05.09.2015, 19:17
Удар исламистов хотят перенаправить на Россию
Удар исламистов хотят перенаправить на РоссиюМеждународная военная политика
Стоит ли нашей стране вступать в «антитеррористическую коалицию»?

Президент России Владимир Путин заявил, что обсуждал с американским президентом Бараком Обамой по телефону создание международной антитеррористической коалиции.

«Я лично разговаривал по этому вопросу по телефону с президентом США. Я говорил по этому вопросу с президентом Турции, с руководством Саудовской Аравии, с королем Иордании, с президентом Египта, другими нашими партнерами», — цитирует Путина РИА «Новости».

Вместе с тем, президент России не отверг возможность участия российской армии в операции против ИГ, хотя и заявил, что «говорить об этом преждевременно».

«Это отдельная тема, и мы видим, что сейчас происходит — американская авиация наносит определенные удары. Пока эффективность невысока этих авиаударов. Но говорить о том, что мы вот готовы сегодня это сделать — пока говорить об этом преждевременно. Но мы и так оказываем Сирии достаточно серьезную поддержку и техникой, и подготовкой военнослужащих, вооружением нашим», — сказал Путин, отвечая на вопрос, готова ли Россия к военной операции для борьбы с ИГ в случае создания коалиции.

Возникает вопрос, насколько целесообразна «антитеррористическая коалиция» с США и их ближневосточными союзниками в сложившейся международной ситуации?

— Для меня лично очевидно, что США одной рукой «подкармливают» ИГ, другой — изображают борьбу с ним, — говорит декан факультета «Социология и политология» Финансового университета при правительстве РФ Александр Шатилов. — Мне кажется, Российской Федерации в подобных играх по американским правилам участвовать бессмысленно и даже опасно.

С одной стороны, прямое участие российских военнослужащих в боевых действиях против ИГ никоим образом не поможет России «задружиться» с Соединёнными Штатами, которые стремятся использовать и ослабить всех геополитических конкурентов. С другой стороны, мы этим навлечём на себя ярость исламистов и активизацию сторонников ИГ, как в нашем Ближнем Зарубежье, так и на территории самой России.

Поэтому, повторяю, участие в так называемой антитеррористической коалиции, для России довольно сомнительное и опасное удовольствие.

Другое дело, что мы должны продолжать поддерживать президента Сирии Башара Асада. Прежде всего, по линии военно-технического сотрудничества. Чтобы сирийская армия с союзниками в лице Ирана и Хезболлы сумели, в конце концов, нанести ИГ военное поражение. Здесь мы должны подстраховывать официальное руководство Сирии, в том числе средствами ПВО, чтобы у США и Израиля лишний раз не возникало желания нанести авиаудар по сирийской армии. Эти страны явно не отказались от мысли разгромить Сирию как независимое суверенное государство.

США устроила бы разрушенная Сирия, где воюют все против всех. Нечто подобное мы наблюдаем на территории современной Ливии. России в этой ситуации ничего не остаётся, как продолжать поддержку Башара Асада, поскольку, оставив его на произвол судьбы, мы потеряем лицо на международной арене.

Поэтому, повторяю, оптимальным для нас было продолжать поставлять Сирии оружие, возможно, отправлять туда российских военных инструкторов, но не более.

Однако до сих пор военно-техническое сотрудничество с Россией не помогло Асаду разгромить исламистскую оппозицию и ИГ…

— Наверно, имеет смысл поставлять небольшими партиями более эффективные вооружения. Тут не стоит особо скупиться. Другое дело, надо сделать всё необходимое, чтобы новейшие образцы оружия не попали в руки радикальных исламистов или американцев.

— Я не исключаю, что Россия каким-то образом войдёт в так называемую антитеррористическую организацию, — говорит популярный блогер, политолог Анатолий Эль-Мюрид. — У меня вообще есть ощущение, что Россия, чем дальше, тем больше перестаёт действовать самостоятельно в международной политике.

Вступать в уже фактически сложившуюся военную коалицию Запада против ИГ нам крайне опасно. Она не имеет никакого международного мандата. И порой непонятно чем действия этой коалиции по борьбе с терроризмом отличаются от собственно террористических действий. Та же Саудовская Аравия под прикрытием борьбы с терроризмом в Йемене действует вполне себе террористическими методами, уничтожая мирных жителей, разрушая инфраструктуру городов.

Таким образом, мы сами рискуем превратиться в таких же международных террористов как США и некоторые их союзники.

Помогать Сирии необходимо, но самостоятельно, без связки с США, чтобы избежать риска, продвигать американские интересы, а не свои.

— В чём заключается несамостоятельность внешней политики России, о которой вы говорили?

— В том, что на самом деле санкции действуют на российскую экономику гораздо серьёзнее, чем об этом говорят чиновники. Есть опасность, что Россия в попытке «ублажить» Запад, убедить его отменить санкции или хотя бы не вводить новых, начнёт делать на Ближнем Востоке то, что выгодно США.

Между тем буквально вчера против России ввели новые санкции. И на этом фоне вступать в коалицию с теми, кто против нас эти санкции вводит, мягко говоря, нелогично.

Если мы впряжёмся в войну с «Исламским Государством», мы однозначно получим террористическую войну на собственной территории. Готовы ли мы её вести, учитывая, что ситуация в России довольно непростая? Нельзя говорить о безоговорочной поддержке общества действий власти в том же Донбассе, в первую очередь в мегаполисах. Да и в регионах нарастает недовольство социальными проблемами.

— С другой стороны, не получится ли, что подпитываемое Соединёнными Штатами ИГ, будет крепнуть и, в итоге, мы всё равно вынуждены будем воевать с исламистами у своих границ или даже внутри них?

— У ИГ сейчас есть серьёзная «проблема роста». Для того чтобы осуществлять дальнейшую экспансию, исламистам не хватает сырьевых ресурсов и выхода к морю. Только обладая тем и другим, они смогут вести серьёзную торговлю и закупать в больших объёмах оружие. В этом смысле сегодня ИГ наиболее выгодна война с Саудовской Аравией, у которой есть и нефть, и морские порты.

Россия же для ИГ очень далёкая и не первоочередная цель. Поэтому, вступая в войну с этим террористическим квазигосударством, мы действуем, в первую очередь, в интересах союзника США Саудовской Аравии. Совершенно не зря в октябре готовится визит в Россию короля Саудовской Аравии. Я думаю, что нас попытаются купить, в надежде, что военное вмешательство России заставит ИГ переменить главное направление удара.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  29.05.2017
В осложняющейся международной обстановке возрастает значение умения экспертного сообщества отличать реальную опасность от различного рода «разводок», преследующих цель дезориентировать общественность, вызвать паническое настроение и вынудить руководство России пойти на бессмысленные разорительные ресурсные траты для того, чтобы ослабить страну экономически и политически, подорвать возможность проводить активную политику на мировой арене.
Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).