07.09.2014, 21:03
Украинские силовики подрываются на собственных минах
Украинские силовики подрываются на собственных минахМеждународная военная политика
Все боятся, это произнести, но кто-то ведь должен сказать, как есть: украинской армии уже нет. 

Ее нет в том смысле, что Вооруженные силы Украины в пух и прах разгромлены на Донбассе и уже не являются хоть сколь боеспособным формированием. Тяжелая военная техника перемолота. Десятки самолетов и вертолетов сбиты. Но самое главное — бывшее войско деморализовано, предано и рассеяно. Остатки довариваются в котлах юго-востока. Число убитых не поддается счету. Теперь уже окончательно ясно, что киевский торт — это одно, а военная стратегия — совершенно другое. То и другое требуют талантов, но разных. Армия потеряна.

Осталась нацгвардия на основе "Правого сектора". Там Ярош, который то Киев штурмовать собирается, то войну хочет продолжать, но уже сам, без Порошенко, которого открыто называет "предательским животным". Для Порошенко прекращение огня на востоке Украины — вынужденность и хоть какой-то политический воздух, для Яроша — шанс свергнуть Порошенко.

Пригород города Счастье. Украинские военные пытались прорвать окружение и открыли огонь, но попали в засаду к ополченцам. Бойцы разбили украинскую технику, ведут стрельбу из-за укрытий.

За час ожесточенного боя уничтожена целая рота украинских солдат. Продолжать военную операцию на юго-востоке некем — в Луганской области Киев потерял все боеспособные подразделения.

Вот как сейчас выглядит украинская армия, которая грозилась за считаные дни взять Донбасс: вместо танков — искореженные обломки, вместо БТР — груды металлолома, вместо военных грузовиков — расплавленный металл.

Село Березовое. Донецкая область. Колонна украинской техники еще догорает после столкновения украинской армии с ополченцами. Каждый удар — точно в цель.

Еленовка. Танк разорвало на куски. Его башню отнесло взрывной волной на несколько метров. Видно, что танкист пытался спастись — использовал все дымовые гранаты — но не помогло.

Новосветловка. Снаряд разнес машину до основания.

Старобешево. Силовики потеряли здесь около 400 бойцов. Технику пытались прятать в лесу. На месте лагеря — выжженное поле. Видно, что военные уходили в панике — много оставленной обуви, брошены запасы продуктов и горы боеприпасов.

Красный Луч. В город силовики пытались войти обманом — сделали вид, что сдаются.

"Технику под дома людей ставили, чтобы по ним не стреляли, чтобы их было труднее выбить", — рассказывают местные жители.

Не помогает. Ополченцы дали силовикам отпор и выгнали из города. Украинские военные спасаются бегством. Но и во время отступлений киевские силовики делают все, чтобы в городах не осталось ничего живого. По пути отступления "зачищают" города от несогласных с Киевом. Уходя из поселков, минируют дороги.

"Подарки" от украинской армии. В середине села — минное поле. На минах подрываются и сами украинские военные — чаще всего из-за того, что подразделения даже не имеют связи друг с другом. Бойцы в один голос говорят: Киев проигрывает войну, потому что командиры понятия не имеют о том, что на самом деле происходит на поле боя.

"Когда подразделение почти полностью разбили, командование передавало приказ продолжать наступление", — сказал один из украинских военных.

"Мы мясо что ли? Тупые приказы отдаются", — уверен Александр Чуфицкий, старшина 5-го батальона территориальной обороны.

Сами командиры при этом предпочитают либо отсиживаться в тылу, либо первыми эвакуироваться из окружений.

"Когда нас брали в плен, командование батальона отсутствовало, и начальник штаба отсутствовал , он якобы шел в другой колонне, которая прорвалась. Почему он нас бросил, я не знаю. От батальона остались 109 человек. Батальона как такового нет", — отметил Игорь Родин, стрелок батальона "Донбасс".

Тех, кто вернулся, Киев сразу объявляет дезертирами и заводит на бойцов уголовные дела, а ведь еще вчера эти ребята защищали эту власть. О том, в каких условиях приходилось воевать, сами рассказывать стесняются. За низ говорят матери: "Солдаты жили в окопах, там же и в туалет ходили. Они вырвались, и теперь говорят, что они дезертиры!"

