02.04.2015, 18:50
Украина задумалась о рэкете
Украина задумалась о рэкетеМеждународная военная политика
Кто выиграет от национализации российского имущества в «незалежной»?

Украина может пойти на беспрецедентный шаг и забрать всю собственность российских компаний и граждан на своей территории. В Верховную Раду внесен законопроект «О национализации имущества государства-агрессора и его резидентов». Под закон попадает любое недвижимое и движимое имущество, банковские вклады и любые активы, принадлежащие гражданам РФ «непосредственно или через аффилированных лиц».

Как сказано в документе, изъятие активов должно происходить без какой-либо компенсации. По крайней мере, «до окончания агрессии». То, что никакой агрессии со стороны России нет, а Киев продолжает договариваться с Москвой о скидках на газ, закоперщиков национализации не волнует. Тем более что среди них много радикалов, бывших командиров добровольческих батальонов.

Интересно, что в сам текст закона изначально заложена «коррупционная составляющая»: список национализируемых предприятий будет определять правительство, и в каждом случае потребуется отдельный закон. Потенциально последствия от национализации могут быть для российских собственников весьма существенными.

На сегодняшний день российский капитал владеет целым рядом крупных предприятий и банков на Украине. Это, в частности, Проминвестбанк (владелец – ВЭБ, пятое место в рейтинге банков страны с активами 3,5 млрд. долларов), Сбербанк России на Украине (восьмое место в рейтинге с активами 2,9 млрд. долларов), Альфа-банк на Украине (11-е место с активами 2,4 млрд.), ВТБ-банк. Крупнейший продавец табачных изделий «Мегаполис-Украина» (выручка в 2013 году - 1,9 млрд. долларов), более половины крупнейшего украинского холдинга Рината Ахметова «Индустриальный союз Донбасса» тоже находятся в собственности российских компаний. Крупнейшие сотовые операторы «МТС-Украина» и «Вымпелком» также у россиян. А есть еще целый ряд крупных заводов и комбинатов с годовой выручкой в десятки и сотни миллионов долларов.

Если эту собственность начнут отбирать, то в России могут национализировать имущество украинцев, как это уже произошло в Крыму. Приезд спецназа на липецкую кондитерскую фабрику «Рошен» Петра Порошенко можно считать свидетельством решимости российских властей. По сообщениям из СМИ, Ринат Ахметов владеет тремя шахтами в Ростовской области и обогатительной фабрикой, Тариэл Васадзе имеет автосалоны в Москве и Санкт-Петербурге, Дмитрий Фирташ приобрел лицензию на освоение газового месторождения в Адыгее, Юрий Иванющенко владеет Армавирским заводом тяжелого машиностроения. Но очевидно, что россияне имеют на Украине намного больше, нежели украинцы в России, так что возместить потери в случае ответной национализации вряд ли получится.

В то же время, опрошенные эксперты полагают, что внесенный в Верховную Раду закон вряд ли будет принят.

– Сегодня Украина стала «сказочной страной», где возможно абсолютно всё, но я сомневаюсь, что такой законодательный акт может быть принят, – говорит директор Центра политического маркетинга (Украина) Василий Стоякин. – Во-первых, российские активы на Украине - это «зеркало» украинских активов в России. Во-вторых, российские активы приносят большую пользу и Украине. Национализация российский банков, в частности, дочерней фирмы Сбербанка России, очень сильно ударит по украинскому финансовому сектору, который сегодня и так дышит на ладан. Количество закрываемых банков в стране постоянно растет, и сознательно выбивать «кирпичики» из шаткого строения – это приближать дефолт.

Мы знаем, что украинские предприниматели активно сотрудничают с российскими, часто через офшоры. Идти на обострение никто не хочет. С другой стороны, казус с фабрикой Порошенко в Липецке, а перед этим с его же Севастопольским морским заводом, наглядно показывает, что Россия относится к украинскому бизнесу достаточно жестко. В результате, киевское руководство может счесть, что пора ответить.

Вообще же процесс отбора российских активов на Украине идет полным ходом. Скажем, недавно возникли проблемы у Николаевского глиноземного завода. Но это, правда, делается рейдерскими способами, которые сами по себе политического вида не имеют.

