26.10.2015, 17:29
В США некому воевать с Россией
В США некому воевать с РоссиейМеждународная военная политика
Американцы либо ожирели, либо отупели, либо разочаровались в своих вооруженных силах.

Большинство американцев не готовы воевать за свою страну. К такому выводу пришло авторитетное британское издание The Economist в статье под названием «Кто будет сражаться в следующей войне?».

Разрыв между американским обществом и армией растет с тех пор, как в США была отменена воинская повинность. Сейчас количество пригодных к службе новобранцев в стране не соответствует ее военным нуждам. В будущем США, вероятно, не смогут мобилизовать нужное количество новобранцев для новых возможных войн, пишет издание.

Журнал цитирует сержанта Рассела Хэйни, занимающегося вербовкой новобранцев в армию. По его словам, большинство американцев любят «пустые слова» о своем уважительном отношении к военной службе, но на деле служить не хотят.

The Economist подтверждает это конкретными цифрами: к концу финансового года, то есть до 30 сентября, четыре вида вооруженных сил США — армия (СВ), ВМС, ВВС и корпус морской пехоты — планировали привлечь в свои ряды 177 тысяч человек, в первую очередь среди американцев в возрасте 17−21 года. Однако с проблемами столкнулись все виды войск. В частности, армия сумела выполнить план, но лишь в последний момент и «пожертвовав» своими резервами.

По данным The Economist, к 2019 году количество резервистов США достигнет минимальных показателей со времен Второй мировой войны.

— Мы участвовали в двух длительных сухопутных кампаниях, и американская общественность очень положительно относится к вооруженным силам, но при этом большая часть американцев полностью утратила связь с ними, — говорит генерал-майор Джеффри Сноу, отвечающий за набор рекрутов. — Менее 1% американцев хотят и могут служить.

Журнал отмечает, что разрыв между американскими обществом и армией увеличился в том числе и за-за негативной оценки американскими СМИ войн в Ираке и Афганистане, а также удручающей ситуации с образованием, и конкретно — с физкультурой.

В частности, из 21 миллиона американцев в возрасте от 17 до 21 года 9,5 миллиона человек не прошли бы тест по элементарной научной подготовке либо потому, что они бросили школу, либо просто из-за того, что большая часть американской молодежи не может производить сложные расчеты без калькулятора. Еще семь миллионов были бы признаны непригодными из-за ожирения, криминального прошлого или татуировок на руках и лицах. Остается 4,5 миллиона пригодных к службе американцев, из которых только около 390 тысяч хотели бы служить.

С точки зрения издания, в следующий раз, когда США будут нуждаться в резком притоке призывников в армию, это будет связано с войной куда более жестокой, чем те, с которыми страна имела дела недавно. В итоге Соединенные Штаты, возможно, будут неспособны призвать в армию нужное количество новобранцев для этой гипотетической войны, не вернув воинскую повинность и не затратив значительных сумм.

Руководитель Центра военно-политических исследований Института США и Канады РАН Владимир Батюк замечает: The Economist — это солидное издание, не желтая пресса. И то, о чем пишут британские журналисты о пополнении армии ВС США — на самом деле близко к реальной действительности.

— Американские ВС комплектуются на добровольной основе, а не призываются на основе всеобщей воинской обязанности. И нехватка обученного резерва — действительно серьезная проблема, если нужно принять участие в каком-то даже региональном военном конфликте.

Соединенные Штаты столкнулись в проблемой обученного резерва еще в «нулевые» годы, когда были вынуждены вести две кампании одновременно — в Ираке и Афганистане. Тогда американцам пришлось напрячь все свои резервы и бросить в бой даже Национальную гвардию, хотя по закону это запрещено делать в мирное врем, если Конгресс не объявлял никому войну (в 2005 году члены и резервисты нацгвардии составляют самую большую долю фронтовых вооружённых сил за всю военную историю США — около 43% в Ираке и 55% в Афганистане; в 2011-ом начальник штаба армии генерал Джордж Кейси-младший заявил, что более 300 000 национальных гвардейцев участвовали в войне в Ираке или Афганистане).

То есть обсуждаемая проблема стала актуальной еще тогда, когда в Америке был мощный патриотический подъем, когда авторитет ВС был высок, как никогда. Но сейчас — после не очень удачного завершения кампаний в Афганистане и Ираке, престиж американских вооруженных сил снова не на высоте.

Конечно, проблема нехватки обученного резерва характерна для всех стран, которые имеют так называемые профессиональные вооружённые силы. В тех ВС, которые комплектуются на основе всеобщей воинской обязанности, такой проблемы нет — в случае чего можно сразу призвать достаточное количество хорошо обученных и здоровых мужчин, напомнить им их военные навыки в ходе сборов. И после определенной подготовки уже можно использовать данный контингент для действительной военной службы.

Но и тут есть свои проблемы. Как показывает российский опыт, в случае, если война не слишком популярна в народе (например, Русско-японская война 1904—1905 гг.), то такая мобилизация может стать прологом к революции. Добровольная армия в этом плане гораздо послушнее и дисциплинированнее, ее использование в каких-либо военных кампаниях не вызывает широких общественных протестов.

Директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов полагает, что в случае войны, гипотетически американцы смогут довольно оперативно мобилизовать 12−14 млн. человек, однако не все из них будут иметь военную подготовку в рамках ВС или нацгвардии.

