05.06.2015, 10:51
Украинский авиапром ищет в Польше то, что потерял в России
Украинский авиапром ищет в Польше то, что потерял в РоссииМеждународная военная политика
Украина заявила, что вместе с Польшей они смогут не только производить самолеты, но и дать новую жизнь украинским самолетам семейства «Ан». Однако Польша ничем не в состоянии помочь. В области авиастроения Украина сама куда компетентней Варшавы, а денег на такие дорогостоящие проекты нет ни у одной, ни у другой страны. Пока же выживать украинским самолетам помогает по-прежнему Россия.

Украина и Польша намерены организовать совместное производство самолетов на базе моделей «Ан», сообщает украинское госпредприятие «Антонов». «В городе Быдгощ, Польша, состоялся польско-украинский форум «Вестернизация самолетов «Ан». Основная цель – совместная реализация программы вестернизации комплектующих изделий, установленных на самолетах «Ан», обеспечения соответствия самолетов «Ан» европейским требованиям и нормам», – говорится в сообщении.

Так, планируется создать украинско-польский консорциум с целью разработки специальных вариантов самолетов «Ан» с расширенной номенклатурой компонентов производства в Польше и в других странах Европы. В частности, ГП «Антонов» намерена сотрудничать с польскими компаниями по вестернизации самолетов семейств Ан-148, Ан-158 и Ан-178. Также предлагается сформировать предложения об оснащении украинских и польских министерств патрульными самолетами нового поколения на основе регионального пассажирского самолета Ан-148. Наконец, стороны договорились улучшить обмен информацией, а для этого проводить специальные форумы.

Первый обмен информацией произошел. «Участники форума обсудили доклады и наметили практические шаги по развитию сотрудничества в этих направлениях», – говорится в сообщении. Не исключено проведение и других форумов. Вот только от слов до реальных действий стороны вряд ли смогут продвинуться.

«Я не верю в подобный проект. Во-первых, Польша – не авиастроительная держава, которая могла бы помочь чем-то Украине. Украина на сто голов выше, она по факту является самолетостроительной державой. А все, что строилось в Польше, – это были российские лицензии благодаря советской истории. Там ничего самостоятельного не создавалось, и такой авиационной школы, как на Украине, там нет», – говорит редактор портала «Авиа.ру» Роман Гусаров.

«Все, чем они могли бы помочь Украине, – это деньгами, если бы они у Польши были. Но ей бы самой концы с концами свести», – отмечает авиационный эксперт.

По сути, речь идет о попытке украинского «Антонова» выйти на европейский авиационный рынок. Ведь связи с Россией утеряны, страна взяла курс на евроинтеграцию, и заводу приходится подстраиваться под новый курс и в попытке выжить искать новых партнеров. Однако сделать все заявленное будет совсем не просто.

Когда речь идет о вестернизации, имеется в виду, скорее всего, замена российских комплектующих на иностранные, а также сертификация комплектующих и самих самолетов в Европе, приведение товара в соответствие с европейскими техническими нормами.

Для начала – никто в Европе и тем более в Америке не допустит появления на их рынке более-менее достойного конкурента. Если цель – продавать семейство «Ан» в третьи страны, то все равно нужна европейская или американская сертификация, которую принимают большинство других стран, говорит Гусаров.

Так или иначе, но чтобы Украина смогла без поддержки России – без ее материалов, агрегатов и узлов, без ее финансов и связей, продавать самостоятельно свои самолеты в Европе и на новых рынках, для начала надо пройти сертификацию в Европе или США, на что потребуется много времени и денег. И надо понимать, что сертифицировать придется не просто украинский самолет, но каждую деталь на нем, то есть каждый производитель-смежник должен пройти все сложные процедуры. 

И тяжелее всего придется украинским производителям комплектующих. Для их заводов это означает огромные инвестиции в модернизацию производств. На что у них денег нет, от государства ждать поддержки не приходится, а европейский Airbus или американский Boieng даже и не подумают плодить конкурентов. Для них лучший вариант – вымирание высокотехнологичного производства на Украине, на что украинская авиастроительная отрасль без России, к сожалению, и была обречена.

