24.02.2015, 19:24
Украине предложили раздел
Украине предложили разделМеждународная военная политика
Берлин посоветовал Киеву отказаться от части Донбасса.

Киев должен отказаться от востока Украины и смириться с потерей этой территории, равно как и с присоединением Крыма к России. Только в этом случае, считает известный немецкий международный аналитик Штефан Майстер, можно предотвратить дальнейшую дестабилизацию ситуации в стране.

Свою «украинскую концепцию» эксперт по Восточной Европе и России в Германском обществе внешней политики (DGAP) изложил в авторской статье для газеты Die Zeit, основные тезисы которой в переводе публикует РИА «Новости».

По мнению Майстера, решению украинского конфликта не способствуют ни санкции, ни, тем более, возможная отправка американского оружия на Украину, которая может в итоге лишь привести к разделению Запада. На его взгляд, долгосрочного прекращения огня в регионе не будет, если Киев откажется следовать плану предложенному Владимиром Путиным в письме Петру Порошенко в середине января. В частности, если занятые ополченцами территории не получат автономию.

Однако последние Минские соглашения, гарантами которых выступили канцлер Германии и президенты Франции, России и Украины, не предусматривают, как известно, такого варианта. Там говорится о том, что территории, которые находится сейчас под контролем ДНР и ЛНР, получат особый статус в составе Украины. Но ничего не говорится об автономии Донецкой и Луганской народных республик.

Тогда, с какой целью немецкий эксперт снова поднял эту тему?

- Заявление Майстера является мнением определенной части прагматично настроенной европейской элиты, которая стремится сейчас погасить конфликт в Донбассе любыми способами, - считает декан факультета социологии и политологии Финансового университета при правительстве РФ Александр Шатилов. - Даже ценой потери Украиной довольно значимой для себя территории – Луганской и Донецкой областей. Эта часть европейской элиты заинтересована в стабилизации ситуации и в прагматичном, взаимовыгодном партнерстве с Россией.

В то же время в настоящий момент лидеры ведущих стран Евросоюза в большинстве не являются политиками европейскими. А являются скорее политиками проамериканскими. И согласовывают очень четко свою внешнеполитическую стратегию с курсом официального Вашингтона. Поэтому предложения немецкого эксперта во многом диссонируют с позицией Меркель, Олланда, Кэмерона и других европейских политиков, которые наоборот ориентированы на то, чтобы максимально стравить Украину с Россией.

— Но инициаторами «Минска-2» как раз Меркель и Олланд выступили…

- Да, конечно. Но в ведущих государствах Европы Минские соглашения сейчас во многом рассматриваются, как некие соглашения дипломатического порядка – не более того. Проамериканская Европа тоже пытается как бы стабилизировать ситуацию на востоке Украины. Но не для того, чтобы замириться с Россией. А для того, чтобы Киев еще больше шел по военной линии. Чтобы еще больше настроить Порошенко на возврат утраченных территорий. Для того чтобы в последействие бросить его опять в Донбасс и спровоцировать дополнительный конфликт с Россией.

Главная проблема заключается в том, что сейчас в Европе очень мало европейских политиков, которые заботятся, прежде всего, судьбах Европейского континента. И которые готовы действительно дружить с Россией, а не вопреки своим же национальным интересам идти с ней на конфронтацию.

Майстер здесь, мне кажется, как раз отражает позиции – не сказал бы, пророссийской, но вот этой прагматичной части европейской элиты.

— Можно ли рассматривать его заявление как некий «вброс», на тот случай, если Минские соглашения потребуют какой-то корректировки в будущем? Об автономии, скажем, речь еще может зайти?

- Скажем словами классика: для Атоса это слишком много, для графа де Ла Фера - слишком мало. То, что было возможно в мае прошлого года, когда автономию, может быть, даже умеренную федерализацию Луганск и Донецк приняли бы.

В настоящий момент там уже стали формироваться фактически полноценные государства. И, я думаю, что они вряд ли будут согласны на любую интеграцию в состав единого украинского государства. Питать иллюзии на этот счет абсолютно бессмысленно.

