19.08.2015, 06:39
Украина готовит наступление в Донбассе
Украина готовит наступление в ДонбассеМеждународная военная политика
В последние несколько дней война в Донбассе переросла в стадию активных артиллерийских дуэлей, которые нарастают с каждым днем. Очевидно, что Генштаб Украины прощупывает почву, отвлекает внимание и готовит полноценное наступление. И благодаря современным системам слежения можно с высокой долей вероятности сказать, на каком направлении и каким образом.

Формальный подсчет количества снарядов, выпущенных той или иной стороной, уже не имеет значения, как и динамика обстрелов. Если в эти 24 часа было выпущено на 100 ракет меньше, это не означает, что стало легче и спокойней. Подобные цифры – от лукавого, нельзя оценивать ситуацию на фронте по арифметическому подсчету залпов. Ситуация уже давно вышла из-под того уровня контроля, чтобы можно было говорить о количестве «нарушений». Уже нет никакого «Минска-2», уже нет никаких формальных или словесных условий, которые ограничивают применение тех или иных видов оружия. На первый план теперь вышла военная составляющая, и она затмевает собой любые дипломатические выкладки.

В последнюю ночь особое внимание привлекли перестрелки на мариупольском направлении. Но именно эта артиллерийская дуэль – классический перенос внимания. Село Саханка, населенное национальным меньшинством – греками, даже не находится на линии соприкосновения. Год назад его вполне могла постигнуть участь Широкино – полностью стертого с лица земли поселка на нейтральной территории. Но тогда никто в ВСН не собирался штурмовать Мариуполь в лоб. Это не просто неприемлемо, это не нужно. Взятие Мариуполя станет катастрофой для Киева не с военной, а с политической точки зрения, поскольку его обороне изначально уделялось слишком много внимания. Она стала критичной в обстановке, где пиара больше, чем практической оценки военной ситуации.

Для Новороссии вопрос так не стоит. Без фронтального штурма Мариуполя можно было обойтись и год назад, и теперь. Только год назад наступление могло начаться именно в районе греческой Саханки с целью обойти город и оставить украинские войска в нем без снабжения – по принципу очередного «котла». Благодаря «Минску-2» Саханка спаслась, фронт был отодвинут вглубь ДНР, а греки как сохраняли нейтралитет, так и сохраняют его до сих пор. Село старое, молодежи там практически нет, и говорить о каких-то политических предпочтениях там не приходится. Люди просто хотят выжить.

Резкая интенсификация артиллерийских дуэлей – не просто симптом, это уже последняя линия, за которой остается только ухудшение общей обстановки на фронте. Саханская история стала «медийной» исключительно стараниями украинской стороны, которая представляет обстрелы Саханки как нападение на Мариуполь. Это не так. Расстояние до города довольно большое, причем попадания минометных снарядов никак нельзя «записать» на ВСН, поскольку радиус миномета – пять километров, а вокруг Саханки на десять километров сплошная Украина.

Выяснять, кто куда попал и откуда стрелял, никто уже не будет. Это, по большому счету, никого и не интересует. Артиллерийская дуэль сама собой перерастает в наземные столкновения. Единственное, что сдерживает события последних дней от окончательного толчка, – это то, что наступление не обеспечено с обеих сторон. ВСУ способны только на тактические операции силами усиленных батальонных групп. Именно такая схема была сформирована в Генеральном штабе Украины после Дебальцево. Она выродилась в «размазывание» по всему фронту наиболее боеспособных частей, чтобы создать некий «задел» на нескольких участках фронта до охватывающего наступления.

Например, техника и артиллерия распределяются поротно. Ее совсем немного: две танковые и одна артиллерийская бригады распределены по трем наиболее важным участкам фронта. То есть часть общевойсковых и танковых бригад разделена в ротные группы, которые растворены в общих бригадных группах. Насколько такая тактика актуальна, показали бои в Марьинке. Командование бригадными группами на местах получило сильную власть, что не способствует реализации общих стратегических планов.

Меж тем речь идет об огромной армии – почти 65 тыс. человек при чудовищном количестве танков и ствольной артиллерии. Там, где техники больше, и следует ожидать попытки прорывных действий.

