02.06.2016, 20:59
Украина собирается вооружить США
Украина собирается вооружить СШАМеждународная военная политика
Чем оборонная отрасль Украины может удивить американских партнеров?

Киев и Вашингтон договариваются о взаимной закупке вооружений, сообщает РИА «Новости» со ссылкой на заявление посла Украины в США Валерия Чалого, сделанное им в эфире радиостанции «Голос Америки».

Посланник «незалежной» охарактеризовал взаимодействие двух стран по вопросам закупки оружия, как «очень интенсивное». Напомнил, что «накануне прошел оборонный форум», а «на осень запланированы оборонные дни Украины» в Штатах. И предсказал, что в будущем Америка намерена помогать Киеву не только оборонным летальным оружием, но и продвижением продукции украинского оборонно-промышленного комплекса (ОПК) на рынках третьих стран в рамках долгосрочной стратегии взаимной закупки.

Агентство напоминает, что в настоящее время США оказывают военную помощь Украине, но официально пока только в виде обмундирования и оборудования, а не «летального вооружения». Кроме того, на Яворовском полигоне в Львовской области американские инструкторы проводят обучение бойцов Национальной гвардии Украины.

Дело в другом: чем, собственно, украинский ОПК может сегодня заинтересовать американцев, если речь, как говорит Чалый, идет о взаимной закупке вооружений? И что способен предложить так называемым «третьим странам»?

В свете недавних громких скандалов, связанных с экспортной продукцией украинских оборонщиков, вопросы эти вызывают понятный интерес…

— Продукция оборонно-промышленного комплекса Украины раньше во многом зависела от поставок российских комплектующих, — комментирует ситуацию заведующий отделом евразийской интеграции и развития ШОС Института стран СНГ Владимир Евсеев.

— Когда после известных событий Россия эти поставки прекратила, продажа готовых изделий стала фактически невозможна. А попытки сделать что-то исключительно свое, которые предпринимались — создание, к примеру, танка Т-84 «Оплот», они ни к чему не привели. Танк оказался сырой и недоделанный.

То есть, Украина — можно сказать — потеряла возможность выходить на рынок с готовыми образцами вооружений. Там практически прекратилось серьезное ракетостроение. Практически нет уже авиастроения.

В этом случае можно, наверное, способствовать продаже… Но что продавать?

Все, что Украина в последнее время пыталась реализовать, оказывалось либо низкого качества — иногда просто старье продавал, откровенно говоря. Либо имело очень большое количество принципиальных недоделок. И страны, кому с помощью США такое оружие все-таки продавали, они потом отказывались от долгосрочных контрактов или просто возвращали этот хлам.

В таком случае, что тут могут сделать реально американцы?

— Поскольку инициировать продажу готовых образцов вооружений они не могут — в этой сфере возможности Украины сейчас стремительно сократились, — американцы могут пролоббировать продажу отдельных элементов вооружений, произведенных украинской оборонкой. Например, вертолетных двигателей. Или газотурбинных двигателей для военных кораблей, которые до последнего времени достаточно успешно производили в Николаеве

Но — повторюсь — говорить о продажах каких-то законченных образцов военной техники и особенно тех, у которых будет высокое качество, оснований нет. И думаю, США этим заниматься не будут. Потому что просто не захотят себя дискредитировать.

Украинский оборонно-промышленный комплекс ускоренными темпами фрагментируется — в этом сейчас самая большая его проблема. То есть, он переходит от готовых образцов вооружений к производству отдельных элементов оружия. Либо к производству очень простых видов вооружений — подствольных гранатометов, например.

Или, можно еще вспомнить случай с поставками исламистам в Сирии украинской стали для бронирования машин.

Но оружием это не назовёшь никак…

— Понятно, что это не является оружием. Но могут быть поставлены, допустим, тяжелые пулеметы.