Как бы то ни было, ДНР и ЛНР существуют и все больше и больше укрепляются как самостоятельные государственные образования. По типу Приднестровья, которое – пусть и непризнанное, - но существует уже практически двадцать пять лет.

То есть, все эти предложения насчет автономии, они опоздали уже как минимум на полгода.

По мнению руководителя Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Василия Колташова, прекращение развития кризиса на Украине требует активной позиции со стороны Киева.

- С точки зрения международного анализа, отказ от силовой операции, признание независимости Донбасса, а также, соответственно, права Крыма на самоопределение – это останавливает войну на Украине и останавливает конфликт в Евразии, как таковой, когда не нужно вводить санкции против России.

Но дело в том, что такая оценка совершенно не рассматривает внутреннюю ситуацию на Украине – с одной стороны. А с другой стороны, интересы Соединенных Штатов.

Потому что совершенно ясно, что для США Украина должна воевать. И должна подавить восстание. Поскольку это будет урок всем, кто может попытаться восстать против экономической системы вашингтонского консенсуса и сил, которые ее проводят политическим путем в любой другой части Европы.

Ведь совершенно неслучайно столько пишется сейчас про греческий и испанский кризисы. Они могут обернуться подобным развитием конфликта. Потому что там люди тоже очень устали. А вместо выхода из кризиса им предлагают план так называемого трансатлантического соглашения о свободной торговле, который ничего хорошего для европейских экономик не несет.

То есть, в скором будущем можно ожидать роста сопротивления этой политики.

А с другой стороны есть острейший социально-экономический кризис на Украине, который территориальным изменением Украины никак не решается. Напротив, правительство Украины остается один на один с этим кризисом, как только прекращается война, и как только нельзя будет списывать на «агрессию России» все провалы собственной политики и весь ужас экономической ситуации.

— То есть, Киеву война даже на руку?

- Естественно. Потому что они понимают, что в противном случае их ожидает расширение зоны восстания. Грубо говоря, как только они договариваются с ополченцами в Донбассе и признают волю крымчан, начинается новая волна протестов уже в самой Украине, окрашенная в цвета украинского национального флага.

Но дело в том, что это может привести к падению режима. И Порошенко это чувствует. Он понимает, что стоит только где-то ослабить контроль или ослабить патриотическую риторику, как социальный кризис и экономический кризис вырвутся и сметут его тоже.

— Но рейтинги его все равно падают. Уровень поддержки Порошенко, по данным соцопроса, с августовских 57 % снизился до 45 %. Прямое недовольство президентом выразили 46 % (против 29-ти в сентябре). И это понятно, он не выполнил ни одного из своих предвыборных обещаний.

- Порошенко поставил свою жизнь на карту, если можно так выразиться. Потому что ему не простится пролитая кровь. И с него спросится когда-нибудь. И с членов его семьи тоже. Ведь он же много лет потратил на то, чтобы сколотить состояние и создать свою бизнес-империю. Он пытался ее защитить и усилить путем своей интеграции в политику. И сейчас он это все поставил на карту. И, более того, он понимает, что карта эта не выиграет. Что игра ведется ва-банк, и он проиграет, скорей всего.

Это заставляет его, кстати говоря, потреблять большое количество алкоголя. Потому что он понимает, что рано или поздно его разорвут.

— Неадекватные заявления о победах в Дебальцеве и громкие обещания вернуть Крым – результат этих комплексов?

- Разумеется. Он, конечно, не вернет ни Крым, ни доверие общественное. У него нет никаких рецептов, чтобы разобраться в экономической ситуации. И чем больше он выполняет указания МВФ, тем хуже становится на Украине.

У него ничего нет. И от этого он делается еще большей марионеткой Запада. Потому что у него есть только надежда, что США и ЕС его не бросят, если он будет абсолютным исполнителем.

Чтобы стабилизировать режим, нужно вести другую экономическую политику. Нужно залить Украину деньгами - выдать ей реально, скажем, сто миллиардов евро инфраструктурных дотаций (по сути, это требование, которое выставлял в свое время Янукович).

