02.04.2015, 17:55
Упрямый турок
Упрямый турокМеждународная военная политика
США пытаются удержать Эрдогана от сближения с Россией.

1 апреля в Стамбуле спецназ обезвредил и задержал двух человек, ворвавшихся в офис правящей «Партии справедливости и развития» и учинивших там погром. Что это были за люди, пока неизвестно. Ими могут являться как представители прозападной оппозиции, мечтающей свергнуть Эрдогана, так и радикальные исламисты, поддерживающие связь с «Исламским государством». Но если стремление бойцов за мировой Халифат обострить обстановку в любой стране давно не в новинку, то американский след кажется довольно необычным. Как член НАТО Турция на протяжении долгого времени являлась главным союзником США в регионе, но с приходом к власти Эрдогана многое в стране изменилось.

Этот довольно яркий политик, предпочитающий авторитарный стиль руководства, ещё в 2014 году упрекал американцев нежелании считаться с интересами Турции на Ближнем Востоке. Апеллируя к эпохе Османской империи, умеренный сторонник политического ислама, нынешний турецкий президент после теракта против «Шарли Эбдо» упрекал Европу в лицемерии и раздувании исламофобии. Смирившись с тем, что надежды Турции на вступление в Евросоюз вряд ли оправдаются, Эрдоган не счел необходимым портить отношения с Россией. Более того, в феврале 2015 года власти Турции и руководство «Газпрома» согласовали маршрут прохождения «Турецкого потока», газопровода, выступающего альтернативой прерванному «Южному потоку». Если турецкий лидер будет и дальше демонстрировать готовность идти навстречу России по различным вопросам, это может вызвать, да и уже вызывает, весьма негативную реакцию в Вашингтоне.

Турция важна американцам как верный партнер и союзник в силу своего геополитического положения, которое называется «опорной точкой». Идеолог внешней политики США Збигнев Бжезинский выделял пять таких точек. Украина и Турция – две из них. От умения удерживать современную Блистательную Порту в евроатлантических объятиях зависит положение США на всём Ближнем Востоке.

- Всё, что ни делает Эрдоган, он делает ради Турции. Он, наряду с «Турецким потоком», увеличивающим его влияние на Европу, собирается поставлять газ из Ирана и Туркмении. Сближается он не только с Россией, а с теми, с кем его стране выгодно, - поясняет директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семён Багдасаров. - Что касается его свержения, то попытки «цветной революции» уже предпринимались. Но закончились они ничем. Выступления были подавлены. Эрдоган считает, что их провоцируют США через Фетхуллаха Гюлена и движение «Хизмет», пользующихся поддержкой в Вашингтоне. В Турции его структуры сейчас уничтожаются. Кроме того, большинство митингующих – 70-80 процентов - представляют члены религиозной группы «Алеви», которых насчитывается примерно 20 миллионов человек. Эти люди склонны к светскому государству и выступают против суннитов. Эрдоган же не скрывает, что процессы исламизации будут усиливаться, во внешней политике будет господствовать концепция неоосманизма - возрождения Османской империи. На востоке страны много недовольных – это курды, на прошлых президентских выборов у которых даже победил свой кандидат - Селахаттин Демирташ. За Эрдогана голосуют преимущественно те, кто считает себя настоящими турками и суннитами.

— Эрдоган сближается с Россией. Но у Турции напряженные отношения с Арменией, которая является членом ЕАЭС и важным партнёром Москвы. «Армянский фактор» может повлиять на союз Турции и России?

- Сближение с Россией, скорее, экономическое, политического не наблюдается. Есть проблемные точки. Одна из них – Башар Асад, который является врагом для Эрдогана. А мы Асада поддерживаем.

Что касается Армении, то не думаю, что у России и Турции могут быть здесь проблемы. Да, там у нас военная база и погранвойска, и турки хотят, чтобы российские войска оттуда ушли. Но вряд ли этот фактор будет значимым в отношениях Турции и России.

Так можно ли называть Эрдогана проамериканским или пророссийским политиком?

- Эрдоган – не просто один из турецких руководителей, а как раз тот политик, который хочет оказать историческое влияние на Турцию, - говорит первый вице-президент Центра моделирования стратегического развития Григорий Трофимчук. - В том числе за счёт внесения инноваций в общественно-политический уклад, которому почти уже сто лет. Исходя из этого, он, само собой – протурецкий. Ни проамериканский, ни, тем более, пророссийский. Он, возможно, хотел бы вырваться из-под плотного влияния США и, особенно, НАТО, чтобы усилить собственное влияние на Кавказ и Ближний Восток. Но просто так ему этого сделать не позволят. Наиболее серьёзное предупреждение Эрдогану Запад сделал летом 2013 году, когда на турецкие улицы вышли «экологи». Сейчас давление, с целью включить Анкару в прямое военное противостояние с Сирией и другими региональными силами, постепенно нарастает, и Эрдогану надо придумать нечто из ряда вон выходящее, чтобы Турция осталась, по крайней мере, сама собой, в своих прежних границах.

