формирований по отдельности не готов подчиняться кому-то другому.

— Другими словами, вы в этой грядущей схватке ставите на шиитов?

– Да, я пока отдал бы предпочтение шиитской – или, если угодно, проиранской – стороне.

— Ваш прогноз: как будут развиваться события в регионе?

– В Ираке сейчас идет штурм Тикрита, в налетах на город участвует американская авиация. Если Тикрит будет взят, путь на Мосул будет открыт. И тогда начнется самое интересное.

Мосул собираются брать шиитская милиция, иракская армия, курдская пешмерга, плюс авиация США и их союзников. Но затем, после освобождения города, Багдад, при поддержке Тегерана, выставит счет иракским курдам: потребует, чтобы курды ушли из спорных территорий в свои три провинции, в горы, и полностью отдали Мосул и Киркук. Вот тогда, возможно, начнутся серьезные столкновения между шиитами и курдами – это будет война покруче, чем сейчас в Йемене.

Что же касается Йемена, в высших кругах военной саудовской элиты имеются два мнения. Первое – шапкозакидательное: ввести 150 тысяч объединенных сил и покончить с хуситами. Второе мнение более реалистичное: ввести силы можно, можно даже взять под контроль Сану и Аден, но потом начнется тяжелейшая партизанская война, в результате которой уйти из Йемена все равно придется – но через 10-20 лет, понеся большие потери.

На мой взгляд, саудовцам в Йемене нужно, прежде всего, отбить Аден. Этот город закрывает вход в Аденский залив и блокирует пути нефти по Красному морю и Суэцкому каналу. Если Аден оставить в руках хуситов, ближневосточную нефть придется транспортировать в Европу вокруг Африки.

Саудовцам, кроме того, следует поддерживать финансами и оружием йеменские племена и группировки, которые выступают против шиитов. Это тоже долгая война, но она более реалистичная и с гораздо меньшими потерями для Саудовской Аравии и ее союзников…

– Межарабские силы создавались и раньше, например, в 1973 году, в период арабо-израильского конфликта, – напоминает старший научный сотрудник отдела Центра международной безопасности ИМЭМО Владимир Сотников. – Эти силы действовали вполне легитимно – разделяли стороны конфликта. Что касается нынешних межарабских сил быстрого реагирования, их легитимность зависит от двух моментов: насколько действия этой группировки будут соответствовать коллегиальным решениям ЛАГ, и насколько – уставу ООН. На эти вопросы ответов пока не дано.

На мой взгляд, вопрос о создании объединенных сил поставил не острейший кризис в Йемене, а необходимость противостоять боевикам из «Исламского государства». Арабы устали ждать, когда Запад – и прежде всего, Вашингтон, – начнут наземную операцию против ИГ, и решили создать боеспособную группировку своими силами.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  23.01.2018
На минувшей неделе РИА «Новости», ссылаясь на информацию, полученную от источника в судостроительной отрасли, сообщило о грядущей утилизации двух самых больших в мире атомных подводных лодок проекта 941 «Акула» — ТК-17 «Архангельск» и ТК-20 «Северсталь».
Мировой ВПК  20.01.2018
Пентагон официально признал, что в России разрабатывается оружие сдерживания принципиально нового типа, которое существенно превышает возможности традиционных межконтинентальных ядерных ракет как по мощности, так и по скрытности подготовки нанесения удара. Речь идет о ядерной торпеде, имеющей дальность 10000 км и мощность заряда до 100 мегатонн.
Геополитика  18.01.2018
Никто ни в Минске, ни в Киеве и не делает секрета из того, что упомянутые бронированные армейские автомобили «Казак Богдан», уже воюющие за Донбасс, это, вообще-то урожденные белорусские тягачи МАЗ-6425. В Черкассах просто осуществляют «отверточную» сборку машинокомплектов, которые регулярно получают от Минского автомобильного завода. Соответствующее соглашение было подписано в марте 2016 года.
Мировой ВПК  17.01.2018
Немецкий журнал «Штерн» переживает за скорую судьбу американских авианосцев. «Эти корабли („Петр Великий“ и „Адмирал Нахимов“) превратят океаны в опасные воды для американских авианосцев», — говорится в статье Гернота Крампера. Впрочем, сначала автор говорит, что два эти крейсера — пережиток прошлого. Их водоизмещение громадно — 25 тыс. тонн. Они неповоротливы. У них огромные экипажи — 1100 человек. Промахнуться, обстреливая их даже из самого несовершенного оружия, невозможно. Поскольку высота ракетных крейсеров — 59 метров, длина — 250 метров, а ширина — 28 метров.
Конфликты  22.01.2018
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 21 января заявил, что турецкая армия фактически начала наземную операцию в сирийском Африне. Ранее генштаб Турции объявил о начале операции «Оливковая ветвь» против формирований курдов в этом районе Сирии. Операция началась в субботу в 17.00 по московскому времени. По данным генштаба, в ней участвовали 72 самолета, были поражены 108 из 113 намеченных целей.
Конфликты  12.01.2018
Основные боевые действия в Сирии переместились из восточной провинции Дэйр-эз-Зор на запад и северо-запад государства. Это связано с поражением Исламского государства. Практически полностью разгромленная группировка больше не опасна, во всяком случае, так считают в Министерстве обороны Российской Федерации. Да и последние события говорят в пользу этой версии — даже связанные с боевиками СМИ больше не публикуют столь активно новости о столкновениях с враждебными силами.
Конфликты  11.01.2018
В атаке на российские военные базы в Сирии участвовал 31 беспилотник, а не 13, как сообщалось ранее. Об этом Интерфаксу со ссылкой на свои источники заявил координатор группы дружбы парламента Сирии и Госдумы Дмитрий Саблин. По его словам, все дроны были боевыми, которыми обладают «очень ограниченное количество государств, в первую очередь, США». Саблин отметил высокую эффективность российских средств ПВО и пообещал впредь отправлять аналогичные объекты обратно — тем, кто их запускает.