— Многие российские компании зарегистрированы в офшорах. В случае принятия закона, украинская власть будет отбирать предприятия, исходя из «политической целесообразности», или будет готова вести многолетние суды?

– Скорее всего, будут многолетние суды. Дело в том, что сейчас в Киеве объективно нет политической воли на продолжение конфликта. Как бы ни был обижен Порошенко за судьбу своих активов в России, он отдает себе отчет, что вести противоборство с Россией самостоятельно он не сможет, а помогать ему никто не будет.

Хотя, конечно, при наличии политической воли можно наплевать на юридические формальности, ведь и так прекрасно известно, что кому принадлежит. Все частные вопросы отходят на третий план, всем управляет политическая целесообразность.

Но нынешним киевским властям не до того. Скорее всего, осенью будут досрочные выборы в Раду. Порошенко стоит перед очень сложным выбором, как ему получить нужную конструкцию парламента. Он планирует сформировать коалицию из собственного блока, партии «Самопомощь» и «Оппозиционного блока». Но «Самопомощь» и «Оппозиционный блок» официально выступают за улучшение отношений с Россией. Порошенко поэтому не нужно ухудшать эти отношения до критического уровня.

—Собственность украинских предпринимателей в России на порядок меньше, чем собственность российских предпринимателей на Украине.

– Тем не менее, потери для украинских олигархов будут более весомыми, чем для российских.

Порошенко неоднократно говорил, что зарабатывает деньги в России и Венгрии, а на Украине их тратит. Определенная доля правды в этих словах, наверное, содержится.

У радикалов, которые вносят закон о национализации, нет вообще никакой собственности. Им плевать на последствия подобных шагов, тут вопросов нет.

Что касается возможной реакции России на принятие закона, то вряд ли Москва тоже начнет национализировать собственность украинских бизнесменов. Если ответные шаги будут, то они будут, во-первых, в рамках закона, а не «революционной целесообразности», во-вторых, ассиметричными. Какими конкретно – сказать сложно, но экономический блок правительства РФ обладает большой фантазией.

– Я не думаю, что закон о национализации будет принят, а если будет принят, то будет выполнен, – говорит директор Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий. – Дочерние структуры российских банков активно поддерживали украинские власти, проводили их политику по Крыму, активно покупали государственные военные облигации.

Другое дело, что инициаторы закона показывают несостоятельность украинской официальной риторики. Украина вроде бы борется с «российской агрессией», а тут обнаруживается факт, что олигархи двух стран успешно сотрудничают и согласуют друг с другом свою работу.

Конечно, если на Украине начнется волна национализации, то перед Россией встанет вопрос о необходимости национализации украинской собственности. Думаю, что факт внесения закона в Раду есть попытка ответа на попытку национализации собственности Порошенко в России. Это некий обмен угрозами.

—Какова цель этих угроз?

– На мой взгляд, главная цель многих украинских и российских политиков – сделать так, чтобы ничего не менялось и осталось как есть.

—Если у российских олигархов начнут отнимать собственность на Украине, то будут ли они склонять руководство России к более решительным действиям?

– Я так не думаю. Пока наши олигархи сотрудничали с киевским режимом. И Порошенко, скорее всего, будет вынужден обуздать своих радикалов. Либо он потеряет часть своей поддержки на Украине, ведь связанные с Россией украинские олигархи – один из столпов нынешней власти в «незалежной».

– Закон о национализации отражает внутриукраинскую политическую борьбу, – считает политолог Анатолий Несмеян (Эль-Мюрид). – У Порошенко есть собственность в России, и на него посредством этого пытаются давить. Если будет принят закон, то воплощать его положения в жизнь будет правительство Яценюка, который уж точно не союзник президента. Яценюк понимает, что в случае национализации российских активов на Украине, Москва просто вынуждена будет сделать аналогичный шаг по отношению к собственности украинцев.

—Могут ли сопротивляться национализации на Украине своей собственности российские олигархи?

