19.11.2015, 10:47
Украина догоняет Сомали
Украина догоняет СомалиМеждународная военная политика
«Незалежная» может превратиться в базу международного терроризма.

Постмайданная Украина продолжает устанавливать антирекорды. На этот раз это 12 место в «Глобальном рейтинге терроризма», подготовленном по итогам 2014 года экспертами Национального консорциума по изучению терроризма при Университете штата Мэриленд, сообщает портал Украина.ру.

То есть, всего за год «незалежная» потеряла 39 позиций и оказалась в числе государств, где уровень безопасности является существенной внутренней и внешней проблемой. Украина почти догнала, например, такие страны, как Ирак, Афганистан, Сирию, Сомали и Ливию. То есть, те самые, где над проблемой безопасности в свое время «хорошо поработали» США с союзниками, превратив их в итоге в пылающие очаги международного терроризма. ИГИЛ и Аль-Каида, стоит напомнить, родом именно оттуда.

Вопрос: рискует ли Украина тоже стать оплотом международного терроризма? Учитывая, что страной последние два года управляют те же американцы.

Во всяком случае, игиловцев уже здесь называют чуть ли не единственными союзниками в противодействии «москальскому империализму». Националист Корчинский даже предложил предоставить боевикам ИГИЛ и их сторонникам защиту украинского государства. А также обеспечить им свободный въезд и выезд из страны.

Но если бы подобные идеи приходили в голову только «свидомым» маргиналам типа Корчинского…

Советник главы украинского МВД Антон Геращенко ранее призвал жителей Украины выкладывать на сайт «Миротворец» информацию о российских летчиках, задействованных в воздушной операции в Сирии. С какой целью — понятно. Этот пухлый «патриот» готов помогать даже головорезам ИГИЛ, лишь бы насолить Путину. Симптоматично в этом смысле и то, что только Саудовская Аравия и Украина осудили действия российской боевой авиации в Сирии против радикальных исламистов. А это уже, надо понимать, официальная позиция Киева.

— То, что Украина оказалась в числе стран с высоким уровнем угрозы терроризма обусловлено не только приходом к власти радикальных националистов и медийной свободой для таких, любящих эпатировать публику людей, как Корчинский или Геращенко, — комментирует ситуацию замдиректора Центра украинистики и белорусистики МГУ им. Ломоносова, политолог Богдан Безпалько. — Но и тем, что на Украине в результате всех, так называемых, «преобразований» «революции достоинства», происходит масштабнейшая деградация государства. При том, что эта деградация сопровождается гражданской войной, распространением оружия среди населения, повышением уровня преступности, убийств в несколько раз. И другими сопутствующими негативными факторами.

Каковы перспективы превращения Украины в базу международного терроризма?

— В данной ситуации Украина, действительно, становится чем-то похожей на Ирак, Афганистан или Сомали. Пусть в целом до них еще далеко. Но, в принципе, объединяет эти страны одно — американское вмешательство. Масштабное, сильное, которое привело к тому, что на территории Украины все эти процессы, собственно, были запущены. И привели к тем результатам, которые сами же американцы оценили как «весьма неблагополучные».

Я думаю, что, конечно же, в реальности никто Украине сейчас сотрудничать с представителями ИГИЛ не даст. До тех пор, пока это не будет в интересах американских глобальных элит, которые, возможно, через какое-то время решат разжечь новый пожар в Евразии. Тогда, действительно, могут использовать уже и боевиков «Исламского государства».

Ведь у подобного рода глобальных игроков не бывает «отходов». Они используют в качестве ресурсов любые радикальные группировки. Неважно, к какой идеологии они принадлежат, неважно, какие ценности они исповедуют. Если они могут быть использованы в интересах глобальных геополитических игроков, они рано или поздно будут использованы.

Но на мой взгляд, все-таки более вероятно использование исламского радикализма на российском Северном Кавказе, в Поволжье, или, скажем, на территории Ставрополья и Краснодарского края. На территории Украины это все-таки маловероятно.

