16.11.2015, 13:19
Удар возмездия
Удар возмездияМеждународная военная политика
ВВС Франции разбомбили позиции террористов в Ракке.

В воскресенье, 15 ноября, французские ВВС осуществили массированную бомбардировку сирийского города Ракка, находящегося в руках ИГИЛ. В ходе рейда было сброшено 20 бомб.

«Первым уничтоженным объектом стал командный пункт группировки „Исламское государство", который также использовался как центр набора добровольцев и склад оружия и боеприпасов. Второй уничтоженный объект — тренировочный лагерь моджахедов», — говорится в заявлении министерства обороны Франции.

Возможно, французам на этот раз помогла американская разведка. В воскресенье The Wall Street Journal сообщила, что США в связи с терактами в Париже начали предоставлять Франции больший, чем ранее, объем разведданных о позициях ИГИЛ в Ираке и Сирии. По мнению Вашингтона, это облегчит Парижу нанесение авиаударов по боевикам.

Как отмечает The Wall Street Journal, «данные перемены означают, что США теперь причисляют Францию к наиболее доверенным партнерам в области обмена разведывательной информацией». В результате Париж, по сведениям источников издания во Франции, «сможет увеличить интенсивность нанесения ударов по ИГИЛ в течение нескольких дней».

Днем ранее стало известно, что США, со своей стороны, также усилят авиаудары по позициям «Исламского государства». Об этом в интервью телеканалу ABC сообщил ключевой внешнеполитический советник президента Барака Обамы в аппарате Белого дома Бен Родс.

«Мы ясно дали понять французам, что будем стоять с ними плечом к плечу в том, что касается ответных действий на парижские теракты. Они уже участвуют в нашей военной кампании в Ираке и Сирии, и очевидно, что они хотят действовать более активно», — сказал Родс.

По словам американского советника, Вашингтону, чтобы победить «Исламское государство», «придется удвоить усилия в сотрудничестве с союзниками, такими как Франция». «Я думаю, мы усилим нашу координацию действий. Мы вместе с французами нанесем ответный удар ИГИЛ», — пообещал Бен Родс.

Среди направлений борьбы, которые будут усилены, он перечислил «нанесение авиаударов, обучение и снабжение местных вооруженных формирований на земле, а также роль разведки, данные которой могут привести к ликвидации главарей ИГИЛ». Тем не менее, советник назвал борьбу с террористами «долгосрочной задачей».

Можно ли считать действия французских ВВС адекватным ответом на теракты, способны ли они переломить ход борьбы с ИГИЛ?

— Главный вопрос нынешней ситуации: почему США только сейчас начинают передавать информацию об ИГИЛ своим союзникам, — отмечает академик Академии геополитических проблем, в 1996—2001 годах начальник Главного управления международного военного сотрудничества Миниобороны РФ, генерал-полковник Леонид Ивашов. — Ведь американцы стоят во главе НАТО, а одной из структур альянса является Разведывательный комитет — система национальных разведорганов, переданных странами-участницами блока в подчинение объединенному командованию. Данные этой общей разведки, по идее, доступны всем членам альянса, особенно если речь идет о борьбе против террористических структур. Но США, получается, до последнего придерживали информацию о террористах. Зачем?

Надо, кроме того, понимать: именно США имеют разветвленные разведывательные структуры среди выходцев из Ближнего Востока. Свои крупные агентурные сети в этой среде, кроме того, имеют подконтрольные американцам Саудовская Аравия и Катар. Поэтому возникает еще вопрос: почему эти спецслужбы не смогли своевременно получить информацию о готовящихся терактах в Париже?

На мой взгляд, все эти «странности» в работе американской разведки говорят об одном: США ведут в отношении ИГИЛ свою игру, и умело манипулируют союзниками.

В частности, сейчас, устанавливая с Францией доверительные — по выражению The Wall Street Journal — отношения, США действуют в пику Германии, где в последнее время наблюдается всплеск антиамериканских настроений из-за ситуации с беженцами. Надо думать, это только первые шаги Вашингтона в разыгрывании французской карты.

Насколько болезненны для ИГИЛ удары французских ВВС?

— Эти удары, скорее, политико-психологическая акция французских властей. Президент Франсуа Олланд и руководство силового блока Франции должны показать населению, что они решительно отвечают террористам. Военный же эффект от таких ударов, на мой взгляд, весьма скромный.

— На международной встрече по Сирии, которая проходила в Вене сразу после парижских терактов, США согласились включить в список террористических организаций «Исламское государство» и «Джебхат ан-Нусру». Значит ли это, что теперь Вашингтон развернет против ИГИЛ активную борьбу?

— «Исламское государство» является проблемой для России, Европы, стран Ближнего Востока — но не для США. Просто сегодня складывается ситуация, в которой Москва отнимает у Вашингтона пальму первенства в мировом политическом процессе, решительно действуя на Ближнем Востоке.

Американцев это не устраивает. Чтобы не потерять лицо и достойно выглядеть на президентских выборах, американцы сейчас немного усиливают борьбу с ИГИЛ. Но, повторюсь, США делают это исключительно ради себя, а вовсе не для оказания помощи Франции и остальному миру

— Как с нынешних позиций выглядят перспективы борьбы с ИГИЛ?

— Основная тяжесть борьбы с «Исламским государством», как и прежде, ложится на сирийскую армию, отряды курдского ополчения «пешмерга», и частично на иракскую армию. Причем, решающую роль в наступлении на ИГИЛ будет играть российская авиационная поддержка.

