08.04.2015, 21:02
Украина: Европа пытается сдержать Америку
Украина: Европа пытается сдержать АмерикуМеждународная военная политика
Дойдет ли конфликт между США и Россией до стадии Карибского кризиса?

США и Россия сейчас гораздо ближе к войне, чем во время Карибского кризиса. Такое мнение высказал известный историк из США, профессор Принстонского университета Стивен Коэн, чьи размышления на тему российско-американских отношений публикует РИА «Новости».

Будучи специалистом по СССР и России, Коэн утверждает, что нынешние разногласия между нашими странами из-за Украины могут перерасти в серьезное противостояние, наподобие октябрьского конфликта 1962 года, который вошел в учебники истории как Карибский кризис.

Причиной этому, по мнению эксперта, является то, что Белый дом, Госдеп и НАТО отрицают, что на Украине идет именно гражданская война. И не последнюю роль в ее разжигании сыграла необдуманная политика Евросоюза.

«Они заявляют только о российском вторжении. Это полное незнание не только истории, но и того, что происходит», - отмечает Коэн.

По его словам, договор «Минск-2» был практически саботирован Киевом, Вашингтоном и Брюсселем, возможно, заинтересованными в дальнейшей военной конфронтации с Россией.

«В США считают, что весь кризис был создан Путиным, который хотел завладеть Украиной или дестабилизировать ее. Что это всего лишь первый шаг, чтобы вернуть Восточную Европу. Это полная ерунда. Она не соответствует фактам и нелогична», - уверен историк.

Прав ли Коэн, утверждая, что США ведут агрессивную политику в отношении России не умышленно, а только потому, что ошибаются? И насколько корректно его сравнение нынешней ситуации с той, которая сложилась в мире в октябре 1962 года.

- Конечно, в логике Стивену Коэну не откажешь – он хорошо знает предмет, - признает директор Фонда изучения США имени Франклина Рузвельта при МГУ Юрий Рогулев. – Но мне кажется, что в полемическом угаре он сгущает краски, сравнивая нынешнюю ситуацию с Карибским кризисом. В первую очередь, потому, что в Карибском кризисе все-таки были задействованы ядерные силы, причем, стратегического характера. И существовала угроза непосредственного термоядерного конфликта между Советским Союзом и Соединенными Штатами. Военное противостояние там зашло уже достаточно далеко – с обеих сторон имели место ультиматумы.

При этом между Кремлем и Белым домом тогда не было даже прямой телефонной линии. Общение между руководителями государств – Кеннеди и Хрущевым – было опосредованным. Что создавало дополнительные угрозы, тем более в такой ракетно-ядерный век.

Нынешняя ситуация, конечно, тоже серьезная. Но тут стороны, в общем, понимают многие аспекты и осознают, что происходит. Хотя и предпочитают в официальном ключе придерживаться своей собственной интерпретации. И в этом, конечно, заложена большая опасность, что найти компромисс по украинской проблеме будет очень сложно.

И все же я не думаю, что такое противостояние чревато уже военным столкновением России с Соединенными Штатами. До этого все-таки дело не дойдет.

— Откуда такая уверенность?

- В этом не заинтересован, в первую очередь, Брюссель, не заинтересована Европа. Что касается США, то наш министр иностранных дел Лавров в недавнем интервью сказал, что, по его мнению, Вашингтон не проявляет большую заинтересованность в разрешении кризиса на Украине. То есть, такое заметно уже на официальном уровне. И это заставляет всех задуматься о том, каковы, на самом деле, цели США в этом конфликте.

Сейчас отступать, конечно, никто не хочет. Включая, и правительство в Киеве. Поэтому хотя некий компромисс достигнут, но мы прекрасно понимаем, что Минские соглашения носят только общий, рамочный характер. А их конкретизация будет сопряжена с большими трудностями

— У Карибского кризиса, как это ни странно, были и свои положительные итоги – та же, как вы уже сказали, прямая телефонная линия между Кремлем и Белым домом. Еще был подписан договор о прекращении ядерных испытаний в космосе, атмосфере и под водой. А после украинского кризиса какие-то позитивные изменения в отношениях России и Запада возможны?