— Но рядом российский Крым. А игиловцы уже озвучили свои претензии на него…

— Для России, безусловно, представляет опасность возможная активизация этих структур в Крыму. Потому что они, скорей всего, попытаются использовать в качестве своего субстрата крымско-татарскую общину. И соответственно, все факторы, которые могут быть использованы для пропаганды радикального ислама. Да, здесь, действительно, есть опасность. Но в Крыму работают очень жестко российские спецслужбы, я думаю, что там этот вариант в настоящий момент точно не актуален.

— Недавно СБУ заявила, что боевики ИГИЛ уже рассматривают страну как транзитную территорию, где можно пройти лечение или изготовить поддельные документы для выезда в сирийско-иракскую зону военного конфликта. Что-то похожее уже было, когда Украина принимала на отдых полевых командиров Дудаева.

— Украина как транзит для радикальных исламистов имеет смысл только в случае, если они будут перебрасываться куда-нибудь в Крым, или против России и именно на российско-украинской границе. Во всех остальных случаях боевики, которые направляются в сирийско-иракскую зону конфликта, прекрасно отдыхают, проходят лечение и обучение на территории Турции, Иордании, некоторых стран Персидского залива.

Там это все в гораздо большем количестве, при масштабной финансовой поддержке. С большим количеством инструкторов и развитой инфраструктурой. Словом, со всем тем, чего на Украине нет.

Поэтому я, конечно же, понимаю, родство духовное между представителями карательных батальонов «Правого сектора» и «Исламского государства». Их общая ненависть к России и русским. Но пока что в значительной роли Украины как транзитного государства именно для боевиков ИГИЛ, я сомневаюсь.

— Но известно же, что новые власти там за деньги готовы на все. А прием исламских боевиков может быть выгодным бизнесом…

— За деньги украинская элита, действительно, готова абсолютно на все, в том числе, и на демонтаж собственного государства. На открытое признание его колонией Запада. Но дело в том, что если все эти намерения будут высказываться открыто, то это вызовет уже противодействие в странах Европы. Причем, достаточно сильное и мощное, которое не смогут подавить даже США при всем их влиянии на ведущие страны ЕС. Особенно после терактов в Париже.

Я думаю, страны Европы могут надавить на Киев с тем, чтобы там отказалась от подобного рода намерений. Кроме того, всегда цель должна оправдывать средства. По крайне мере, для тех, кто подобного рода сценарии выстраивает. Платить Украине большие деньги ради того, чтобы она каким-то образом приютила небольшое количество боевиков, было бы нецелесообразно. В то время как в той же Турции давно выстроена целая инфраструктура и тратятся большие деньги на эти цели.

Заведующий кафедрой стран постсоветского зарубежья РГГУ, политолог Гущин Александр предположил, что Киев просто любыми способами старается снова привлечь внимание мирового сообщества:

— Украина очень не хочет превратиться в третьестепенный конфликт. Потому что влияние ближневосточного фактора нивелирует значимость украинского кризиса в международном аспекте. То есть, он остается, конечно, на повестке дня. Но ситуация несколько изменилась. Украинский вопрос перестал быть «заголовком», перестал быть главным. Следовательно, и внимание СМИ, и экспертного сообщества, и политических элит видоизменилось по итогам миграционного кризиса, а также ситуации, связанной с сирийским конфликтом, терактами в Париже.

Это очень сильно раздражает украинские власти. Я думаю, что и последнее обострение в Донбассе в значительной степени связано именно с этим. С тем, что «приходится напоминать»: конфликт этот продолжает оставаться консолидирующим фактором для украинской элиты, как и наличие внешнего врага.

— Зато к международному терроризму в лице ИГИЛ полное сочувствие и понимание. Что так?

— Это как бы одна сторона. Но мы помним, как Порошенко недавно выступал и сказал, что «нам тоже угрожают». Конечно, ИГИЛ всем угрожает. Но Украина — это явно не главное место, где они будут действовать.

То есть, здесь явное стремление киевских властей показать, что они тоже являются фронтом этой борьбы с международным терроризмом. Они — не государство-изгой. А государство, которое тоже страдает. Потому и стараются поддержать страдальческий образ.

