13.11.2015, 08:46
Украина входит в военное положение
Украина входит в военное положениеМеждународная военная политика
Стоящая на пороге дефолта страна решила в 2016 году вдвое увеличить расходы на оборону.

На обеспечение собственной обороны в 2016 году Украина намерена потратить не менее 100 миллиардов гривен (($ 4,4 млрд по нынешнему курсу). К этим суммам обещано добавить еще некоторые суммы — «из спецфондов и привлечения ресурсов под государственные гарантии». Таково решение Совета национальной безопасности и обороны этой страны, очередное заседание которого под председательством президента Петра Порошенко в среду завершилось в Киеве.

Таким образом, у соседей с грядущего января намечен просто взрывообразный рост военных расходов. Ведь тот же показатель на 2015 год, по официальным данным, составляет «всего» около 50 миллиардов гривен (примерно $ 2 млрд).

Правда, даже нынешние усилия самым губительным образом сказываются на самочувствии украинской экономики, неизбежный дефолт которой за временной горизонт постоянно отодвигается только терпеливой опекой Запада. Зато, как похвастался после упомянутого заседания СНБО президент Порошенко, «мы подняли боеспособность украинской армии на уровень одной из лучших на континенте». Самое поразительное, что формально глава Украины не столь уж далек от истины.

Взять, к примеру, составленный американским изданием Business Insider так называемый глобальный индекс огневой мощи (Global Firepower Index), по которому в нынешнем году были оценены армии 106 стран мира. В индексе учтены более 50 факторов, включая военный бюджет, количество личного состава и боевой техники, мобилизационные ресурсы, транспортную инфраструктуру, протяженность береговой черты и даже доступ к природным ресурсам. Так вот, согласно этим данным, украинская армия сегодня действительно занимает 21-е место в мире. И в Европе уступает лишь России, Великобритании, Франции, Германии, Турции, Италии и Польше.

На самом деле, достижение невеликое, если учесть, что на нашем континенте следующая в той же таблице за Украиной — никогда не воевавшая Швейцария, общая численность Вооруженных сил которой немногим больше 100 тысяч солдат и офицеров.

Что касается прочих европейских лидеров глобального индекса огневой мощи, то их неспособность воевать поодиночке — не секрет даже для руководства этих стран. Что там не раз в последние годы признавали открыто. Хоть Германию возьми, хоть Великобританию, хоть Францию.

Вот, скажем, показательные итоги социологического опроса населения в странах Евросоюза, датированного минувшим летом. Как оказалось, только четверть опрошенных в Западной Европе выразили готовность воевать за свою страну. Во Франции и Англии лишь 27−29% ответили на этот вопрос утвердительно. Ещё ниже показатели в Испании (21%), Австрии (столько же), Италии (20%), Бельгии (19%), Германии (18%) и Нидерландах (15%).

Опередить эти наслаждающиеся жизнью и насквозь пацифистские государства в уровне обороноспособности — много ли ума требуется? Так что на самом деле аргумент Порошенко об украинской армии как об «одной из лучших на континенте», только для внутриукраинского употребления и годится. Пускать пыль в глаза собственному оголодавшему электорату, которому давно уже только пушки вместо масла и предлагают.

Тем не менее, намерения резко укрепить боевую мощь Вооруженных сил Украины налицо. На что в Киеве могут реально рассчитывать?

Главным приоритетом на 2016 год Порошенко назвал повышение жалованья военным. Почему именно этот показатель?

Неимоверными усилиями за последний год численность украинской армии Киеву удалось увеличить вдвое — с 146 тысяч до 280 тысяч человек. Это позволило существенно пополнить имевшиеся части и соединения, а также дополнительно развернуть одиннадцать различных бригад, четыре отдельных полка и множество дополнительных батальонов. Чтобы все это сформировать, потребовалось сразу несколько так называемых «волн мобилизации».

Теперь начался обратный процесс. В 2015 году в запас пришлось уволить 35 тысяч солдат и офицеров. Кем их заменять? Призывать новых? Но уклонение от службы и дезертирство в украинской армии давно приняли повальный характер.

