07.09.2014, 21:03
Украинские силовики подрываются на собственных минах
Украинские силовики подрываются на собственных минахМеждународная военная политика
Все боятся, это произнести, но кто-то ведь должен сказать, как есть: украинской армии уже нет. 

Ее нет в том смысле, что Вооруженные силы Украины в пух и прах разгромлены на Донбассе и уже не являются хоть сколь боеспособным формированием. Тяжелая военная техника перемолота. Десятки самолетов и вертолетов сбиты. Но самое главное — бывшее войско деморализовано, предано и рассеяно. Остатки довариваются в котлах юго-востока. Число убитых не поддается счету. Теперь уже окончательно ясно, что киевский торт — это одно, а военная стратегия — совершенно другое. То и другое требуют талантов, но разных. Армия потеряна.

Осталась нацгвардия на основе "Правого сектора". Там Ярош, который то Киев штурмовать собирается, то войну хочет продолжать, но уже сам, без Порошенко, которого открыто называет "предательским животным". Для Порошенко прекращение огня на востоке Украины — вынужденность и хоть какой-то политический воздух, для Яроша — шанс свергнуть Порошенко.

Пригород города Счастье. Украинские военные пытались прорвать окружение и открыли огонь, но попали в засаду к ополченцам. Бойцы разбили украинскую технику, ведут стрельбу из-за укрытий.

За час ожесточенного боя уничтожена целая рота украинских солдат. Продолжать военную операцию на юго-востоке некем — в Луганской области Киев потерял все боеспособные подразделения.

Вот как сейчас выглядит украинская армия, которая грозилась за считаные дни взять Донбасс: вместо танков — искореженные обломки, вместо БТР — груды металлолома, вместо военных грузовиков — расплавленный металл.

Село Березовое. Донецкая область. Колонна украинской техники еще догорает после столкновения украинской армии с ополченцами. Каждый удар — точно в цель.

Еленовка. Танк разорвало на куски. Его башню отнесло взрывной волной на несколько метров. Видно, что танкист пытался спастись — использовал все дымовые гранаты — но не помогло.

Новосветловка. Снаряд разнес машину до основания.

Старобешево. Силовики потеряли здесь около 400 бойцов. Технику пытались прятать в лесу. На месте лагеря — выжженное поле. Видно, что военные уходили в панике — много оставленной обуви, брошены запасы продуктов и горы боеприпасов.

Красный Луч. В город силовики пытались войти обманом — сделали вид, что сдаются.

"Технику под дома людей ставили, чтобы по ним не стреляли, чтобы их было труднее выбить", — рассказывают местные жители.

Не помогает. Ополченцы дали силовикам отпор и выгнали из города. Украинские военные спасаются бегством. Но и во время отступлений киевские силовики делают все, чтобы в городах не осталось ничего живого. По пути отступления "зачищают" города от несогласных с Киевом. Уходя из поселков, минируют дороги.

"Подарки" от украинской армии. В середине села — минное поле. На минах подрываются и сами украинские военные — чаще всего из-за того, что подразделения даже не имеют связи друг с другом. Бойцы в один голос говорят: Киев проигрывает войну, потому что командиры понятия не имеют о том, что на самом деле происходит на поле боя.

"Когда подразделение почти полностью разбили, командование передавало приказ продолжать наступление", — сказал один из украинских военных.

"Мы мясо что ли? Тупые приказы отдаются", — уверен Александр Чуфицкий, старшина 5-го батальона территориальной обороны.

Сами командиры при этом предпочитают либо отсиживаться в тылу, либо первыми эвакуироваться из окружений.

"Когда нас брали в плен, командование батальона отсутствовало, и начальник штаба отсутствовал , он якобы шел в другой колонне, которая прорвалась. Почему он нас бросил, я не знаю. От батальона остались 109 человек. Батальона как такового нет", — отметил Игорь Родин, стрелок батальона "Донбасс".

Тех, кто вернулся, Киев сразу объявляет дезертирами и заводит на бойцов уголовные дела, а ведь еще вчера эти ребята защищали эту власть. О том, в каких условиях приходилось воевать, сами рассказывать стесняются. За низ говорят матери: "Солдаты жили в окопах, там же и в туалет ходили. Они вырвались, и теперь говорят, что они дезертиры!"

Однако большинство бойцов из АТО так и не вернулись. Ежедневно во все крупные города доставляют тела погибших. Везут вагонами. С теми, кто не помещается, солдаты не церемонятся. Так, в Красном Луче останки военных были сожжены! Некоторые тела просто бросают на поле боя. Понимая, это многие украинские военные сдаются в плен.

Многие там впервые видят, куда стреляли. "Мы воевали против мирного населения, в Киеве нам лгут", — сказал один из военных.

Еще одна причина огромных потерь Киева — большинство бронетехники уничтожено, новая не поступает. Все, что отправлял Киев на фронт, — это приказы держаться с тем, что есть. Ставка — на оружие информационное. Ежедневно в украинской столице с трибун рассказывают об успехах армии — мол, укомплектованы по последнему слову.

Потери в рядах бойцов в Киеве называют незначительными.

"У нас из 800 человек 150, а фронт мы держим почти в 100 километров. У нас уже разбита вся техника, нас, как мясо, кинули. Мы почти в полном окружении. У нас оружие 1953 года, техника, которая стреляет через раз. Как можно воевать? Власти разрушили всю страну, армию! Что дальше?! Куда идут миллионы которые они берут, куда идет вся техника?" — спрашивает один из военнослужащих.