«Самолетам «Ан» надо будет пройти такой же большой путь, который в свое время прошел Sukhoi SuperJet 100. Но мы знаем, какова была цена. Мы сделали это, потому что у проекта была огромная поддержка государства, совершенно новые технологии, чего нет у Украины. Мы привлекли иностранных производителей комплектующих, уже сертифицированных. Поэтому смогли пройти сертификацию в Европе, и то встречаем сопротивление на рынках», – говорит Гусаров.

Только испытания и сертификация российского самолета SSJ 100 заняли четыре года (с 2008 по 2011 годы). Вложения в этот проект от начала разработки до коммерческого полета в 2011 году оцениваются экспертами в 7 млрд долларов, чуть ли не половину из которых предоставило государство.

Ближнемагистральные пассажирские Ан-148 и Ан-158, а также военно-транспортный Ан-178, безусловно, разработаны украинскими специалистами и являются украинскими самолетами. Однако их создание во многом завязано на кооперации с Россией. Там используются не только российские комплектующие, но и российские материалы, из которых делают узлы и агрегаты, тот же российский металл.

«Поменять все российские комплектующие на Ан-148 и других самолетах на иностранные, по сути, означает создать новый самолет с нуля», – говорит Гусаров. «Взять, например, украинский двигатель, там 80% российских агрегатов и 100% российских материалов. Просто так комплектующие не заменить, а создать новый двигатель Украина не сможет. Это опять огромные инвестиции и серьезные программы испытаний», – говорит Гусаров.

«Несмотря на все успехи в разработке самолетов и двигателей, у Украины много чего нет для того, чтобы стать самостоятельной самолетостроительной державой. У нее нет ни науки, ни технологического задела. Вся наука и все испытания украинских самолетов проводились в ЦАГИ (Центральный аэрогидродинамический институт им. Жуковского). Испытания моторов, которые создаются на Украине, проводят также в российском институте. На Украине таких институтов нет. АКБ Антонова можно только восхищаться. Но в данном случае овчинка выделки не стоит», – уверен эксперт.

«Даже если произойдет чудо, и вдруг удастся, потратив много денег и времени, создать украинский самолет из западных комплектующих, то само по себе технологическое производство в Киеве устаревшее. А значит, они никогда не смогут производить самолеты крупными сериями с низкой себестоимостью. Этот самолет всегда будет проигрывать по стоимости конкурентам, даже с учетом более низкой оплаты труда на Украине», – говорит Гусаров.

«Мне кажется, это заявление – езда по ушам украинскому электорату. Ведь надо же разрыву с Россией предложить какую-то альтернативу. Это некое смягчение социальной напряженности. Не переживайте, завтра у нас будут заказы, мы свернем горы. Это игра на успокоение большого класса рабочих, которые заняты в высокотехнологичном секторе украинской экономики. Но она выжила и живет до сих пор в основном благодаря российским заказам», – считает Роман Гусаров.

В реальности перспектив в связке с Польшей нет никаких. «Сегодня объективно есть пять стран, которые обладают высокими авиационными технологиями. Несмотря на то, что Россия сегодня не в числе лидеров по производству гражданских самолетов, по технологиям она в числе лидеров. А Польша в этом списке не значится нигде и никак, и не будет числиться. А Украина, отказываясь от сотрудничества с одним из мировых лидеров авиастроения – Россией, предлагает альтернативное сотрудничество с никем», – отмечает Гусаров.

Также как альтернатива разрыву связей с Россией преподносились обещания безвизового въезда в ЕС или борьба с коррупцией и много еще чего. Польша же в своей нелюбви к России и политической дружбе с Украиной уже не первый раз поддерживает нереалистичные проекты словами.

Вот яркий пример умирания украинской промышленности и того, что именно Россия, несмотря на весь неприятный геополитический фон, единственная, кто приходит на помощь. Несмотря на то, что Порошенко запретил военно-техническое сотрудничество между Россией и Украиной, которое затронуло в том числе и гражданское авиастроение, десятилетние исторические связи так просто не забываются.