По данным главного военного прокурора Украины Анатолия Матиоса, за время так называемой «АТО» из ВСУ дезертировали около 16 тысяч военных. Даже из считающихся элитными частей Службы безопасности Украины за год разбежались по домам около 1400 военнослужащих. Причем, большинство самовольно покинули армию и СБУ с оружием.

Выходит, надежда командования только на контрактников. То есть, на тех, кого не приходится тянуть в казарму на военкоматовском аркане. Как результат — пришлось президенту Порошенко после заседания СНБО заявить: «Мы видим, что в условиях необходимости демобилизации значительная часть бойцов может быть привлечена на контрактную основу»

На сегодня профессиональных военных (считая, естественно, и офицеров) в украинской армии 107 тысяч. Несмотря на все старания, за год это число удалось увеличить на сущие крохи — всего на две тысячи человек.

А все почему? А потому что платят мало. Нынешний солдат-контрактник на Украине получает около 3 тысяч гривен (то есть примерно 150 долларов в месяц). Разного рода надбавки позволяют отдельным военным увеличить жалованье вдвое. Тоже негусто, если принять во внимание, что за такие деньги приходится еще и ползать на передовой под пулями.

— Да кто пойдет на пятилетний контракт или на трехлетний контракт на зарплату в 3000 гривен? — недавно риторически вопрошал советник министра обороны этой страны Юрий Бирюков.

Поэтому деваться некуда — надо жалованье повышать, чтобы вовсе без солдат не остаться. Сколько финансов на это необходимо?

Если, предположим, на контракт пришлось бы переводить всю украинскую армию, то, по подсчетам Юрия Бирюкова, потребовалось бы 100 миллиардов гривен в год. Как раз столько, сколько составит военный бюджет на будущий год. Он весь ушел бы на жалованье, не оставив денег даже на сухари. Ясно, что такое невозможно.

Так все же, сколько потребуется денег? Точно сказать невозможно, поскольку параметры повышения жалованья еще никто не определил. Однако по данным все того же Бирюкова, сегодня фонд заработной платы Министерства обороны Украины составляет 19 миллиардов гривен. Иначе говоря — пятую часть запланированного военного бюджета-2016.

Намного больше денег уйдет еще на питание, вещевое довольствие, логистику, обеспечение горюче-смазочными материалами, обустройство войск, жилищное строительство, хоть какую-то боевую подготовку. А уж на ремонт ветшающей техники…

По сведениям Бирюкова, сегодня только чтобы отремонтировать один лишь украинский танк в среднем надо около 6 миллионов гривен. Восстановить боеспособность танкового батальона — пару сотен миллионов гривен — на бочку! Так что на повышение жалованья остается не так уж много.

В общем, выходит, что ВСУ и по сей день находятся в роковой финансовой яме, из которой только недавно с большим трудом выбралась Российская армия. Почти весь оборонный бюджет Украины, как и прежде, уходит на содержание ее войск. На развитие ничего не остается. А это неизбежная деградация. Потому что во всем мире идеальным считается соотношение 70 на 30. Где 70% военного бюджета — учения, тренировки, разработка и закупка новых вооружений и техники. И только 30% - на прокорм и содержание служивых.

Но без ритмичных закупок современного оружия любая армия превращается в орду. Что, несмотря на бравурные заявления президента Порошенко, на наших глазах и происходит у соседей.

Вот, скажем, одной из главных своих забот на заседании СНБО он назвал неуклонное выполнение гособоронзаказа. То есть — как раз перевооружение. О том, каковы здесь истинные возможности Украины — доподлинно неизвестно, поскольку сведения такого рода в любой стране за многими грифами секретности. Но кое-что из открытой печати выудить все же можно.

Так, большие надежды украинские военные возлагают на действительно весьма неплохой, по мнению экспертов, танк «Оплот-М» (глубокая модернизация советского Т-80УД). На вооружение украинской армии он принят еще в 2009 году, но в войсках его практически нет.

