30.03.2015, 15:49
Великая арабская война
Великая арабская войнаМеждународная военная политика
Объединенные вооруженные силы суннитских держав готовы «разобраться» с Ираном.

Лига арабских государств (ЛАГ) намерена в ближайшие четыре месяца сформировать объединенные межарабские вооруженные силы быстрого реагирования. Об этом говорится в коммюнике, принятом в воскресенье, 29 марта, на саммите ЛАГ в египетском Шарм-эш-Шейхе.

Принципы создания объединенных сил, изложенные в коммюнике, выглядят так:

– Страны-члены ЛАГ участвуют в создании объединенных сил добровольно.

– Ключевая функция альянса – «быстрое военное вмешательство», а также реагирование на возникающие угрозы безопасности.

– Силы единой группировки предполагается задействовать по просьбе официальных властей охваченных кризисами арабских стран.

– Численность будущего контингента оценивается в 40 тысяч человек, действия которых будут поддерживаться боевой авиацией и флотом.

ЛАГ, кроме того, поддержала военную операцию «Буря решимости», развернутую Саудовской Аравией и ее союзниками в Йемене. В этой стране, напомним, большая часть территории оказалась под контролем шиитских группировок – хуситов, которых поддерживает Иран – главный геополитический соперник Эр-Рияда. «Красной чертой» для коалиции стал захват хуситами стратегически важных портовых городов – Адена и Ходейды. Это поставило под угрозу главные маршруты транспортировки нефти из богатых углеводородами суннитских стран Персидского залива через Аденский залив и пролив Баб-эль-Мандеб в Европу и США.

По мнению ряда аналитиков, в нынешнем решении ЛАГ просматривается намерение сформировать в регионе военно-политический альянс, который мог бы действовать там вместо НАТО. Тем более что «горячих точек» для межарабских сил быстрого реагирования на Ближнем Востоке сейчас хватает: кроме Йемена, они вполне могут быть задействованы в Ливии, Ираке, Сирии, Сомали, Судане.

Что стоит за решением ЛАГ?

– На фоне растущей мощи Ирана – фактически, шиитской экспансии – ЛАГ создает военный блок суннитских стран, – уверен директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии, полковник запаса Семен Багдасаров. – Заметьте, в Лиге арабских государств шиитские страны отсутствуют. И «межарабские вооруженные силы» будут, по сути, силами суннитских арабских государств.

Новый блок будет противостоять, в первую очередь, Ирану. Раньше Саудовская Аравия надеялась – и небезосновательно – на военную помощь Соединенных Штатов, но сейчас американцы ведут на Ближнем Востоке очень гибкую политику. Де-факто, у них нет в регионе стратегического союзника.

Сейчас, например, Штаты заигрывают с Ираном. Появилась информация, что уже до конца марта Вашингтон и Тегеран выйдут на подписание рамочного соглашения по иранской ядерной программе. На очереди – постепенное снятие санкций с Ирана.

Глядя на это, сунниты решили не ждать и собрать свои вооруженные силы в единый кулак.

— Насколько боеспособными будут межарабские силы, смогут ли они противостоять Ирану?

– На сегодня вооруженные силы Ирана являются одними из крупнейших в мире. В их состав входит как собственно армия Ирана, так и Корпус стражей Исламской революции (КСИР). Главнокомандующий ВС – духовный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи, который, по сути, является главой государства (иранский президент де-факто выполняет функции премьера).

Достоверных сведений по численности вооруженных сил Ирана нет. По моим данным, они насчитывают до 700 тысяч человек, из которых 250-300 тысяч – это бойцы КСИР. Подготовленный резерв иракской армии – до 10 миллионов человек, из которых 1-2 миллиона могут в кратчайшее время встать под ружье. В целом, мобилизационный ресурс армии Ирана составляет 20 миллионов человек.

С вооружением эта армия проблем не испытывает: Иран производит и ракеты, и танки, и боевые самолеты.

У Тегерана, кроме того, имеются союзники. Например, вооруженные силы Ирака. Да, они проявили себя не очень стойкими – разбежались при столкновении с боевиками «Исламского государства». Но сейчас Багдад создает так называемую шиитскую милицию по схеме «Хезболлы», и это куда более боеспособные части.

Скажем, из 30 тысяч шиитов, которые сейчас участвуют в штурме Тикрита (город уже девять месяцев в руках «Исламского государства»), 20 тысяч – это как раз шиитская милиция, которая готовится под руководством «Аль-Кудс». Напомню, «Аль-Кудс» – своего рода спецназ КСИР, которым командует уже ставший легендарным в регионе генерал Касем Сулеймани.

По такой же схеме создана и «Ансар Аллах» в Йемене – еще один союзник Ирана. Представитель духовного лидера Ирана в Корпусе стражей Исламской революции (КСИР) Али Саиди прямо сказал, что «Ансар Аллах» – это йеменская «Хезболла».