А вот современные танки — это невозможно. Боевые машины пехоты (БМП) и бронетранспортеры? В принципе — да. Только надо понимать, во-первых, что по своему техническому уровню это все-таки будет уже устаревшее оружие. Во-вторых, ОПК Украины в основном занимается не тем, что производит что-то новое. Он выводит технику из длительных сроков хранения. Это не всем нужно.

То есть, если они отдают ее почти забесплатно, то, наверное, интерес как бы есть. Но все, что касается современных образцов вооружений местного производства, это имеет очень низкую надежность, как правило. И требует «доведения до ума».

В этих условиях отдельные государства предпочитают иного рода сотрудничество с Украиной.

Поясните?

— Вместо того, чтобы закупать оружие, они просто переманивают украинских специалистов. Этим, кстати, сейчас активно занимается Турция. В частности, украинские специалисты участвовали в разработке и производстве нового турецкого танка «Алтай». У Турции также нет хороших собственных специалистов в сфере ракетостроения. Но ситуация на «Южмаше», где огромное количество сотрудников оказались невостребованными, позволяет Анкаре легко их покупать.

Иначе говоря, не всегда есть смысл приобретать готовое оружие, иногда выгодней переманить специалистов и развернуть собственное производство.

На мой взгляд, у США есть некоторые возможности. Но они в основном касаются каких-то элементов военной продукции. И не будут касаться готового производства вооружений. Но поскольку Украина себя уже во многом дискредитировала прошлыми поставками, я думаю, что даже для США продавить покупки украинского оружие будет достаточно проблематично.

Потом, надо понимать разницу в ценности между готовыми образцами вооружений и какими-то составными частями — она очень большая. То есть, большую стоимость имеют как раз готовые виды вооружений. И с этой точки зрения украинский ОПК сейчас мало что спасет.

Особенно, учитывая сегодняшние темпы деиндустриализации Украины. В таких условиях возможности по производству даже элементов оружие, они будут уменьшаться.

Эксперт Центра анализа, стратегий и технологий (АСТ-Центр) Сергей Денисенцев крайне удивлен амбициозными планами, которые озвучил посол Украины:

— Двухлетняя история так называемой «АТО» показала, что Украина не в состоянии обеспечить себя даже относительно простой военной техникой. То, что выпускается, либо низкого качества. Либо это отверточная сборка из того, что поставляется из-за рубежа. Поэтому я, честно говоря, вообще не вижу, чем бы украинский ОПК мог бы в принципе заинтересовать американцев. Он настолько деградировал за эти годы независимости, что даже сложно предположить, о чем идет речь.

Но ведь когда-то Украина экспортировала продукцию ОПК в более чем 60 стран. В Азию и Африку преимущественно. Но ведь покупали же?

— Действительно, Украина достаточно долгое время входила в десятку крупнейших экспортеров вооружений. Но это, прежде всего, была распродажа советских запасов. Потому что после распада СССР им досталось огромное количество вооружений. Три советских военных округа, причем, два — Закарпатский и Одесский — второго эшелона. Там были просто горы оружия.

Плюс им перешла вся техника, которая была выведена из Венгрии с Южной группой войск. Это очень много оружия, очень много боеприпасов. И, конечно, они это распродавали всем. И этих гор оружия было столько, что им хватило, в общем-то, на два десятилетия.

Что касается продукции именно украинского ОПК, то она была очень тесно интегрирована в российский ВПК — это первая проблема. Во вторых, чрезвычайно мал был объем закупок этой продукции именно украинской армией за годы независимости. А ОПК должен опираться, прежде всего, на внутренний рынок. Рассчитывать на то, что ты продашь такие горы оружия, что сможешь достаточно длительное время поддерживать свою оборонку, не стоит.

Россия продержалась, по большому счету, десять лет — «девяностые». Уже с «нулевых» пошла деградация, которая была остановлена в 2009 году с началом реализации Государственной программы вооружений (ГПВ). Если бы ее не приняли, то у нас была бы примерно такая же ситуация, что и на Украине.

То есть, в принципе, у них осталось всего несколько компетенций, которые они сохранили.

Например?