Большая часть ударных украинских частей концентрируется к северу от Донецка (еще севернее – в Краматорске – штаб, резерв и системы радиоэлектронной борьбы, единственные в своем роде). К западу – другая группировка, которая, скорее всего, призвана оттягивать на себя значительные силы защитников Донецка, терроризируя при этом город. Да, это серьезное направление, но командование в Красноармейске располагает меньшими силами, чем, например, более северный участок, откуда и планируется нанесение удара.

Украинские силы разделены на три командования (сектора), но, повторимся, огромные полномочия отданы сейчас командирам батальонных групп на местах. ВСУ довольно долго пытались привести в порядок положение на фронте, в том числе «выкуривая» оттуда представителей Национальной гвардии с их неконтролируемыми решениями. Теперь гвардейцев на первой линии нет, но самостоятельность командиров бригадных групп все равно сохраняется. Туда же приданы и части спецназа МВД.

Обеспечить глубину наступления без центрального командования бригадные группы, на которые сделали ставку в киевском Генштабе, не могут. Они не в состоянии поддерживать наступление на глубине 15–20 километров, что делает бессмысленным дальнейшее продвижение, ибо дальше «котлы». Бесконечные «разведки боем», которые проводили ВСУ, могли, в том числе, донести до Генштаба Украины, что эта тактика никак не сопряжена с наступательными операциями. Тем не менее ВСУ сейчас готовятся именно к наступательной операции, причем ее структура и география очевидны.

Главный прорыв готовится в степной зоне, отталкиваясь от Волновахи, где сосредоточены значительные части колесной техники. С этим элементом в ВСУ были значительные проблемы ввиду отсутствия бронетранспортеров и грузовиков в нужном количестве. Сейчас они собираются именно в степной зоне, что абсолютно логично при продвижении вперед, не встречающем сопротивления.

Основной удар может быть нанесен от Волновахи силами одного из направлений. Теоретически это способно взломать оборону ВСН именно там, где несколько дней и ночей ведется артиллерийская подготовка. Другое дело, что именно на этом направлении несколько дней назад колонна колесной техники была накрыта дальним ударом ВСН. Это показало не столько зависимость ВСУ от передвижения по степи, сколько способность ВСН использовать уже освоенные беспилотники для наведения дальней артиллерии. Подобного в ВСУ никто не ожидал.

Северные участки обороны, где концентрируется максимально возможное количество украинской артиллерии, менее склонны к взламыванию. Это городские агломерации, к подобным боям в ВСУ не приспособлены, там вообще не склонны к ближнему бою. А уж система обороны, построенная к западу от Донецка, и вовсе никак не сопряжена с украинскими идеями вскрыть ее за несколько минут.

Время – ключевое понятие. За последние недели стало понятно, что чисто военный успех возможен исключительно за короткий период. Если прорыв на участке невозможно обеспечить быстрым продвижением в брешь чего-то бронированного, то можно забыть об успехе, ибо подойдет вторая линия и остановит прорыв. Потому и войска второй линии стали подтягивать ближе к первой, и сама система обеспечения резервов превратилась в стратегическую составляющую (как и создание ремонтных пунктов, системы снабжения топливом и тому подобное).

Именно быстрое продвижение может быть оправданно политически. Захват ключевых или просто находящихся «на слуху» населенных пунктов без возможности их отбить назад через час-другой – единственный разумный вариант наступления. Но в реальности обе стороны пока готовы ограничиться контратаками на ограниченном участке. Единственное, что важно, – получение медийной территории, которая обеспечивает политическое продвижение. А там – как получится, поскольку прорыв укрепленного фронта сам собой располагает к продвижению танков по степи на скорости 60 километров в час. Прецеденты уже были прошлым летом.

Сейчас больше не существует политических окриков из «больших» столиц, поскольку никто уже не ориентируется на дипломатическую систему переговоров. Дипломатия того формата, который существовал до прошлой недели, отныне не имеет шансов. А значит, подтягиваем вторую линию.

