09.06.2015, 23:25
Вашингтон готов разрушить баланс сил в Европе
Вашингтон готов разрушить баланс сил в ЕвропеМеждународная военная политика
Американские генералы выступают со все более воинственными заявлениями в адрес России. Речь зашла о возвращении одной из главных угроз времен холодной войны – размещении ракет средней и малой дальности (РСМД) в Европе. Что означает, по сути, пересмотр одного из важнейших договоров об ограничении вооружений еще советской эпохи.

Минобороны РФ обратилось к Пентагону с просьбой разъяснить слова председателя Объединенного комитета штабов США Мартина Демпси о возможном размещении ракет в странах Европы и Азии для нанесения удара по России. С подобным же заявлением выступил и Сергей Лавров.

Генерал Демпси якобы утверждал это в докладе, несекретная часть которого была опубликована американским информагентством. Согласно имеющимся материалам, администрация Обамы «рассматривает ряд агрессивных мер», которые могут дать возможность «нанести упреждающий удар, уничтожив российские вооружения». Угрозу национальной безопасности, в понимании Вашингтона, представляют нарушения Россией Договора о ракетах средней и малой дальности от 1987 года, подписанного Горбачевым и Рейганом. Его содержательная часть (уничтожение имевшегося арсенала) была полностью выполнена уже к 1991 году, и РФ в наследство от перестроечной эпохи достались лишь регулярные инспекции (закончились в 2000-м) и режим поддержания нераспространения и неразмещения. Вот с неразмещением и возникают регулярные проблемы в последние пять лет.

Это далеко не первый случай публичной дипломатической перепалки по поводу договора РСМД. И, похоже, не последний. Российская сторона регулярно указывает на то, что многие положения договора устарели в связи с серьезными изменениями в технологической стороне вопроса и появлением новых видов вооружений. Вашингтон в ответ голословно обвиняет РФ в нарушениях договора, еще ни разу не приведя какого-либо конкретного факта. Раз за разом намечается проведение если уж не полномасштабных переговоров, то хотя бы «консультаций» на уровне экспертов, но как-то не складывается.

Стороны обладают правом выйти из договора в одностороннем порядке, и Госдума уже пару раз намекала на готовность это сделать в связи с попытками США разместить ракеты в Европе. Значительное число военных экспертов такую позицию поддерживают, поскольку, по их мнению, устаревший договор сдерживает перевооружение и мешает развитию технологий, что в конце концов сказывается на национальной безопасности страны. Многим выход из договора даже кажется формальностью, поскольку российские МИД и МО по-своему правы, указывая на техническую отсталость текста горбачевско-рейгановской эпохи. Меж тем РСМД до сих пор остается одним из ключевых элементов военно-политической стабильности в Европе, и выход из него кого-либо может серьезно изменить баланс сил.

Первыми и основными пострадавшими окажутся европейские страны. Десятилетиями они строили свое благополучие на наличии «американского ракетного зонтика», который позволял им экономить на военных расходах. Но новая милитаризация Европу уже не минует. В новой американской военной стратегии прямо предусмотрено переложить значительную часть груза военных расходов именно на Европу. То же самое несколько раз произносилось американскими представителями на различных форумах и советах НАТО. Кстати, пару раз разговоры о «несоблюдении Россией РСМД» появлялись как раз перед подобного рода встречами.

Доклад генерала Демпси на подобного рода форму давления вроде бы не претендует. Но у американской военной бюрократии своеобразный стиль мышления: они начинают верить в собственные утверждения, несколько раз к месту повторенные. Неудивительно, что люди уровня Демпси действительно верят в саму мысль, что агрессивная Россия нарушает РСМД.

Кроме того, после окончания «старой» холодной войны серьезно изменились стиль и характер оценки угроз и определения целей. То, что раньше было средством достижения цели, теперь само превратилось в цель. Иногда в самоцель, как, например, поддержание некоего уровня «присутствия» в столицах других государств. Под «присутствием» понимается именно оказание давления на внутриполитическую жизнь другого государства. Точно так же нечеловеческие усилия прикладываются и к «поддержанию имиджа США», который в Вашингтоне понимают как веру стран в то, что американцы их обязательно от кого-нибудь защитят. «Кризис доверия» к мощи и силе США воспринимается крайне болезненно, в итоге огромные силы и средства тратятся на то, чтобы это «доверие» поддерживать.