Но эта попытка не очень умелая. Потому что объективных каких-то предпосылок пока к этому нет.

— Предпосылок стать жертвой?

— Конечно. При этом совершенно не секрет, что исламские боевики сражались в «добровольческих батальонах». Сражались против русского влияния, как они это понимают теперь.

Хотя, я думаю, что на государственном уровне, конечно, солидаризироваться с действиями джихадистов власти Украины не посмеют. Потому что если что-то подобное будет вскрыто и доказано, удар по имиджу страны может быть непоправимый.

Но то, что эскалация в Донбассе стала более вероятной, это внушает опасения. Украинский конфликт ушел с первых позиций повестки дня. Тем не менее, последние события — вооруженная эскалация, которая там наблюдается — показывают, что этот конфликт находится в резерве у наших геополитических противников. Что исполнение Минских соглашений, о котором так много говорят, фактически на данном этапе нереально. И речь идет уже не о замороженном, а о тлеющем конфликте.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  18.12.2017
Союзники по НАТО охвачены новым приступом страха перед Россией. На сей раз поводом послужило заявление начальника Генерального штаба британских вооруженных сил главного маршала авиации Стюарта Пича. С трибуны Королевского института оборонных исследований он высказал мнение, что растущие возможности ВМФ РФ по нарушению подводных кабельных коммуникаций стран Запада стали одной из ключевых угроз для альянса.
Мировой ВПК  17.12.2017
Американский журнал The National Interest обеспокоен тем, что в Российской армии появились снайперские винтовки, которые способны пробивать современные американские бронежилеты последних разработок. Причем перед ними бессильны не только композиционные вставки XSAPI, но и ESAPI, которые должны останавливать бронебойные пули калибра 7,62×63 мм.
Геополитика  15.12.2017
Президент России Владимир Путин внес на ратификацию в Государственную Думу соглашение с Сирией о преобразовании 720-го пункта материально-технического снабжения (ПМТО) ВМФ в сирийском порту Тартус в полноценную военно-морскую базу. Первую для наших моряков за рубежами страны. К тому же расположенную в одном из самых чувствительных для Москвы регионов мира — восточном Средиземноморье, откуда, как давно подсчитано, кораблям 6-го флота ВМС США очень просто держать под угрозой обстрела высокоточными ракетами «Томагавк» практически всю европейскую часть РФ.
Мировой ВПК  14.12.2017
В Багдаде состоялся военный парад, посвященный победе над террористами группировки ИГИЛ. В едином строю прошла российская и американская бронетехника, принимавшая участие в боевых действиях. Тяжелый огнеметные системы ТОС-1А «Солнцепек» и танки Т-72М1, а также бронемашины «Хамви» и танки «Абрамс». Что интересно, сами иракцы окрестили «Солнцепек» оружием победы.
Конфликты  18.12.2017
В Донецке, похоже, нашли, чем ответить на возможные поставки Канадой Украине летального оружия. В беседе с создателем проекта WarGonzo Семёном Пеговым глава ДНР Александр Захарченко пригрозил отправить на подконтрольную Киеву территорию оружие собственного производства.
Конфликты  16.12.2017
На телеканале «Россия-1» засветился танк Т-90С, на который установлена дополнительная защита, существенно повышающая его живучесть. Прежде всего, защищены наиболее уязвимые бортовые проекции танка. На них установлены новые решетчатые экраны, снижающие воздействие тандемных боеприпасов. А также дополнительные пластины динамической защиты, прикрывающие наиболее уязвимые места танка. В сентябре этот вид защиты был успешно опробован на танках Т-72М3 в ходе учений «Запад 2017».
Конфликты  14.12.2017
Несмотря на то, что Владимир Путин лично прибыл в Сирию и там заявил о выводе российского военного контингента, далеко не все ему поверили. Представитель Министерства обороны Соединенных Штатов Америки заявил, что есть большие сомнения по поводу заявления Путина, во всяком случае, пока никаких серьезных попыток вернуть на родину хотя бы даже часть военных американцы не зафиксировали. Кроме того, мол, руководство РФ до этого делало подобные заявления, но так ничего и не произошло.