05.09.2015, 19:17
Удар исламистов хотят перенаправить на Россию
Удар исламистов хотят перенаправить на РоссиюМеждународная военная политика
Стоит ли нашей стране вступать в «антитеррористическую коалицию»?

Президент России Владимир Путин заявил, что обсуждал с американским президентом Бараком Обамой по телефону создание международной антитеррористической коалиции.

«Я лично разговаривал по этому вопросу по телефону с президентом США. Я говорил по этому вопросу с президентом Турции, с руководством Саудовской Аравии, с королем Иордании, с президентом Египта, другими нашими партнерами», — цитирует Путина РИА «Новости».

Вместе с тем, президент России не отверг возможность участия российской армии в операции против ИГ, хотя и заявил, что «говорить об этом преждевременно».

«Это отдельная тема, и мы видим, что сейчас происходит — американская авиация наносит определенные удары. Пока эффективность невысока этих авиаударов. Но говорить о том, что мы вот готовы сегодня это сделать — пока говорить об этом преждевременно. Но мы и так оказываем Сирии достаточно серьезную поддержку и техникой, и подготовкой военнослужащих, вооружением нашим», — сказал Путин, отвечая на вопрос, готова ли Россия к военной операции для борьбы с ИГ в случае создания коалиции.

Возникает вопрос, насколько целесообразна «антитеррористическая коалиция» с США и их ближневосточными союзниками в сложившейся международной ситуации?

— Для меня лично очевидно, что США одной рукой «подкармливают» ИГ, другой — изображают борьбу с ним, — говорит декан факультета «Социология и политология» Финансового университета при правительстве РФ Александр Шатилов. — Мне кажется, Российской Федерации в подобных играх по американским правилам участвовать бессмысленно и даже опасно.

С одной стороны, прямое участие российских военнослужащих в боевых действиях против ИГ никоим образом не поможет России «задружиться» с Соединёнными Штатами, которые стремятся использовать и ослабить всех геополитических конкурентов. С другой стороны, мы этим навлечём на себя ярость исламистов и активизацию сторонников ИГ, как в нашем Ближнем Зарубежье, так и на территории самой России.

Поэтому, повторяю, участие в так называемой антитеррористической коалиции, для России довольно сомнительное и опасное удовольствие.

Другое дело, что мы должны продолжать поддерживать президента Сирии Башара Асада. Прежде всего, по линии военно-технического сотрудничества. Чтобы сирийская армия с союзниками в лице Ирана и Хезболлы сумели, в конце концов, нанести ИГ военное поражение. Здесь мы должны подстраховывать официальное руководство Сирии, в том числе средствами ПВО, чтобы у США и Израиля лишний раз не возникало желания нанести авиаудар по сирийской армии. Эти страны явно не отказались от мысли разгромить Сирию как независимое суверенное государство.

США устроила бы разрушенная Сирия, где воюют все против всех. Нечто подобное мы наблюдаем на территории современной Ливии. России в этой ситуации ничего не остаётся, как продолжать поддержку Башара Асада, поскольку, оставив его на произвол судьбы, мы потеряем лицо на международной арене.

Поэтому, повторяю, оптимальным для нас было продолжать поставлять Сирии оружие, возможно, отправлять туда российских военных инструкторов, но не более.

Однако до сих пор военно-техническое сотрудничество с Россией не помогло Асаду разгромить исламистскую оппозицию и ИГ…

— Наверно, имеет смысл поставлять небольшими партиями более эффективные вооружения. Тут не стоит особо скупиться. Другое дело, надо сделать всё необходимое, чтобы новейшие образцы оружия не попали в руки радикальных исламистов или американцев.

— Я не исключаю, что Россия каким-то образом войдёт в так называемую антитеррористическую организацию, — говорит популярный блогер, политолог Анатолий Эль-Мюрид. — У меня вообще есть ощущение, что Россия, чем дальше, тем больше перестаёт действовать самостоятельно в международной политике.

Вступать в уже фактически сложившуюся военную коалицию Запада против ИГ нам крайне опасно. Она не имеет никакого международного мандата. И порой непонятно чем действия этой коалиции по борьбе с терроризмом отличаются от собственно террористических действий. Та же Саудовская Аравия под прикрытием борьбы с терроризмом в Йемене действует вполне себе террористическими методами, уничтожая мирных жителей, разрушая инфраструктуру городов.

Таким образом, мы сами рискуем превратиться в таких же международных террористов как США и некоторые их союзники.

Помогать Сирии необходимо, но самостоятельно, без связки с США, чтобы избежать риска, продвигать американские интересы, а не свои.

— В чём заключается несамостоятельность внешней политики России, о которой вы говорили?

— В том, что на самом деле санкции действуют на российскую экономику гораздо серьёзнее, чем об этом говорят чиновники. Есть опасность, что Россия в попытке «ублажить» Запад, убедить его отменить санкции или хотя бы не вводить новых, начнёт делать на Ближнем Востоке то, что выгодно США.

Между тем буквально вчера против России ввели новые санкции. И на этом фоне вступать в коалицию с теми, кто против нас эти санкции вводит, мягко говоря, нелогично.

Если мы впряжёмся в войну с «Исламским Государством», мы однозначно получим террористическую войну на собственной территории. Готовы ли мы её вести, учитывая, что ситуация в России довольно непростая? Нельзя говорить о безоговорочной поддержке общества действий власти в том же Донбассе, в первую очередь в мегаполисах. Да и в регионах нарастает недовольство социальными проблемами.