А ведь раньше все это было лишь средством для достижения стратегической цели. Теперь такой цели нет, но остались рудименты сознания, помноженные на мнимые угрозы. Американские доктрины – военные, стратегические, дипломатические, как это ни парадоксально, уже давно не замечают реальных угроз. А когда эти угрозы сваливаются на них в прямом смысле слова с неба (как 11 сентября), общество впадает в панику. Это «мировое сознание» привыкло к глобальности угроз и до сих воспринимает, например, ИГИЛ как сугубо локальную историю, которую можно использовать для достижения локальных же целей.

Но для крупных ответов нужны крупные угрозы. Россия с ракетами, например. Да, договор РСМД действительно нуждается в новой «привязке к местности». Создание систем ПРО двойного назначения, глобализация ТВД, появление новых видов вооружений серьезно изменили военно-политическую реальность. Он требует переговоров, консультаций экспертных групп, в конце концов, политической воли.

В 70–80-х годах переговорный процесс по сокращению ракетно-ядерных вооружений шел в ежедневном режиме. Сам не очень благозвучный термин «переговорный процесс» – именно оттуда родом. Цель не видна еще, но процесс идет. Другое дело, что тогда речь шла о сокращении стратегических вооружений и было общее понимание того, что сокращать их все-таки нужно. «Бодание» шло в основном по практическим и техническим вопросам, причем советские эксперты до середины 80-х отличались крайней неуступчивостью. 

Договор о РСМД формировался уже в совсем иных политических условиях. О его странностях ходили легенды. До сих пор никто из участников «процесса» не может толком объяснить, как так получилось, что СССР оказался должен уничтожить 1752 ракеты против 859 у США. И это не «приведение к общему знаменателю», как утверждают нынешние апологеты перестроечного мышления, поскольку никто не посягал на новые виды вооружений и арсеналы Британии и Франции. Почему, например, советские ракеты уничтожались путем подрыва, а американские – путем прожига оболочки ходовой части с сохранением в нетронутом виде блоков управления и наведения? Нет ответа.

Сейчас ракетами средней и малой дальности обладает куда большее число стран, чем в 1987 году. Россия еще лет пять назад внесла в ООН предложение о проведении многосторонних консультаций (не только российско-американских), но оно не было воспринято в Вашингтоне. С технологической точки зрения сейчас у США нет преимущества на европейском ТВД, но в случае, если они попробуют разместить ракеты с ядерной начинкой в Великобритании (которая эту идею уже поддержала), баланс сил изменится. Вернуть его в стабильное состояние придется мерами асимметричными, набор которых ограничен, хотя и достаточен. Но это приведет к никому не нужной гонке вооружений.

Американская сторона действительно еще ни разу публично не предъявила ни одного факта нарушения Россией договора РСМД. Москва же указывала в первую очередь на так называемые ракеты-мишени, которые используются для тестирования систем ПРО, но на деле представляют из себя модернизированные «Минитмены», которые по сути своей просто ракеты средней дальности нового типа. Кроме того, большие беспилотники, способные нести вооружение, в реальности очень похожи на крылатые ракеты средней и малой дальности.

На неформальном уровне американская сторона показывает пальцем на новые российские крылатые ракеты с дальностью полета от 2 до 2,5 тысяч километров, в том числе и Р-500, составившие основы выстрелов для «Искандеров». Но это просто технологический рост, который может требовать переговорного процесса, а может стать основной для формирования новой системы безопасности.