Однако большинство бойцов из АТО так и не вернулись. Ежедневно во все крупные города доставляют тела погибших. Везут вагонами. С теми, кто не помещается, солдаты не церемонятся. Так, в Красном Луче останки военных были сожжены! Некоторые тела просто бросают на поле боя. Понимая, это многие украинские военные сдаются в плен.

Многие там впервые видят, куда стреляли. "Мы воевали против мирного населения, в Киеве нам лгут", — сказал один из военных.

Еще одна причина огромных потерь Киева — большинство бронетехники уничтожено, новая не поступает. Все, что отправлял Киев на фронт, — это приказы держаться с тем, что есть. Ставка — на оружие информационное. Ежедневно в украинской столице с трибун рассказывают об успехах армии — мол, укомплектованы по последнему слову.

Потери в рядах бойцов в Киеве называют незначительными.

"У нас из 800 человек 150, а фронт мы держим почти в 100 километров. У нас уже разбита вся техника, нас, как мясо, кинули. Мы почти в полном окружении. У нас оружие 1953 года, техника, которая стреляет через раз. Как можно воевать? Власти разрушили всю страну, армию! Что дальше?! Куда идут миллионы которые они берут, куда идет вся техника?" — спрашивает один из военнослужащих.

А вот и ответ: одна из украинских компаний — ДНСК — за 6 миллионов гривен (18 миллионов рублей) должна была поставлять горючее для военных. "Поставляли локальное топливо в Министерство обороны, а также для пограничников. Это топливо, которое производится на Украине кустарным методом, качество его очень низкое", — рассказал один из тех, кто сотрудничал с ДНСК. На таких поставках компании удалось заработать около полутора миллионов гривен.

"Армия — это гигантская кормушка с миллиардными ежегодными оборотами", — сказал волонтер Юрий Бирюков. А украинским военным из-за нехватки средств приходится воевать на легковых машинах, маршрутках и автобусах.

Те, кто должен выделять деньги для военных, ездят совсем ан других машинах. Заместитель секретаря Совета национальной безопасности Украины Михаил Коваль садится в свой черный Range Rover. У министра обороны Валерия Гелетея — Lexus и Range Rover. Последний куплен в прошлом году за 790 тысяч гривен (больше двух миллионов рублей). Бойцы оказались в окружении, потому что не нашлось ни одной военной машины на ходу.

"Нам сказали, что будет техника, будет тысяча бойцов нацгвариди. Ничего не было. Мы с автоматами на танки шли", — вспоминает один из военных.

По всем каналам крутят социальную рекламу, где призывают пенсионеров отдавать пенсию на нужды АТО.

"Украинская армия разложена и небоеспособна, все части действуют разрозненно, единого управления нет. Все, что было боеспособно, перемолото: порядка 400 танков. То же самое с самолетами — почти все сбиты. То же самое относится к фронтовым бомбардировщикам Су-24. Боевых машин было немного, и те уничтожены ", — подчеркнул Виктор Мясников, обозреватель еженедельника "Независимое военное обозрение".

Такой войной киевские силовики сыты. Сами бойцы уверены: перемирие — единственный способ остановить кровопролитие. Если они и будут снова поднимать штыки, то в сторону тех, кто отправляет их воевать.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  18.01.2017
В Польшу прибыли первые 3,5 тысячи американских военнослужащих в рамках 9-месячной миссии, которая началась 8 января. Для бронетанковой бригады США такая длительность миссии в Восточной Европе является беспрецедентной. Боевая группа 3-й бронетанковой бригады из состава 4-й пехотной дивизии выдвинулась в Жагань и Поморское, а 87 танков М-1 «Абрамс» последовали за ними на поездах.
Геополитика  18.01.2017
Российское инфопространство впало в эйфорию. Псевдопатриотическая трескотня в СМИ, многочисленные публицисты и аналитики, создающие ощущение какой-то великой победы России над международным глобализмом и либерализмом, всесилия наших спецслужб вплоть до того, что они могут по своему желанию ставить американских президентов и менять мировые элиты. Уверенность в контроле за собственным инфопространством может сыграть с нашим народом очень плохую шутку…
Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Конфликты  17.01.2017
Боевики запрещенного в России «Исламского государства» почти взяли окруженные позиции сирийских военных в Дейр-эз-Зоре. Падение гарнизона этого сирийского города даст террористам полный контроль над местными нефтяными полями и укрепит их сообщение с подконтрольными ИГ территориями Ирака. Джихадисты уже празднуют победу и заставляют жителей захваченных районов подчиняться новым порядкам.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.