- Вопрос опять-таки осложняется тем, что официально Соединенные Штаты не участвуют в этих событиях. Формально они даже не являются стороной Минских соглашений. Они не принимали участия в этом обсуждении. С другой стороны, их вовлеченность в украинский кризис совершенно очевидна. Поэтому ситуация тут двусмысленная.

Вот роль Европы теперь, в общем, всем понятна. Мы видим, что Брюссель, который фактически создал этот конфликт своими действиями (я имею в виду бюрократов из Еврокомиссии), сегодня отодвинут на второй план. А дело в свои руки взяли уже руководители национальных государств – Меркель и Олланд. И, конечно, они несколько по-другому ситуацию рассматривают.

Я думаю, что интересы Европы и конкретных стран – Германии и Франции, не во всем совпадают с интересами США. В то же время мы знаем, что все эти страны являются союзниками по НАТО, и, соответственно, вынуждены действовать с оглядкой на Вашингтон. Вот в чем сложность ситуации. И это не позволяет нашим отношениям развиваться пока в позитивном русле.

Ведущий научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Станислав Иванов также не видит оснований проводить параллели с периодом Карибского кризиса:

- Аргументы Коэна мне не кажутся достаточно серьезными. Нам до Карибского кризиса очень и очень далеко. Мы, действительно, переживаем сложный период в отношениях и с Европой, и с Америкой. Но говорить о кризисе военном или военно-политическом пока преждевременно.

Все-таки наши руководители и народы заряжены на сотрудничество. Мир сейчас глобален и очень тесен. И без такого сотрудничества мы просто не сможем победить террористическую угрозу, не сможем остановить наступление того же радикального ислама…и т.д. У нас очень много общих тем. Поэтому я считаю, что даже при сегодняшнем кризисе в наших отношениях не надо драматизировать и нагнетать ситуацию.

— Но именно Штаты эту ситуацию нагнетают, запугивая международное сообщество «имперскими планами» России.

- Тут разница в подходах – американском и российском. США рассматривают Украину как фигуру на шахматной доске, которую они могут «двигать» как угодно, чтобы укрепить свое влияние в Европе и – особенно - на постсоветском пространстве. А Россия относится к Украине как к соседней братской стране, где проживает значительное число русских и русскоязычных граждан, которых нужно защитить.

Мы - за мир. Но не за счет того, чтобы националисты, захватившие власть в Киеве, превратили жителей Донбасса в людей второго сорта. Просто сдать их, разоружить и оставить один на один с новыми бандеровскими порядками мы не можем.

И Крым к нам пришел по этой же причине. Я сам из Крыма – знаю. Да, сейчас там есть экономические сложности, но крымчане говорят: «Неважно. Зато мы получили право разговаривать на родном языке. Мы не ущемлены в правах и чувствуем себя с Россией единым организмом».

Россия хочет мира, спокойствия и равенства всех наций и народов. А Киев проводит оголтелую политику украинского шовинизма. При этом Запад – США и Брюссель – не хочет до сих пор этого замечать.

— Намеренно не хотят замечать или не понимают сути?

- Штаты привыкли себя вести, как слоны в посудной лавке. Там, где они появляются, начинается хаос и насилие: Ирак, Сирия, Ливия. Это только последние примеры.

Экспортируя на Ближний Восток демократию по западным лекалам, американцы свергают светские режимы, приводя к власти радикальных исламистов. И получается разгул демократии с черными знаменами.

Они упрямо не хотят замечать того, что происходит в мире. Что есть много наций, народностей, религий, которые нельзя рушить как карточные домики, ничего не создав взамен. Они сейчас уходят из Афганистана. Они ничего там не создали. Они ушли из Ирака. Что оставили после себя? Исламский халифат в восьми провинциях из восемнадцати, где режут головы и проводят массовые казни.

Это у них такой системный подход – использовать людей в качестве инструментов в своей геополитике. Потому что национальные интересы США превыше всего. И то же самое на Украине. Они не относятся к ней как к живому организму, не переживают, как мы, за ее народ.