Если США и РФ (а еще и Китай) технологически давно переросли параметры, заложенные в договоре о РСМД, может, стоит его похоронить с воинскими почестями? Да, придется создавать новую конструкцию глобальной системы безопасности, в которую нужно встраивать и новые ТВД, и стратегические районы ПРО, и беспилотники, и крылатые ракеты морского и наземного базирований, и еще много чего. А это будет означать новый «Переговорный Процесс» (оба слова с большой буквы), новые ночные сидения экспертов за виски и икрой где-нибудь в Женеве, новую «разрядку напряженности».

Генералы, призывающие обе стороны выйти из РМСД в одностороннем порядке как из договора, «вредного для национальной безопасности», по прошествии десятилетий окажутся дальновидными миротворцами, а не тем, чем они кажутся сейчас. Новая эпоха настанет быстрее, чем мы думаем, несмотря на то, что все войны современности ведутся старыми (или почти новыми) танками, а беспилотники для них делают местные кулибины в гаражах – лобзиком и известными словами.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  24.04.2017
«Россия – единственная страна в мире, которая реально способна превратить США в радиоактивный пепел», – провозгласил «глашатай воли Кремля» Дмитрий Киселёв на пике «русской весны». Тогда, три года назад, о войне с Америкой у нас никто и не помышлял – шутка ли, биться со сверхдержавой?
Мировой ВПК  24.04.2017
В России строится самая большая атомная подводная лодка в мире. Как сообщают «Известия», речь идет о субмарине проекта 09852 «Белгород», разработанной в КБ «Рубин-Север» — северодвинском филиале питерского ЦКБ «Рубин». Правда, рекорд будет установлен не по водоизмещению, а по длине лодки. Самой длинной ПЛА в мире является «Акула» проекта 941, чья длина 172,5 м. У «Белгорода» почти на 12 метров больше — 184.
Мировой ВПК  21.04.2017
В военной компании «Укрспецтехника» ведется работа по созданию радиолокационной системы, способной обнаруживать беспилотники на удалении до 8 км и нарушать работу их систем. Об этом на пресс-конференции в Киеве сообщил один из руководителей компании, член правления общественного союза «Лига оборонных предприятий Украины» Михаил Прохоренко. По его словам, в «незалежной» озабочены тем, как нейтрализовать работу беспилотных летательных аппаратов и высокоточного оружия, такого как «Томагавк» или российские «Калибры».
Мировой ВПК  21.04.2017
25−27 апреля 2017 года на авиабазе морской авиации Пойнт-Мугу в Калифорнии состоится 46-й ежегодный совместный военно-гражданский симпозиум по проблематики РЭБ. Главная тема — это обсуждение существующих пробелов радиоэлектронной борьбы, а также разработка и применение новейших технологий, необходимых для устранения этих пробелов. На закрытую встречу приедет практически все авиационное, флотское и сухопутное начальство Соединенных Штатов, а также «яркие ученые и политики Америки».
Конфликты  20.04.2017
С принятием Белым домом решения на агрессию против КНДР начнется период подготовки войны. Его цель – создание политических, международно-правовых, морально-психологических и военно-стратегических условий, обеспечивающих возможность и успех кампании. Развернется масштабная информационная операция по дискредитации руководства КНДР на международной арене, в государствах-союзниках и среди населения самой Северной Кореи. Особое внимание будет уделено поиску лиц из числа военных и партийных руководителей КНДР разных уровней, готовых к измене ради гарантий безопасности и денежного вознаграждения.
Конфликты  18.04.2017
На фоне хронических информационных войн в последние дни в Сирии резко обострилась ситуация и на фронтах реальной войны. «Умеренная оппозиция» даже выпустила пресс-релиз об уничтожении двух военнослужащих РФ, но подтверждений этому пока нет. Со своей стороны радикальные исламисты сделали ставку на части, одно название которых вселяет в сирийских солдат мистический ужас.
Конфликты  18.04.2017
На сайте издания «Немецкая волна» опубликовано интервью с директором Института Восточной Азии при Венском университете Рюдигером Франком, в котором тот прогнозирует развитие кризисной ситуации вокруг Северной Кореи. Австрийский эксперт считает, что «нанесение первого удара Северной Кореей крайне маловероятно: «Это означало бы самоубийство, независимо от контекста».