– Если закон и будет принят, то он будет использоваться в качестве инструмента «государственного рэкета». Нашим олигархам будут предлагать платить за то, чтобы их имущество не национализировали. Закон будет больше угрозой, нежели действием.

—Потеряет ли Украина от национализации российской собственности?

– Могут возникнуть очень серьезные сложности. Дочерние компании российских банков сейчас фактически спасают украинскую экономику. Наши банки в прошлом году докапитализировались на очень приличную сумму. Если они попадут под конфискацию, то финансовая система Украины может окончательно обрушиться. Сама конфискация много не даст, а проблем будет немало.

Я всё-таки думаю, что сейчас идет попытка оказывать давление, как на Россию, так и на Порошенко. Подчеркну, что даже принятие закона не будет означать автоматическую национализацию всего имущества россиян. Решения будут приниматься в индивидуальном порядке.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  09.12.2016
Вице-адмирал Джеймс Фогго, командующий 6-м флотом ВМС США, дислоцированном в Средиземноморье, сделал весьма примечательное и очень обязывающее заявление. По мнению Фогго, «длительность патрулирования американских боевых кораблей в Черном море может быть увеличена примерно до четырех месяцев». Кроме того, «если вызовы в этом регионе станут более срочными» то, считает адмирал, возможно наращивание у берегов России и численности таких кораблей.
Геополитика  08.12.2016
Спецоперация «Потрясти мир продажей пакета акций «Роснефти»» успешно завершена. Произведенный эффект превзошел все ожидания. Но за экономическими деталями соглашения скрывается не менее интересный политический подтекст. Трудно найти более знаковые структуры, нежели Glencore и Суверенный фонд Катара, символизирующие новое качество России как великой державы. Продажа 19,5% акций «Роснефти» международному консорциуму имела все признаки сложнейшей спецоперации.
Мировой ВПК  08.12.2016
На днях немецкие СМИ разразились настоящей истерикой, через которую явно проглядывается постепенно нарастающее паническое состояние. Поводом к этому стали недавние испытания российского боевого железнодорожного комплекса (БЖРК) «Баргузин», или, попросту говоря, ядерного поезда. Так, журналисты влиятельного немецкого издания Die Welt заявили, что «Баргузин» – это российское оружие, которое, пожалуй, больше всего внушает страх Западу со времен окончания Холодной войны.
Геополитика  07.12.2016
Слова президента Казахстана о колониальном прошлом страны вызвали бурную реакцию в России и были расценены как антироссийские. Безусловно являясь таковыми по сути, они отражают крайнюю сложность ситуации, в которой оказался и Назарбаев, и его молодое государство. Как Россия должна относиться к подобным высказываниям?
Конфликты  09.12.2016
Коалиция во главе с США в иракском Мосуле нанесла воздушный удар по больнице, которую боевики террористической организации «Исламское государство» использовали в качестве штаба. Об этом сообщила газета The Guardian со ссылкой на центральное командование вооруженных сил США. Отмечается, что за часть сооружений комплекса несколько дней шла ожесточенная борьба иракской армии с террористами, после чего солдаты запросили авиационную поддержку коалиции.
Конфликты  08.12.2016
Рамзан Кадыров не стал опровергать факт отправки чеченских бойцов в Сирию, выступив с подробным, но несколько расплывчатым заявлением по этому поводу. Ранее в Сети появился видеоролик под заголовком «Военные из Чечни отправляются в Алеппо». Военные аналитики предположили, какую именно роль в Сирии могли бы сыграть военнослужащие из Чечни. Глава Чечни Рамзан Кадыров в четверг выступил с пространным заявлением, поводом для которого стали сообщения о том, что в Сирию направлен чеченский спецназ - бойцы батальонов Минобороны «Восток» и «Запад».
Конфликты  08.12.2016
Если раньше Алеппо «умирал, но не сдавался», то теперь даже пропагандистские СМИ джихадистов сменили репертуар: да, мы вынуждены отступить, но «война только начинается». В этом с боевиками согласен Госдеп, и война действительно «началась»: атаковав анклавы шиитов, исламисты нарушили режим перемирия в Идлибе и оформили тем самым новый серьезный вызов сирийской армии.