Все потому, что цикл производства каждой такой боевой машины в Харькове составляет девять месяцев. Поэтому почти все, что сходит с харьковского конвейера, тут же уходит в Таиланд, который имел неосторожность в 2011 году закупить у Киева 49 «Оплотов». К маю нынешнего года тайцы получили от Киева лишь десять танков.

Да и вообще в 2014 году Украина, по признанию генерального директора «Укроборонпрома» Романа Романова, сумела изготовить всего пять «Оплотов». В 2016-м гендиректор посулил увеличить объемы производства аж в 24 раза! Но это всего 120 танков. Сущие слезы для Вооруженных сил общей численностью почти в 300 тысяч штыков.

Впрочем, с бронетехникой на Украине традиционно дела идут еще не худшим образом. Потому что в наследство ей достался, пожалуй, лучший в бывшем СССР Харьковский танкостроительный завод и сильнейшая в этой области конструкторская школа. Куда сложней с боевой авиацией.

Оказавшиеся в Воздушных силах Украины боевые самолеты медленно умирают. К примеру, в строю осталось не более нескольких десятков истребителей, способных хотя бы просто подняться в небо. Потому что и заводы-изготовители, и производство запасных частей остались в России.

На Львовском государственном авиаремонтном заводе еще в 2007 году попытались было затеять модернизацию нескольких МиГ-29 (модификацию 9.13). Получился МиГ-29УМ1 с несколько улучшенной навигационной системой и радиостанцией. На боевые качества самолета это существенно не повлияло. Только даже и при этом удалось восстановить не более восьми истребителей из запланированных двенадцати.

А в Запорожье нечто подобное решили проделать с Су-27, преобразовав его в Су-27П1М. Конкретнее — научить тяжелый истребитель наносить удары и по наземным целям. О высокоточном оружии, без которого немыслимы современные войны, и речи не шло. Хотя бы свободнопадающими бомбами и неуправляемыми авиационными ракетами.

В итоге через процесс модернизации удалось пропустить лишь шесть «сушек», которые отправили в Миргород и Житомир.

Но уж вовсе анекдотичная ситуация на днях случилась в Военно-Морских силах Украины.

Волонтерская группа «Вернись живым» опубликовала в Фейсбуке призыв помочь экипажу флагмана этого флота — фрегата «Гетман Сагайдачный». Тут-то и выяснилось, что в свое время на корабле вышла из строя штатная навигационная радиолокационная станция. За помощью обратились к американцам. Те от щедрот поставили на «Гетман Сагайдачный» устаревший радар с рыболовецкого судна.

Так украинские моряки красы и гордости ВМСУ и ходят в море. А во время учений или прохождения проливной зоны, как пожаловались украинские волонтеры, древний «штатский» (или «штатовский»?) радар не справляется с нагрузкой и безопасность мореплавания совсем не гарантирует. Приходится за решение штурманских задач по безаварийному расхождению со встречными целями сажать за планшеты до десяти членов экипажа.

Так флагман ВМСУ и бережет покой державы. Вряд ли хоть один иной флот знаком с подобной морской практикой.

Добровольные помощники даже узнали, что делу могла бы помочь современная навигационная РЛС Furuno FAR-2117/27. Стоит она всего 11 тысяч долларов. Ни у ВМСУ, ни у Минобороны Украины таких денег нет. Ищут спонсора для «Гетмана Сагайдачного».

Чтобы перечисленное не казалось тенденциозно надерганными фактами, в заключение сошлюсь на мнение известного украинского военного эксперта Сергея Згурца. Его слова, произнесенные 3 ноября, звучат как приговор амбициозным планам Киева: «По самым оптимистичным оценкам, украинская оборонка может удовлетворить лишь 10% потребностей армии».

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Геополитика  04.05.2017
Покамест эта программа касается только русского флота. В ближайшее время он сможет нейтрализовать нынешнее подавляющее преимущество американского флота по численности и вооружению. А в перспективе это может стать проектом надевания наручников на западных варваров, когда им станет просто опасно грозить кому-то силою или навязывать свою волю "томагавками". Ибо ответ может быть быстрым, разрушительным, а главное - решительно от кого угодно!
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).