— Кроме того, последнее время в американском обществе отношение к военным кампаниям и собственным ВС достаточно противоречивое. И одно дело чувство патриотизма, которые американцы всячески подчеркивают, и совсем другое — участие в реальных боевых действиях, где ты можешь быть убит или на всю жизнь остаться калекой. Поэтому даже в случае большой войны сомнительно, что американцы смогут достаточно быстро набрать большое количество людей.

Однако в начале 90-х годов в США воспринимали ВС по-другому. К тому времени американское общество пережило шок от Вьетнамской войны (непонятные цели, большие потери, как следствие — широкое антивоенное движение, телевидение тут тоже сыграло свою роль — кадры ужасов войны только подпитывали протестные демонстрации). В 1991 году была легкая и красивая победа многонациональных сил во главе с США над Ираком — за освобождение и восстановление независимости Кувейта. Благодаря широкому освещению процесса боевых действий в СМИ, война в Персидском заливе получила название «телевизионной войны». Кроме того, конфликт известен невиданным доселе размахом применения ВВС и высокоточного оружия. Тогда всем казалось, что война стала похожа на голливудский боевик, где главные герои не погибают, но обязательно побеждают соперника.

Потом, правда, был неприятный казус, когда в 1993 году 3−4 октября в Могадишо американский спецназ попал в окружение сомалийских боевиков генерала Айдида, понес серьезные потери. При этом по CNN были показаны кадры, снятые сомалийским журналистом Иссой Мухаммедом, в которых сомалийские боевики носят по всему городу растерзанное тело погибшего бойца «Дельты». Эти кадры шокировали американцев, как во время войны во Вьетнаме.

Но потом была почти без потерь война в Югославии, и американское общество снова начало привыкать к тому, что ВС научились действовать дистанционно… Но затем последовала череда неудач, которая, к тому же, привела к развалу Ирака, к сложной ситуации в Афганистане. Американское общество с 2005 года видит, что их войска — защитники демократии — нигде не стали миротворцами.

Кстати сказать, в Америке в последнее время появилось огромное количество различных фильмов и сериалов, которые не пиарят ВС США, а наоборот — высмеивают. Так, сериал «На грани» (The Brink) 2015-го года выставляет военных и политиков США либо сексуально озабоченными людьми, либо любителями выпить. Конечно, это комедия, но, как говорится, в каждой шутке есть доля шутки, а остальное — правда.

Однако ведущий научный сотрудник отдела оборонной политики РИСИ, кандидат военных наук Владимир Карякин отмечает, что материал британского издания не обошли журналистские домыслы, цель которых — повысить цитируемость.

— После кратковременных успехов России в Сирии было бы опасным думать, мол, мы -молодцы, а американцы ничего не могут, даже мобилизовать добровольцев на войну. Это довольно-таки тревожная тенденция, которая зачастую создает иллюзию мощи, ложную самоуспокоенность, что приводит к ошибкам и просчетам.

Да, определенные проблемы с обученным резервом у американцев есть — но у кого их нет? Разве их нет у тех стран, где войска комплектуются на основе всеобщей воинской обязанности?

Да, представителей этнических меньшинств в ВС действительно много, но для них служба — это социальный лифт, возможность выбраться из трущоб и получать достаточно неплохую заработную плату.

Кроме того, ошибкой было бы думать, что современные войны средней или высокой интенсивности с участием сверхдержавы — это танковые прорывы, сражения в окопах и т. д. К примеру, триумфальная стрельба кораблей каспийской флотилии крылатыми ракетами «Калибр-НК» по целям в Сирии действительно показала всему миру, что у нас есть что противопоставить в океане знаменитым американским «Томагавкам». Но ведь на самом деле у нас их пока до обидного мало, как и кораблей, несущих такое оружие. В отличие от США, у которых и ракет достаточно, и их носителей. Не говорю уже о беспилотниках, которых в России, к сожалению, мало, а ударных — вообще нет на вооружении.

Масштабные войны сегодня носят другой характер — информационно-психологический и экономический. Думаю, не надо объяснять, что США в этом деле — настоящие мастера.

Категория: За рубежом



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Геополитика  12.01.2017
Новый год начался с весьма интригующих процессов, начало которым, впрочем, было заложено в году минувшем. В частности, вице-премьер Турции Вейски Кайнак заявил, что Анкара ставит под сомнение дальнейшее пребывания сил коалиции во главе с США на турецкой авиабазе Инджирлик, участвующих в воздушной операции против запрещенного, в том числе и в РФ, «Исламского государства».
Мировой ВПК  11.01.2017
Сколько стоит все атомное оружие в мире, каковы реальные военные «ядерные» бюджеты стран, которые обладают этим видом ОМУ? Наверное, это самый сложный вопрос на сегодняшний день, потому что точного ответа на него дать не может никто. Тем не менее, на Западе обнародован доклад нескольких влиятельных международных неправительственных организаций о предположительных тратах ядерных стран — официальных и неофициальных — на содержание, модернизацию старых и разработку новых видов ядерного оружия. Как утверждается в нем, в течение следующих десяти лет правительства заинтересованных государств используют на эти цели, по крайней мере, триллион долларов. Это сто миллиардов ежегодно и 12 миллионов ежечасно.
Конфликты  17.01.2017
Боевики запрещенного в России «Исламского государства» почти взяли окруженные позиции сирийских военных в Дейр-эз-Зоре. Падение гарнизона этого сирийского города даст террористам полный контроль над местными нефтяными полями и укрепит их сообщение с подконтрольными ИГ территориями Ирака. Джихадисты уже празднуют победу и заставляют жителей захваченных районов подчиняться новым порядкам.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.