Да, США и их союзники активизируют действия в Сирии и Ираке. Однако решающей роли в разгроме «Исламского государства», я считаю, они не сыграют. ИГИЛ, по большому счету, — детище Америки. И полностью уничтожать его США не собираются…

— Нельзя ожидать, что от ударов французской авиации наступит коренной перелом в войне с ИГИЛ, — уверен ведущий научный сотрудник Института проблем международной безопасности РАН Алексей Фененко. — «Исламское государство» — это крупная группировка численностью в 120−140 тысяч человек, у которой фактически нет инфраструктуры. Это значит, что «массированный авиаудар» французских ВВС для нее почти ничего не значит. И даже серия подобных авиаударов не приведет к крупным потерям в рядах боевиков, и не вынудит их капитулировать.

По-хорошему, против ИГИЛ со стороны Запада должна действовать авиационная группировка втрое больше нынешней российской. Пока этого нет — удары США и их союзников похожи на булавочные уколы.

— Что должна была бы сделать Франция, чтобы разгромить ИГИЛ?

— Отправить в Сирию сухопутные войска. Теоретически это могла бы сделать любая западная держава. Достаточно бросить против ИГИЛ две дивизии времен Великой Отечественной войны, чтобы разбить террористов наголову. Но современное западное общество слишком чувствительно к человеческим потерям, и на такой сценарий никогда не пойдет.

— Для Франции авиаудары — адекватный ответ на парижские теракты?

— Нет, конечно. Но чтобы Франция могла адекватно ответить террористам, нужна ликвидация Евросоюза в его нынешнем виде. Если бы французы закрыли границы, отошли от политкорректности и решили проблему мусульманских диаспор — это было бы адекватным ответом ИГИЛ. Но пока есть ЕС, такой ответ маловероятен.

— Авиаудары по позициям ИГИЛ — необходимый шаг со стороны французского руководства, — считает научный сотрудник Института США и Канады РАН Геворг Мирзаян. — На фоне полного провала спецслужб и внутренней политики Франсуа Олланда, этот шаг должен продемонстрировать силу. Тем более, что на фоне трагических событий в Париже французские правые стали набирать очки, отыгрывая теракты в своих интересах, и Олланду нужно реагировать на действия оппонентов.

Понятно, что к серьезным изменениям на Ближнем Востоке французские авиаудары не приведут. Но, возможно, их низкая эффективность подтолкнет европейцев к пониманию, что бороться с терроризмом следует не бомбежками, а серьезной комплексной работой по модернизации режимов в странах Ближнего Востока и Средней Азии.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  08.12.2016
Спецоперация «Потрясти мир продажей пакета акций «Роснефти»» успешно завершена. Произведенный эффект превзошел все ожидания. Но за экономическими деталями соглашения скрывается не менее интересный политический подтекст. Трудно найти более знаковые структуры, нежели Glencore и Суверенный фонд Катара, символизирующие новое качество России как великой державы. Продажа 19,5% акций «Роснефти» международному консорциуму имела все признаки сложнейшей спецоперации.
Мировой ВПК  08.12.2016
На днях немецкие СМИ разразились настоящей истерикой, через которую явно проглядывается постепенно нарастающее паническое состояние. Поводом к этому стали недавние испытания российского боевого железнодорожного комплекса (БЖРК) «Баргузин», или, попросту говоря, ядерного поезда. Так, журналисты влиятельного немецкого издания Die Welt заявили, что «Баргузин» – это российское оружие, которое, пожалуй, больше всего внушает страх Западу со времен окончания Холодной войны.
Геополитика  07.12.2016
Слова президента Казахстана о колониальном прошлом страны вызвали бурную реакцию в России и были расценены как антироссийские. Безусловно являясь таковыми по сути, они отражают крайнюю сложность ситуации, в которой оказался и Назарбаев, и его молодое государство. Как Россия должна относиться к подобным высказываниям?
Мировой ВПК  06.12.2016
Как можно было потерять за короткий срок два самолета из авиакрыла «Адмирала Кузнецова», да еще и по схожей причине — порвавшихся тросов авиафинишера? Defence.ru разбирается вместе с обозревателем Lenta.ru Ильей Крамником.
Конфликты  08.12.2016
Если раньше Алеппо «умирал, но не сдавался», то теперь даже пропагандистские СМИ джихадистов сменили репертуар: да, мы вынуждены отступить, но «война только начинается». В этом с боевиками согласен Госдеп, и война действительно «началась»: атаковав анклавы шиитов, исламисты нарушили режим перемирия в Идлибе и оформили тем самым новый серьезный вызов сирийской армии.
Конфликты  07.12.2016
Банды боевиков полностью выбиты из старых кварталов Алеппо. «Противник разгромлен и бежит в южные кварталы», – сообщают сирийские военные. По их словам, освобождение восточного Алеппо будет завершено к концу недели. Помощь армии Сирии оказывают российские военные советники, одним из которых был погибший командир 5-й гвардейской танковой бригады полковник Руслан Галицкий. «Танкист мог вести управление сухопутным боем», – предполагает бывший замглавкома сухопутных войск России генерал-лейтенант Сергей Скоков.
Конфликты  07.12.2016
В конце ноября абсолютно незаметно для широкой общественности состоялся весьма примечательный, как теперь выясняется, визит иностранного гостя в Москву. Не особо афишируя свои намерения, в Россию приезжал главнокомандующий ливийской армией фельдмаршал Халифа Хафтар. Его принимали в наших МИД, Минобороны и в Совете Безопасности. Высокий гость уехал, и вдруг выяснилось, что в нашей столице фельдмаршал обсуждал чрезвычайно чувствительные не только для России темы.