02.08.2016, 20:24
Вашингтон просит Москву забыть про месть
Вашингтон просит Москву забыть про местьМеждународная военная политика
Как уже сообщалось, 1 августа над сирийской провинцией Идлиб огнем с земли сбит возвращавшийся после гуманитарной миссии в Алеппо российский вертолет Ми-8, на борту которого находились три члена экипажа и два офицера Центра по примирению. Никто не выжил.

Как сообщил начальник Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ генерал-лейтенант Сергей Рудской, территории, над которыми был проложен последний маршрут Ми-8, находятся под контролем группировки «Джебхат ан-Нусра» и примкнувшей к ней «умеренной оппозиции», которые теперь составляют коалицию «Джейш аль-Фатх».

Через несколько часов после трагедии госсекретарь США Джон Керри призвал Россию воздержаться от наступательных операций в Сирии, возможно, опасаясь мести Москвы. «Крайне важно, чтобы Россия сдерживала себя и режим [президента Сирии Башара] Асада от проведения наступательных операций, так же как наша обязанность — сделать так, чтобы оппозиция воздерживалась от участия в этих операциях», — сказал Керри. По его словам, именно активное наступление сирийской армии привело к тому, что представители «умеренной» оппозиции отказались от участия в переговорах в Женеве. Несмотря на слова Керри о том, что Вашингтон будет сдерживать «умеренных» боевиков, сейчас те ведут наступление на юго-западе Алеппо с целью прорвать окружение сирийских войск и деблокировать восточные районы города.

Тем временем, в экспертной среде началось обсуждение того, какие же ответные шаги последуют со стороны Москвы после гибели вертолета со всем экипажем. Издание «Коммерсант», со ссылкой на свои источники, сообщило, что в Генштабе вновь рассматривают вариант с подключением стратегической авиации, которая бы нанесла удары по близлежащим к Алеппо территориям, где находятся позиции боевиков. Это могло бы облегчить и задачу войскам Асада, окружившим город, чего не хотят в Вашингтоне.

Однако трудность в том, что в этом районе находятся туркоманы, и на фоне нормализации отношений с Турцией и предстоящей 9 августа встрече Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана это может стать сдерживающим фактором для применения тех же «Калибров». Что касается самого Алеппо, там остаются до 200 тысяч мирных жителей, поэтому воздушные удары по городу тем более маловероятны.

Тем не менее, ответные действия за Ми-8 и гибель экипажа должны последовать, вопрос в том, какие. Председатель комитета Госдумы по обороне Владимир Комоедов в комментарии Life заявил, что Россия отреагирует жестко, но «отвечать нужно не военным способом, а политически». «Это не игиловцы, это та оппозиция, которую поддерживают США. Нужно садиться за стол переговоров. И хватит понимать амбиции Соединённых Штатов, надо их разбивать — чтобы подчинённая Штатам коалиция вела себя в рамках», — заявил Комоедов.

В то же время, ряд зарубежных СМИ, в том числе аффилированных с боевиками, сообщили, что российские ВКС начали массированные удары по району крушения. Пишут, что по различным объектам было нанесено как минимум сто ударов.

Если это правда — масштабная операция возмездия российских ВКС в Сирии началась. И Керри безнадежно опоздал со своими рекомендациями.

Ряд экспертов сходится на том, что точечные удары по боевикам — это оптимальный сценарий в данной ситуации.

— Думаю, к призывам Керри о прекращении наступательных операций никто прислушиваться не будет, — полагает заместитель директора Института стран СНГ, военный эксперт Владимир Евсеев. — Сейчас проводится масштабная операция по освобождению Алеппо. С целью снижения потерь среди мирного населения началась и гуманитарная операция. Полагаю, что случай с вертолетом приведет к тому, что будут предприняты некоторые меры по ликвидации зенитно-ракетных комплексов у боевиков.

Нужно сказать США прямым текстом, что именно благодаря им сбивают наши вертолеты. Но ведь могут начать сбивать и вертолеты американские… Поэтому нужно усилить контроль за передачей ЗРК боевикам. В этом заинтересованы обе стороны.

По некоторым данным ПЗРК, которым был сбит наш Ми-8, направлен в Сирию из Саудовской Аравии.

Никто сейчас сокращать присутствие в Сирии не будет, потому что нужно освободить Алеппо. Кроме того, необходимо готовить наступление на провинцию Идлиб против «Джебхат ан-Нусры». Поэтому Россия сделает вид, что услышала Керри, но продолжит то, что считает целесообразным.

Что касается Керри, с его стороны это тоже просто дежурное заявление. Если бы США в самом деле действовали, исходя из логики госсекретаря, они не рассматривали бы возможность ввода трех тысяч спецназовцев для освобождения Ракки.