Из досье 

Предпосылкой Карибского кризиса октября 1962 года стало размещение США на территории Турции и Италии своих ракет, радиус действия которых захватывал несколько наших городов, включая Москву. СССР в ответ тайно разместил свои ракеты на Кубе. Что очень не понравилось тогдашнему президенту Америки Джону Кеннеди. Силы НАТО и США были приведены в боевую готовность. Американская сторона всерьез обсуждала возможность силового варианта разрешения проблемы. Кроме того, инициаторы таких мер убеждали Джона Кеннеди начать массированную бомбардировку кубинской территории как можно быстрее. Но в ходе очередной воздушной разведки американцы установили, что несколько советских ракет готовы к пуску, поэтому такие действия однозначно привели бы к ядерной войне.

Спорный вопрос, к счастью для всех, удалось решить мирным путем. Лидеры двух стран Кеннеди и Хрущев проявили выдержку и здравомыслие.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  09.12.2016
Вице-адмирал Джеймс Фогго, командующий 6-м флотом ВМС США, дислоцированном в Средиземноморье, сделал весьма примечательное и очень обязывающее заявление. По мнению Фогго, «длительность патрулирования американских боевых кораблей в Черном море может быть увеличена примерно до четырех месяцев». Кроме того, «если вызовы в этом регионе станут более срочными» то, считает адмирал, возможно наращивание у берегов России и численности таких кораблей.
Геополитика  08.12.2016
Спецоперация «Потрясти мир продажей пакета акций «Роснефти»» успешно завершена. Произведенный эффект превзошел все ожидания. Но за экономическими деталями соглашения скрывается не менее интересный политический подтекст. Трудно найти более знаковые структуры, нежели Glencore и Суверенный фонд Катара, символизирующие новое качество России как великой державы. Продажа 19,5% акций «Роснефти» международному консорциуму имела все признаки сложнейшей спецоперации.
Мировой ВПК  08.12.2016
На днях немецкие СМИ разразились настоящей истерикой, через которую явно проглядывается постепенно нарастающее паническое состояние. Поводом к этому стали недавние испытания российского боевого железнодорожного комплекса (БЖРК) «Баргузин», или, попросту говоря, ядерного поезда. Так, журналисты влиятельного немецкого издания Die Welt заявили, что «Баргузин» – это российское оружие, которое, пожалуй, больше всего внушает страх Западу со времен окончания Холодной войны.
Геополитика  07.12.2016
Слова президента Казахстана о колониальном прошлом страны вызвали бурную реакцию в России и были расценены как антироссийские. Безусловно являясь таковыми по сути, они отражают крайнюю сложность ситуации, в которой оказался и Назарбаев, и его молодое государство. Как Россия должна относиться к подобным высказываниям?
Конфликты  09.12.2016
Коалиция во главе с США в иракском Мосуле нанесла воздушный удар по больнице, которую боевики террористической организации «Исламское государство» использовали в качестве штаба. Об этом сообщила газета The Guardian со ссылкой на центральное командование вооруженных сил США. Отмечается, что за часть сооружений комплекса несколько дней шла ожесточенная борьба иракской армии с террористами, после чего солдаты запросили авиационную поддержку коалиции.
Конфликты  08.12.2016
Рамзан Кадыров не стал опровергать факт отправки чеченских бойцов в Сирию, выступив с подробным, но несколько расплывчатым заявлением по этому поводу. Ранее в Сети появился видеоролик под заголовком «Военные из Чечни отправляются в Алеппо». Военные аналитики предположили, какую именно роль в Сирии могли бы сыграть военнослужащие из Чечни. Глава Чечни Рамзан Кадыров в четверг выступил с пространным заявлением, поводом для которого стали сообщения о том, что в Сирию направлен чеченский спецназ - бойцы батальонов Минобороны «Восток» и «Запад».
Конфликты  08.12.2016
Если раньше Алеппо «умирал, но не сдавался», то теперь даже пропагандистские СМИ джихадистов сменили репертуар: да, мы вынуждены отступить, но «война только начинается». В этом с боевиками согласен Госдеп, и война действительно «началась»: атаковав анклавы шиитов, исламисты нарушили режим перемирия в Идлибе и оформили тем самым новый серьезный вызов сирийской армии.