У «Антонова» имеется заказ от кубинской авиакомпании Cubana de Aviacion на самолеты Ан-158 (получен исключительно благодаря России, которая фактически заказала их у Украины для Кубы). В 2013 году, до событий на Майдане, завод спокойно справился с задачей, построив и передав на Кубу три первых Ан-158. В 2014 году по плану «Антонов» должен был построить и сдать заказчику еще столько же. Но постройка затянулась из-за начавшейся как политической, так и экономической неразберихи в стране. В итоге ряд поставщиков деталей для самолетов просто остановили работу.

Так, днепропетровский Южмаш сорвал поставку комплектов шасси на «Антонов». Вместо шести комплектов передано было только два. А в начале этого года работа завода была просто парализована. Ситуацию удалось выправить только после заключения договора с нижегородским Гидромашем, изготовившим и передавшим в конце прошлого и начале нынешнего года комплекты шасси для Ан-148 (который ждала корейская авиакомпания) и для кубинского Ан-158, а также опытного Ан-178. Интересно, что на первый транспортный самолет Ан-178 устанавливается также вспомогательная силовая установка разработки российского НПП «Аэросила» из Ступино.

Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  08.12.2016
На днях немецкие СМИ разразились настоящей истерикой, через которую явно проглядывается постепенно нарастающее паническое состояние. Поводом к этому стали недавние испытания российского боевого железнодорожного комплекса (БЖРК) «Баргузин», или, попросту говоря, ядерного поезда. Так, журналисты влиятельного немецкого издания Die Welt заявили, что «Баргузин» – это российское оружие, которое, пожалуй, больше всего внушает страх Западу со времен окончания Холодной войны.
Геополитика  07.12.2016
Слова президента Казахстана о колониальном прошлом страны вызвали бурную реакцию в России и были расценены как антироссийские. Безусловно являясь таковыми по сути, они отражают крайнюю сложность ситуации, в которой оказался и Назарбаев, и его молодое государство. Как Россия должна относиться к подобным высказываниям?
Мировой ВПК  06.12.2016
Как можно было потерять за короткий срок два самолета из авиакрыла «Адмирала Кузнецова», да еще и по схожей причине — порвавшихся тросов авиафинишера? Defence.ru разбирается вместе с обозревателем Lenta.ru Ильей Крамником.
Мировой ВПК  06.12.2016
Телеканал «Звезда» показал кадры взлета и посадки на палубу тяжелого авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов» нового ударного вертолета морского базирования Ка-52К «Катран». При этом крылатая машина была охарактеризована как вертолет нового поколения. Хоть он и является модификацией сухопутной версии Ка-52 «Аллигатор».
Конфликты  08.12.2016
Если раньше Алеппо «умирал, но не сдавался», то теперь даже пропагандистские СМИ джихадистов сменили репертуар: да, мы вынуждены отступить, но «война только начинается». В этом с боевиками согласен Госдеп, и война действительно «началась»: атаковав анклавы шиитов, исламисты нарушили режим перемирия в Идлибе и оформили тем самым новый серьезный вызов сирийской армии.
Конфликты  07.12.2016
Банды боевиков полностью выбиты из старых кварталов Алеппо. «Противник разгромлен и бежит в южные кварталы», – сообщают сирийские военные. По их словам, освобождение восточного Алеппо будет завершено к концу недели. Помощь армии Сирии оказывают российские военные советники, одним из которых был погибший командир 5-й гвардейской танковой бригады полковник Руслан Галицкий. «Танкист мог вести управление сухопутным боем», – предполагает бывший замглавкома сухопутных войск России генерал-лейтенант Сергей Скоков.
Конфликты  07.12.2016
В конце ноября абсолютно незаметно для широкой общественности состоялся весьма примечательный, как теперь выясняется, визит иностранного гостя в Москву. Не особо афишируя свои намерения, в Россию приезжал главнокомандующий ливийской армией фельдмаршал Халифа Хафтар. Его принимали в наших МИД, Минобороны и в Совете Безопасности. Высокий гость уехал, и вдруг выяснилось, что в нашей столице фельдмаршал обсуждал чрезвычайно чувствительные не только для России темы.