США своими действиями опровергают слова собственного руководства. Керри сделал то заявление, которое должен был. А мы сделали вид, что услышали его.

Возможно ли применение российской Дальней авиации для уничтожения бандитских группировок, атаковавших российский вертолет? Скажем, сброс термобарических бомб большой мощности с Ту-22М3 в районе, над которым был сбит Ми-8?

— Удары, которые наносили в последнее время по Сирии, проходили без использования высокоточных средств поражения. Это были бомбы свободного падения. Использовать такого рода бомбы в районе Алеппо невозможно. Возможно применение крылатых ракет воздушного базирования. Но это требует заблаговременного выявления и уточнения целей. В районе Алеппо это сложно, там сплошная городская застройка. И крайне проблематично наносить удары большой мощности, чтобы не случилось массовой гибели мирного населения.

В провинции Идлиб такие удары в принципе возможны. Но там другая проблема. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы хоть одна ракета упала на территорию граничащей с этой провинцией Турции. Это тоже будет сдерживать нашу возможность применения оружия.

Так что в целом удары возмездия возможны, но они должны носить крайне выборочный характер.

Будут ли российская сторона и Дамаск прислушиваться к словам Керри?

— Джон Керри не всегда говорит то, что соответствует действительности. Есть его слова, а есть реальность поля боя. На поле боя между Россией и США есть договоренность для предотвращения инцидентов и линия связи, которая позволяет не наносить удары друг по другу.

То есть — разделение зоны боевых действий. Но согласованности ведения операций нет. Это касается, в том числе, Алеппо, где мы могли бы взаимодействовать, но не делаем этого.

Переговоры с оппозицией будут эффективны только в том случае, если освободят Алеппо. «Умеренные» группировки после этого сразу станут более сговорчивыми, особенно если наступление не остановится, а будет продолжено в провинции Идлиб. Сейчас у «умеренных» есть иллюзии, будто они смогут уцелеть даже после уничтожения в Сирии ИГ. Поэтому они чувствуют себя свободно.

На самом деле, мы надеемся, что американцы присоединятся к нанесению ударов по «Джебхат ан-Нусре». Так же, как от Турции ждем закрытия транспортных коридоров для незаконного перемещения оружия и боевиков. Если будут подвижки в этом направлении, возможно взаимодействие между Россией и США. А то, что говорит Керри — это лишь дипломатические заявления.

— Не думаю, что стоит ожидать масштабную ответную операцию наших ВКС, — считает научный сотрудник Центра анализа стратегий и технологий, главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов. — В том, что касается Алеппо, просто кинуть куда-то бомбы — это не выход, а на масштабную наземную операцию Россия не пойдет. Если говорить о провинции Идлиб, многое завязано на договоренностях с американцами по поводу того, кого бомбить, а кого нет. В любом случае, даже масштабные бомбардировки позиций боевиков способны только ненадолго принести войскам Асада облегчение, но не изменить ситуацию кардинально.

Кроме того, нельзя исключать турецкий фактор. Мне кажется, что до встречи с Эрдоганам, которая намечена на 9 августа, никаких резких движений ждать не стоит. Как возле Алеппо, так и в районе Идлиба. После 9-го какие-то изменения возможны в зависимости от того, до чего удастся или не удастся договориться.

Но, как правило, такого рода вещи не доводят до прессы. Если что-то будет решено, нам расскажут об этом уже постфактум.

Директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров считает, что прекращать наступление на Алеппо нельзя ни в коем случае.

— Мы уже соглашались на перемирие и прекращение наступления. И в итоге дали возможность противнику сосредоточить возле Алеппо большое количество личного состава, вооружений и так далее. И сейчас, как результат, несем потери. Поэтому не может быть никакой речи о приостановлении операции.

Я считаю, что после гуманитарной фазы нужно будет переходить к полной зачистке Алеппо. Так что господин Керри может заявлять все, что угодно. Для США взятие Асадом Алеппо — это катастрофа. Но если мы прислушаемся к словам Керри, тогда грош цена всей нашей операции.

Нужно ли снова использовать стратегическую авиацию, «Калибры» и другие мощные вооружения?

— Это было бы целесообразно на начальном этапе операции. Но сейчас боевики зарылись в землю, создали систему укреплений, поэтому эффективность будет не так высока по сравнению с тем, когда мы использовали эти средства в первый раз. Самое эффективное — это когда идет пехота и занимает позиции. От налетов и ударов пора переходить к крупномасштабным операциям на земле.

Арабист, старший преподаватель кафедры департамента политических наук НИУ ВШЭ Леонид Исаев полагает, что российские ВКС будут наносить точечные удары по «Джебхат ан-Нусре», несмотря на риски.