— Они делают хорошие вертолетные двигатели — так скажем, не лучшие в мире, но приличного уровня. И газотурбинные двигатели для военно-морской техники. Более-менее конкурентоспособные у них были ракеты «воздух-воздух».

Была когда-то и бронетанковая школа хорошая. Но она деградировала, что мы видим на примере проблем с поставками танков «Оплот» в Таиланд, и бронетранспортеров — в Ирак. Броню уже украинские оружейники не могут нормально сделать, чтобы она не трескалась…

А очень многие направления они просто утратили. Например, в советское время у них там был такой донецкий кластер, где разрабатывались системы радиолокационной борьбы. Сейчас они уже ничего подобного не в состоянии сделать.

Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  27.04.2017
Турецкие водолазы уже в первые часы после кораблекрушения могли «покопаться» в секретной начинке «Лимана», опасаются российские адмиралы. Российский корабль оснащен радиолокационной и гидроакустической системой, а также аппаратурой радиоразведки. Уже можно сделать выводы и о том, кто виноват в потере корабля российского Черноморского флота.
Мировой ВПК  27.04.2017
Новая российская противокорабельная ракета «Циркон» достигла на испытаниях восьми скоростей звука, сообщило агентство ТАСС со ссылкой на источник в оборонно-промышленном комплексе России. В ходе испытаний было подтверждено, что маршевая скорость ракеты в восемь раз превышает скорость звука. Ракета может запускаться с универсальных корабельных пусковых установок 3С14, которые также используются для ракет «Калибр» и «Оникс».
Геополитика  27.04.2017
ПРО США способна сбивать межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) России на 150-й секунде полета. Об этом в среду, 26 апреля, заявил начальник Центрального НИИ Войск воздушно-космической обороны РФ Сергей Ягольников. «Период подготовки применения ПРО США обеспечивает достаточный баланс времени для обстрела российских межконтинентальных баллистических ракет на восходящем активном участке траектории их полета. Получаются цифры такие. При использовании внешнего целеуказания от космического аппарата пуск противоракет возможен уже на 85-й секунде после старта МБР.
Мировой ВПК  27.04.2017
Аналитическое издание National Interest опубликовало статью «Почему Америка должна заставить Россию не нарушать договор РСМД (Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности -авт.)». Суть публикации сводится к тому, что «слабый президент» Обама не смог принудить Кремль вернуться к соблюдению буквы и духа этого соглашения, подписанного почти тридцать лет назад генсеком Горбачевым и президентом Рейганом. В статье признается, что в сохранении договора заинтересованы, прежде всего, американцы. Но для того, чтобы Путин взял под козырек, Вашингтону нужен эффективный рычаг давления на Россию.
Конфликты  27.04.2017
Начальник Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ генерал-полковник Сергей Рудской заявил, что Россия вывела почти половину своей авиагруппировки, которая располагалась на авиабазе Хмеймим в Сирии. В своем выступлении на VI Московской международной конференции по безопасности он пояснил, что военное руководство России посчитало возможным сократить количество российских самолетов в Сирии, поскольку «число террористических формирований в стране за последнее время уменьшилось».
Конфликты  25.04.2017
За последнюю неделю правительственные войска Сирии незаметно для всего мира одержали две крупные победы, стратегически сравнимые с возвращением Пальмиры. Новая конфигурация фронта позволяет назвать следующую крупную цель Дамаска – это находящаяся в центре химического скандала провинция Идлиб. Но причины для радости на этом не заканчиваются.
Конфликты  20.04.2017
С принятием Белым домом решения на агрессию против КНДР начнется период подготовки войны. Его цель – создание политических, международно-правовых, морально-психологических и военно-стратегических условий, обеспечивающих возможность и успех кампании. Развернется масштабная информационная операция по дискредитации руководства КНДР на международной арене, в государствах-союзниках и среди населения самой Северной Кореи. Особое внимание будет уделено поиску лиц из числа военных и партийных руководителей КНДР разных уровней, готовых к измене ради гарантий безопасности и денежного вознаграждения.