Запад хотел получить Украину дешево. Получил. А вместе с этим получил массу проблем. Невозможно выиграть Украину, не вкладывая в нее ничего, а только выкачивая из нее деньги и ресурсы и эксплуатируя ее как рынок.

Но сам Евросоюз находится сейчас в сложной социально-экономической ситуации. Кризис там движется с юга на север. Причем, если Германию вторая волна кризиса накрывает постепенно. То Греция, Италия и Испания даже не успели еще выйти из первой волны, не знали никакой стабилизации экономики. А сейчас туда придет новая.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  09.12.2016
Вице-адмирал Джеймс Фогго, командующий 6-м флотом ВМС США, дислоцированном в Средиземноморье, сделал весьма примечательное и очень обязывающее заявление. По мнению Фогго, «длительность патрулирования американских боевых кораблей в Черном море может быть увеличена примерно до четырех месяцев». Кроме того, «если вызовы в этом регионе станут более срочными» то, считает адмирал, возможно наращивание у берегов России и численности таких кораблей.
Геополитика  08.12.2016
Спецоперация «Потрясти мир продажей пакета акций «Роснефти»» успешно завершена. Произведенный эффект превзошел все ожидания. Но за экономическими деталями соглашения скрывается не менее интересный политический подтекст. Трудно найти более знаковые структуры, нежели Glencore и Суверенный фонд Катара, символизирующие новое качество России как великой державы. Продажа 19,5% акций «Роснефти» международному консорциуму имела все признаки сложнейшей спецоперации.
Мировой ВПК  08.12.2016
На днях немецкие СМИ разразились настоящей истерикой, через которую явно проглядывается постепенно нарастающее паническое состояние. Поводом к этому стали недавние испытания российского боевого железнодорожного комплекса (БЖРК) «Баргузин», или, попросту говоря, ядерного поезда. Так, журналисты влиятельного немецкого издания Die Welt заявили, что «Баргузин» – это российское оружие, которое, пожалуй, больше всего внушает страх Западу со времен окончания Холодной войны.
Геополитика  07.12.2016
Слова президента Казахстана о колониальном прошлом страны вызвали бурную реакцию в России и были расценены как антироссийские. Безусловно являясь таковыми по сути, они отражают крайнюю сложность ситуации, в которой оказался и Назарбаев, и его молодое государство. Как Россия должна относиться к подобным высказываниям?
Конфликты  09.12.2016
Коалиция во главе с США в иракском Мосуле нанесла воздушный удар по больнице, которую боевики террористической организации «Исламское государство» использовали в качестве штаба. Об этом сообщила газета The Guardian со ссылкой на центральное командование вооруженных сил США. Отмечается, что за часть сооружений комплекса несколько дней шла ожесточенная борьба иракской армии с террористами, после чего солдаты запросили авиационную поддержку коалиции.
Конфликты  08.12.2016
Рамзан Кадыров не стал опровергать факт отправки чеченских бойцов в Сирию, выступив с подробным, но несколько расплывчатым заявлением по этому поводу. Ранее в Сети появился видеоролик под заголовком «Военные из Чечни отправляются в Алеппо». Военные аналитики предположили, какую именно роль в Сирии могли бы сыграть военнослужащие из Чечни. Глава Чечни Рамзан Кадыров в четверг выступил с пространным заявлением, поводом для которого стали сообщения о том, что в Сирию направлен чеченский спецназ - бойцы батальонов Минобороны «Восток» и «Запад».
Конфликты  08.12.2016
Если раньше Алеппо «умирал, но не сдавался», то теперь даже пропагандистские СМИ джихадистов сменили репертуар: да, мы вынуждены отступить, но «война только начинается». В этом с боевиками согласен Госдеп, и война действительно «началась»: атаковав анклавы шиитов, исламисты нарушили режим перемирия в Идлибе и оформили тем самым новый серьезный вызов сирийской армии.