— С другой стороны, не получится ли, что подпитываемое Соединёнными Штатами ИГ, будет крепнуть и, в итоге, мы всё равно вынуждены будем воевать с исламистами у своих границ или даже внутри них?

— У ИГ сейчас есть серьёзная «проблема роста». Для того чтобы осуществлять дальнейшую экспансию, исламистам не хватает сырьевых ресурсов и выхода к морю. Только обладая тем и другим, они смогут вести серьёзную торговлю и закупать в больших объёмах оружие. В этом смысле сегодня ИГ наиболее выгодна война с Саудовской Аравией, у которой есть и нефть, и морские порты.

Россия же для ИГ очень далёкая и не первоочередная цель. Поэтому, вступая в войну с этим террористическим квазигосударством, мы действуем, в первую очередь, в интересах союзника США Саудовской Аравии. Совершенно не зря в октябре готовится визит в Россию короля Саудовской Аравии. Я думаю, что нас попытаются купить, в надежде, что военное вмешательство России заставит ИГ переменить главное направление удара.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  18.11.2017
The National Interest продолжает знакомит читателей с небывалыми качествами «чемодана без ручки». То есть неудачного легкого истребителя F-35, на который уже потрачено столько денег, что отказаться от него уже невозможно. Слабые летные характеристики компания «Локхид Мартин» уже давно пытается скомпенсировать мощным программным обеспечением, которое должно быть чуть ли ни умнее пилота. В статье говорится, что по-настоящему прекрасный истребитель появится в начале двадцатых годов, когда будет готов программный блок с индексом Block IV. А пока придется полетать на том, что имеем.
Геополитика  17.11.2017
Согласно текущим взглядам военно-политического руководства Соединенных Штатов, наземная компонента стратегических ядерных сил является главной составляющей американской ядерной триады. Это обусловливается следующими отличительными особенностями межконтинентальных баллистических ракет наземного базирования: высокая готовность к нанесению ракетно-ядерных ударов в ходе любой стратегической наступательной операции и способность к реализации различных по характеру форм и способов боевого применения (превентивный, ответно-встречный или ответный ядерные удары в любых условиях текущей военно-политической и стратегической или оперативно-тактической обстановки); высокая надежность и всепогодность несения ими боевого дежурства и боевого применения по предназначению, а также способность обеспечить поражение с высокой точностью и эффективностью любых имеющих стратегическую важность различных по типу объектов противника. При этом атомные подводные ракетоносцы, вооруженные баллистическими ракетами, рассматриваются в первую очередь как средство для осуществления гарантированного ответного ядерного удара.
Мировой ВПК  16.11.2017
На Украине появилась вертолетостроительная промышленность. Об этом своим читателям поведал издающийся в Киеве еженедельник «Деловая столица». При этом продукция новоиспеченной промышленности называется в статье «смертоносными птицами» и «ракетоносцами».
Мировой ВПК  15.11.2017
У меня нет иллюзий относительно способности тех, кто еще смотрит ящик идиота, выйти из летаргического ступора благодаря предупреждениям Пола Крэга Робертса, Уильяма Энгдаля, Дмитрия Орлова, Андрея Мартьянова и моим. Но мы должны продолжать делать это потому, что партия войны (Единая Партия Неоконов), кажется, старается изо всех сил разжечь конфликт с Россией. Поэтому я и предлагаю объединить понятия «война с Россией» и «неотвратимые личные страдания», показав, что если на Россию нападут, два наиболее святых символа США — авианосцы и сам американский материк — будут немедленно атакованы и уничтожены.
Конфликты  13.11.2017
Разведкой ДНР отмечена ротация подразделений ВСУ на мариупольском направлении В связи с этим заместитель командующего оперативным командованием Донецкой народной республики Эдуард Басурин не исключает обострения ситуации. По словам представителя военного ведомства ДНР, отмечено прибытие на мариупольское направление 501 обМП (отдельного батальона морской пехоты) 36 обрМП (отдельной бригады морской пехоты) предположительно для ротации подразделений 1 обМП. Басурин убежден, что прибытие очередных военных только усугубит и «без того сложную ситуацию вблизи линии соприкосновения на Мариупольском направлении».
Конфликты  11.11.2017
Сирийские войска президента Башара Асада при поддержке ВКС России взяли последний оплот «Исламского государства" - Абу-Камаль. Часть террористов, удерживавших город, уничтожена, часть переправилась через Евфрат и движется в северном направлении. Об этом с пятницу, 10 ноября, заявил министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу на военной коллегии России и Белоруссии.
Конфликты  08.11.2017
Исламское государство уже практически не существует, и его некогда мощная армия постепенно превращается в разрозненные и деморализованные партизанские отряды. Они совершают вылазки, предпочитают диверсии, но больше не могут организовать полноценное наступление. Конечно, это еще не конец, но больше Исламское государство не будет угрожать территориальной целостности Сирии. Окончательно это стало ясно после полного освобождения от боевиков города Дэйр-эз-Зор. Вероятно, пару серьезных сражений они еще дадут, но скоро на востоке страны станет спокойно, по крайней мере, на время, пока не станет ясно, чего друг от друга хотят курды и официальное правительство.