Плюс союзником является ливанская «Хезболла», плюс вооруженные формирования алавитов и христиан в Сирии.

Все это – очень серьезные проиранские силы. А главное – между этими структурами нет разногласий, и они управляются из единого центра – Тегерана.

Могут ли им противостоять силы суннитов? Если просто складывать – египетская армия, плюс саудовская, плюс суданская – получится по численности больше бойцов, чем у Ирана и его союзников. Но в управлении этими армиями кроется большая проблема. Никто из этих формирований по отдельности не готов подчиняться кому-то другому.

— Другими словами, вы в этой грядущей схватке ставите на шиитов?

– Да, я пока отдал бы предпочтение шиитской – или, если угодно, проиранской – стороне.

— Ваш прогноз: как будут развиваться события в регионе?

– В Ираке сейчас идет штурм Тикрита, в налетах на город участвует американская авиация. Если Тикрит будет взят, путь на Мосул будет открыт. И тогда начнется самое интересное.

Мосул собираются брать шиитская милиция, иракская армия, курдская пешмерга, плюс авиация США и их союзников. Но затем, после освобождения города, Багдад, при поддержке Тегерана, выставит счет иракским курдам: потребует, чтобы курды ушли из спорных территорий в свои три провинции, в горы, и полностью отдали Мосул и Киркук. Вот тогда, возможно, начнутся серьезные столкновения между шиитами и курдами – это будет война покруче, чем сейчас в Йемене.

Что же касается Йемена, в высших кругах военной саудовской элиты имеются два мнения. Первое – шапкозакидательное: ввести 150 тысяч объединенных сил и покончить с хуситами. Второе мнение более реалистичное: ввести силы можно, можно даже взять под контроль Сану и Аден, но потом начнется тяжелейшая партизанская война, в результате которой уйти из Йемена все равно придется – но через 10-20 лет, понеся большие потери.

На мой взгляд, саудовцам в Йемене нужно, прежде всего, отбить Аден. Этот город закрывает вход в Аденский залив и блокирует пути нефти по Красному морю и Суэцкому каналу. Если Аден оставить в руках хуситов, ближневосточную нефть придется транспортировать в Европу вокруг Африки.

Саудовцам, кроме того, следует поддерживать финансами и оружием йеменские племена и группировки, которые выступают против шиитов. Это тоже долгая война, но она более реалистичная и с гораздо меньшими потерями для Саудовской Аравии и ее союзников…

– Межарабские силы создавались и раньше, например, в 1973 году, в период арабо-израильского конфликта, – напоминает старший научный сотрудник отдела Центра международной безопасности ИМЭМО Владимир Сотников. – Эти силы действовали вполне легитимно – разделяли стороны конфликта. Что касается нынешних межарабских сил быстрого реагирования, их легитимность зависит от двух моментов: насколько действия этой группировки будут соответствовать коллегиальным решениям ЛАГ, и насколько – уставу ООН. На эти вопросы ответов пока не дано.

На мой взгляд, вопрос о создании объединенных сил поставил не острейший кризис в Йемене, а необходимость противостоять боевикам из «Исламского государства». Арабы устали ждать, когда Запад – и прежде всего, Вашингтон, – начнут наземную операцию против ИГ, и решили создать боеспособную группировку своими силами.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Геополитика  12.01.2017
Новый год начался с весьма интригующих процессов, начало которым, впрочем, было заложено в году минувшем. В частности, вице-премьер Турции Вейски Кайнак заявил, что Анкара ставит под сомнение дальнейшее пребывания сил коалиции во главе с США на турецкой авиабазе Инджирлик, участвующих в воздушной операции против запрещенного, в том числе и в РФ, «Исламского государства».
Мировой ВПК  11.01.2017
Сколько стоит все атомное оружие в мире, каковы реальные военные «ядерные» бюджеты стран, которые обладают этим видом ОМУ? Наверное, это самый сложный вопрос на сегодняшний день, потому что точного ответа на него дать не может никто. Тем не менее, на Западе обнародован доклад нескольких влиятельных международных неправительственных организаций о предположительных тратах ядерных стран — официальных и неофициальных — на содержание, модернизацию старых и разработку новых видов ядерного оружия. Как утверждается в нем, в течение следующих десяти лет правительства заинтересованных государств используют на эти цели, по крайней мере, триллион долларов. Это сто миллиардов ежегодно и 12 миллионов ежечасно.
Конфликты  17.01.2017
Боевики запрещенного в России «Исламского государства» почти взяли окруженные позиции сирийских военных в Дейр-эз-Зоре. Падение гарнизона этого сирийского города даст террористам полный контроль над местными нефтяными полями и укрепит их сообщение с подконтрольными ИГ территориями Ирака. Джихадисты уже празднуют победу и заставляют жителей захваченных районов подчиняться новым порядкам.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.