— Кто представляет главную угрозу для нынешнего турецкого режима? Иран, курды или уличная оппозиция?

- Курды долгое время представляли угрозу для турецкой власти, однако сейчас Анкаре, на мой взгляд, абсолютно невыгодно держать в тюрьме лидера курдов Абдуллу Оджалана, так как он способен стать для Турции серьёзным инструментом в американо-турецком и турецко-европейском диалоге, а также в ряде других ключевых тем. С учётом того, что курды представляют собой вооружённую силу иного порядка, чем это было ещё пять-десять лет назад.

Иран будет представлять для Турции определённую опасность в том случае, если США его переформатируют под свои стандарты. Тогда поменяется весь региональный расклад, и Иран окажет серьёзное давление на лучшего друга Турции – Азербайджан.

Уличная оппозиция, как показали те же самые «экологи», представляет опасность для Эрдогана. У уличных протестов, безусловно, есть потенциал, при этом турецкая власть не может контролировать эти социальные взрывы. Но нельзя забывать и ещё об одной угрозе - «Исламском государстве», которое может быть натравлено на Турцию с юга. Возможность пропуска боевиков на территорию Турции самими курдами, которые пока что защищают турок своими жизнями, не исключена.

— Не станет ли происламский вектор внутренней политики Эрдогана препятствием для сближения Турции и России?

- Не станет. Как показывает практика, у России как раз наиболее хорошие отношения складываются не с конфессионально родственными странами, вроде Украины и Грузии, а с мусульманскими. Возможно, это одно из следствий того, что Россия надолго, если не на века, сдвигается на Восток, отворачиваясь от Запада. России как раз выгоден более суровый, в религиозном смысле, Эрдоган, чем очередной «светский», если так можно выразиться, президент, у которого не будет проблем с Вашингтоном.

Политолог, директор Центра востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии Владимир Аватков:

- На старте карьеры Эрдоган был более проамериканским политиком, чем сейчас. И это позволяет многим европейским газетам выходить с заголовками вроде «Турция отходит от НАТО». Вообще Турция давно стучится в двери Евросоюза, но по ряду скорее политических вопросов её не принимают. Важно то, насколько ЕС способен «переварить» такую крупную исламскую страну.

Эрдоган сейчас говорит, что терпение у Турции не бесконечно, и у этого процесса есть конечная точка. Турция добилась серьезных успехов, вошла в двадцатку лучших экономик мира и не слишком нуждается в ЕС. Скорее наоборот. Тем не менее, правящие элиты Турции не отказывались от евроинтеграции. Другое дело, что они на этот процесс смотрят весьма скептически.

Если Европа будет меньше обращать внимание на Турцию, то она всё больше будет уходить от неё. Уже сейчас Анкара больше взаимодействует со странами Ближнего Востока и Россией. Выстраивается многовекторная политика. Турция выстраивает отношения со всеми центрами силы.

На этом фоне обостряются многие противоречия между политическими силами Турции. Прежде всего, это отношения в самой правящей партии. Есть противоречия между командой Эрдогана и проживающим в США Гюленом, который является влиятельным религиозным и политическим деятелем. Сегодня в Турции есть как системная, так и внесистемная оппозиция. Страна готовится к выборам, и различные события, взять хотя бы тот же захват офиса «Партии справедливости развития», встраиваются в эту схему.

— Кем сейчас выступает Турция в Закавказье?

- Турция в Закавказье заинтересована в отношениях с Азербайджаном как со страной, которая близка туркам этнически, религиозно и с точки зрения языка. С другой стороны, это не мешало Турции выстраивать отношения с Грузией, которая для Турции экономический партнёр номер один.

Что касается Армении, то для Турции это головная боль. С одной стороны, говоря о геноциде, турецкие власти отказываются признавать его, с другой, Турция в последние годы пыталась установить дипломатическую связь с Ереваном. Но в контексте столетия геноцида ожидать каких-то значительных подвижек в этом направлении не стоит. Потепления не будет.

Турция пыталась выступать медиатором во многих конфликтах. Другой вопрос, как это у неё получалось.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  29.05.2017
В осложняющейся международной обстановке возрастает значение умения экспертного сообщества отличать реальную опасность от различного рода «разводок», преследующих цель дезориентировать общественность, вызвать паническое настроение и вынудить руководство России пойти на бессмысленные разорительные ресурсные траты для того, чтобы ослабить страну экономически и политически, подорвать возможность проводить активную политику на мировой арене.
Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).