— Наши ВКС, судя по сообщениям, уже разбомбили территории, с которых был уничтожен наш вертолет. Есть определенный риск, что, если под бомбардировки попадут туркоманы, это приведет к ухудшению отношений с Турцией. Но и не отреагировать — тоже не самый разумный вариант.

Думаю, наши будут стараться точечно бомбить «Джебхат ан-Нусру». Если бояться попасть по туркоманам, тогда вообще нет смысла наносить удары по районам Идлиб и Алеппо, потому что там слишком большая черезполосица.

Риск существует, но от него никуда не деться.

Нужно ли прислушиваться к словам Керри о прекращении наступательных действий?

— Мы не можем гарантировать того, что даже если мы согласимся с Керри, Асад остановит наступление. Можем сократить интенсивность собственных действий, но Асад ведь наступает своими силами. Не можем ему это запретить.

Тем более, что уже были прецеденты, когда глава Сирии срывал, например, февральские переговоры в Женеве. Асад хочет отвоевать как можно больше своих территорий, в том числе — Алеппо. Чтобы потом легче было диктовать свои политические условия.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  23.03.2017
Китай продолжает очередную масштабную реформу Народно-освободительной армии (НОАК). Вслед за реорганизацией органов центрального военного управления объявлено очередное сокращение численности НОАК. Китайцы опять режут Сухопутные войска (СВ). И опять в пользу флотской компоненты, а также ВВС. Столь последовательная и долгосрочная политика ясно показывает приоритеты Китая в направлении своего военного развития и выбора противников.
Мировой ВПК  21.03.2017
Генеральный конструктор, вице-президент по инновациям Объединенной самолетостроительной корпорации (ОСК) Сергей Коротков сообщил о том, что корпорация проводит работы по созданию перехватчика нового поколения МиГ-41, который должен прийти на смену МиГ-31. Причем самолет разрабатывают не только конструкторы РСК «МиГ», но и специалисты других компаний, входящих в состав РСК.
Геополитика  20.03.2017
8 марта 2017 года вице-председатель американского Объединенного комитета начальников штабов генерал Пол Селва в выступлении в комитете Палаты представителей Конгресса США впервые публично обвинил Россию в нарушении бессрочного Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности (РСМД), заключенного в 1987 году президентом США Рональдом Рейганом и генеральным секретарем ЦК КПСС Михаилом Горбачевым. Селва объявил, что Россия поставила на вооружение крылатую ракету наземного базирования (в классификации НАТО — SSC-8), чем нарушила «дух и смысл» соглашения о контроле над вооружениями, сделав это с целью создать угрозу для НАТО.
Геополитика  20.03.2017
На сайте Стратегического командования США появилось сообщение о проведении учений под кодовым названием Global Lightning 2017. Мероприятие могло бы остаться рутинным, если бы не три любопытных новшества. Во-первых, в этот раз «молнию» встроили в глобальные учения Европейского командования ВС США Austere Challenge 2017, которые по сути являются командно-штабными учениями (КШУ) армий всего Североатлантического альянса. Во-вторых, как заявил глава U.S. Strategic Command генерал Джон Хиттен, они впервые за четверть века не ограничились компьютерным моделированием.
Конфликты  23.03.2017
«На границе тучи ходят хмуро…» — это сегодня про израильский Север. Про тучи, которые следует развеять, а заодно и вызванный ими туман, про назревающую грозу на северной границе. Напряжение там, ставшее очевидным после обмена ударами между Израилем и Сирией в конце прошлой недели, — не локальное кратковременное обострение ситуации, а отражение новой реальности, которая определит будущее региона в ближайшей перспективе.
Конфликты  22.03.2017
Израиль пообещал продолжить авиаудары по оружейным конвоям «Хезболлы» в Сирии. Атаки будут продолжаться в случае «возможности с разведывательной и военной точек зрения», - подчеркнул премьер- министр страны Биньямин Нетаньяху. Он отметил, что проинформировал президента России Владимира Путина о своих намерениях. Кроме того, израильский премьер опроверг сообщения о том, что Россия настаивает на прекращении Израилем военных операций на сирийской территории. «У России имеется выработанная политика (по отношению к позиции Израиля на Ближнем Востоке), и она не изменилась», - цитирует заявление Нетаньяху израильское издание The Jerusalem Post.
Конфликты  22.03.2017
Швейцарский военный ресурс «Offiziere.ch» опубликовал статью канадского военного эксперта Пола Прайса «Strategic Spillover: The Emirates in Africa» («Стратегическая экспансия Эмиратов в Африке»). Автор, ранее работавший в аналитических структурах НАТО и ОБСЭ, комментирует создание Объединенными Арабскими Эмиратами двух военных баз на территории Африки.