Иначе есть возможность, что станет еще хуже.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  08.12.2017
Республиканец Майк Галлахер, член комитета Конгресса по вооруженным силам, бьет во все колокола - американская аэрокосмическая промышленность использует недопустимо много цветных и редких металлов, ввозимых из-за границы. По его мнению, Пентагон, строя планы победоносных войн, почему-то в упор не видит этой опасности. Когда же правдоруб Галлахер пытается привлечь внимание к зависимости от импорта из Китая и России, штабные офицеры, отвечающие за логистику, избегают с ним встреч, а, если оказываются в Конгрессе, обходят его кабинет на цыпочках.
Мировой ВПК  08.12.2017
Командование ВКС, высоко оценив боевые качества российского новейшего истребителя-бомбардировщика Су-34 в Сирии, на основании полученного опыта предложило ОКБ Сухого улучшить их. Благо, такая возможность имеется. Прежде говорилось о том, что улучшенная модификация должна появиться в 2020 году. Однако по поступившим из ОПК сведениям это может произойти и раньше. В настоящий момент Су-34 начал тестироваться с новыми авиационными средствами поражения и рядом новых или доработанных систем бортового радиоэлектронного оборудования.
Геополитика  05.12.2017
В Норвегии маленькая неприятность. По сути, мелочь по сравнению с мифической угрозой вторжения российской армии. Выяснилось, что Министерство обороны Норвегии платит США за то, чтобы они шпионили на территории независимого королевства. Старший консультант Министерства обороны королевства Ларс Гьямбл сообщил журналистам о том, что недавно закупленные у компании «Локхид Мартин» новейшие истребители-бомбардировщики F-35 Lightning II тайно передают на серверы производителя, расположенные в Форт-Уэрте, штат Техас, секретную информацию.
Мировой ВПК  04.12.2017
Военный обозреватель издания The National Interest Дейв Маджумдар слетал в командировку в элитное 1-е истребительное крыло ВВС США, где эксплуатируются самые лучшие американские истребители F-22 Raptor. И вернулся с совершенно обескураживающими сведениями. Главная новость состоит в том, что война США с Россией и Китаем неизбежна. «Дело было во время учений по проверке боевой готовности. В отличие от крупных учений типа Red Flag или тех, что проводит Школа вооружений ВВС США на этапе обучения выполнению боевой задачи, когда главным образом отрабатываются навыки пилотирования, учения по проверке боевой готовности имеют целью выяснить, насколько то или иное подразделение готово к выполнению боевой задачи. По сути дела, это генеральная репетиция и проверка готовности к войне», — пишет Маджумдар.
Конфликты  11.12.2017
В Сирии и Ираке ИГИЛ официально побеждено. Резолюция ООН, которая позволяла другим странам воевать с ИГИЛ внутри Сирии и Ирака, больше не действует. Однако вооруженные силы США, несмотря на отсутствие какого-либо юридического обоснования, хотят продолжить оккупацию северо-востока Сирии. Эта попытка провалится. Курды — союзники США в этом регионе — уже отдаляются от американцев и сейчас выбирают защиту со стороны русских. Формируются повстанческие силы, готовые воевать против «присутствия» США.
Конфликты  01.12.2017
Обстановка в Сирии становится все более запутанной. Неудивительно, ведь судьбу почти уничтоженного гражданской войной государства решает уже почти весь мир. Причем, наиболее влиятельные силы, из тех кто этим занят, находятся далеко от границы арабской республики. После ряда побед на юге сирийской провинции Дэйр-эз-Зор, местные военные, а также их российские коллеги заявили об уничтожении Исламского государства. Это обстоятельство вновь напомнило о главном сирийском вопросе — что будет после войны?
Конфликты  29.11.2017
Лишившись шансов продвинуться вглубь восточных районов Дэйр-эз-Зора, сирийская армия, вероятно, будет активно выполнять другие задачи. Добравшись до Евфрата и освободив все прилегающие к нему с запада города и деревни, правительственные войска были остановлены курдскими отрядами, которых на противоположном берегу реки поддерживают в первую очередь Соединенные Штаты Америки.