А вот и ответ: одна из украинских компаний — ДНСК — за 6 миллионов гривен (18 миллионов рублей) должна была поставлять горючее для военных. "Поставляли локальное топливо в Министерство обороны, а также для пограничников. Это топливо, которое производится на Украине кустарным методом, качество его очень низкое", — рассказал один из тех, кто сотрудничал с ДНСК. На таких поставках компании удалось заработать около полутора миллионов гривен.

"Армия — это гигантская кормушка с миллиардными ежегодными оборотами", — сказал волонтер Юрий Бирюков. А украинским военным из-за нехватки средств приходится воевать на легковых машинах, маршрутках и автобусах.

Те, кто должен выделять деньги для военных, ездят совсем ан других машинах. Заместитель секретаря Совета национальной безопасности Украины Михаил Коваль садится в свой черный Range Rover. У министра обороны Валерия Гелетея — Lexus и Range Rover. Последний куплен в прошлом году за 790 тысяч гривен (больше двух миллионов рублей). Бойцы оказались в окружении, потому что не нашлось ни одной военной машины на ходу.

"Нам сказали, что будет техника, будет тысяча бойцов нацгвариди. Ничего не было. Мы с автоматами на танки шли", — вспоминает один из военных.

По всем каналам крутят социальную рекламу, где призывают пенсионеров отдавать пенсию на нужды АТО.

"Украинская армия разложена и небоеспособна, все части действуют разрозненно, единого управления нет. Все, что было боеспособно, перемолото: порядка 400 танков. То же самое с самолетами — почти все сбиты. То же самое относится к фронтовым бомбардировщикам Су-24. Боевых машин было немного, и те уничтожены ", — подчеркнул Виктор Мясников, обозреватель еженедельника "Независимое военное обозрение".

Такой войной киевские силовики сыты. Сами бойцы уверены: перемирие — единственный способ остановить кровопролитие. Если они и будут снова поднимать штыки, то в сторону тех, кто отправляет их воевать.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  08.12.2016
Спецоперация «Потрясти мир продажей пакета акций «Роснефти»» успешно завершена. Произведенный эффект превзошел все ожидания. Но за экономическими деталями соглашения скрывается не менее интересный политический подтекст. Трудно найти более знаковые структуры, нежели Glencore и Суверенный фонд Катара, символизирующие новое качество России как великой державы. Продажа 19,5% акций «Роснефти» международному консорциуму имела все признаки сложнейшей спецоперации.
Мировой ВПК  08.12.2016
На днях немецкие СМИ разразились настоящей истерикой, через которую явно проглядывается постепенно нарастающее паническое состояние. Поводом к этому стали недавние испытания российского боевого железнодорожного комплекса (БЖРК) «Баргузин», или, попросту говоря, ядерного поезда. Так, журналисты влиятельного немецкого издания Die Welt заявили, что «Баргузин» – это российское оружие, которое, пожалуй, больше всего внушает страх Западу со времен окончания Холодной войны.
Геополитика  07.12.2016
Слова президента Казахстана о колониальном прошлом страны вызвали бурную реакцию в России и были расценены как антироссийские. Безусловно являясь таковыми по сути, они отражают крайнюю сложность ситуации, в которой оказался и Назарбаев, и его молодое государство. Как Россия должна относиться к подобным высказываниям?
Мировой ВПК  06.12.2016
Как можно было потерять за короткий срок два самолета из авиакрыла «Адмирала Кузнецова», да еще и по схожей причине — порвавшихся тросов авиафинишера? Defence.ru разбирается вместе с обозревателем Lenta.ru Ильей Крамником.
Конфликты  08.12.2016
Рамзан Кадыров не стал опровергать факт отправки чеченских бойцов в Сирию, выступив с подробным, но несколько расплывчатым заявлением по этому поводу. Ранее в Сети появился видеоролик под заголовком «Военные из Чечни отправляются в Алеппо». Военные аналитики предположили, какую именно роль в Сирии могли бы сыграть военнослужащие из Чечни. Глава Чечни Рамзан Кадыров в четверг выступил с пространным заявлением, поводом для которого стали сообщения о том, что в Сирию направлен чеченский спецназ - бойцы батальонов Минобороны «Восток» и «Запад».
Конфликты  08.12.2016
Если раньше Алеппо «умирал, но не сдавался», то теперь даже пропагандистские СМИ джихадистов сменили репертуар: да, мы вынуждены отступить, но «война только начинается». В этом с боевиками согласен Госдеп, и война действительно «началась»: атаковав анклавы шиитов, исламисты нарушили режим перемирия в Идлибе и оформили тем самым новый серьезный вызов сирийской армии.
Конфликты  07.12.2016
Банды боевиков полностью выбиты из старых кварталов Алеппо. «Противник разгромлен и бежит в южные кварталы», – сообщают сирийские военные. По их словам, освобождение восточного Алеппо будет завершено к концу недели. Помощь армии Сирии оказывают российские военные советники, одним из которых был погибший командир 5-й гвардейской танковой бригады полковник Руслан Галицкий. «Танкист мог вести управление сухопутным боем», – предполагает бывший замглавкома сухопутных войск России генерал-лейтенант Сергей Скоков.