05.09.2015, 19:17
Удар исламистов хотят перенаправить на Россию
Удар исламистов хотят перенаправить на РоссиюМеждународная военная политика
Стоит ли нашей стране вступать в «антитеррористическую коалицию»?

Президент России Владимир Путин заявил, что обсуждал с американским президентом Бараком Обамой по телефону создание международной антитеррористической коалиции.

«Я лично разговаривал по этому вопросу по телефону с президентом США. Я говорил по этому вопросу с президентом Турции, с руководством Саудовской Аравии, с королем Иордании, с президентом Египта, другими нашими партнерами», — цитирует Путина РИА «Новости».

Вместе с тем, президент России не отверг возможность участия российской армии в операции против ИГ, хотя и заявил, что «говорить об этом преждевременно».

«Это отдельная тема, и мы видим, что сейчас происходит — американская авиация наносит определенные удары. Пока эффективность невысока этих авиаударов. Но говорить о том, что мы вот готовы сегодня это сделать — пока говорить об этом преждевременно. Но мы и так оказываем Сирии достаточно серьезную поддержку и техникой, и подготовкой военнослужащих, вооружением нашим», — сказал Путин, отвечая на вопрос, готова ли Россия к военной операции для борьбы с ИГ в случае создания коалиции.

Возникает вопрос, насколько целесообразна «антитеррористическая коалиция» с США и их ближневосточными союзниками в сложившейся международной ситуации?

— Для меня лично очевидно, что США одной рукой «подкармливают» ИГ, другой — изображают борьбу с ним, — говорит декан факультета «Социология и политология» Финансового университета при правительстве РФ Александр Шатилов. — Мне кажется, Российской Федерации в подобных играх по американским правилам участвовать бессмысленно и даже опасно.

С одной стороны, прямое участие российских военнослужащих в боевых действиях против ИГ никоим образом не поможет России «задружиться» с Соединёнными Штатами, которые стремятся использовать и ослабить всех геополитических конкурентов. С другой стороны, мы этим навлечём на себя ярость исламистов и активизацию сторонников ИГ, как в нашем Ближнем Зарубежье, так и на территории самой России.

Поэтому, повторяю, участие в так называемой антитеррористической коалиции, для России довольно сомнительное и опасное удовольствие.

Другое дело, что мы должны продолжать поддерживать президента Сирии Башара Асада. Прежде всего, по линии военно-технического сотрудничества. Чтобы сирийская армия с союзниками в лице Ирана и Хезболлы сумели, в конце концов, нанести ИГ военное поражение. Здесь мы должны подстраховывать официальное руководство Сирии, в том числе средствами ПВО, чтобы у США и Израиля лишний раз не возникало желания нанести авиаудар по сирийской армии. Эти страны явно не отказались от мысли разгромить Сирию как независимое суверенное государство.

США устроила бы разрушенная Сирия, где воюют все против всех. Нечто подобное мы наблюдаем на территории современной Ливии. России в этой ситуации ничего не остаётся, как продолжать поддержку Башара Асада, поскольку, оставив его на произвол судьбы, мы потеряем лицо на международной арене.

Поэтому, повторяю, оптимальным для нас было продолжать поставлять Сирии оружие, возможно, отправлять туда российских военных инструкторов, но не более.

Однако до сих пор военно-техническое сотрудничество с Россией не помогло Асаду разгромить исламистскую оппозицию и ИГ…

— Наверно, имеет смысл поставлять небольшими партиями более эффективные вооружения. Тут не стоит особо скупиться. Другое дело, надо сделать всё необходимое, чтобы новейшие образцы оружия не попали в руки радикальных исламистов или американцев.

— Я не исключаю, что Россия каким-то образом войдёт в так называемую антитеррористическую организацию, — говорит популярный блогер, политолог Анатолий Эль-Мюрид. — У меня вообще есть ощущение, что Россия, чем дальше, тем больше перестаёт действовать самостоятельно в международной политике.

Вступать в уже фактически сложившуюся военную коалицию Запада против ИГ нам крайне опасно. Она не имеет никакого международного мандата. И порой непонятно чем действия этой коалиции по борьбе с терроризмом отличаются от собственно террористических действий. Та же Саудовская Аравия под прикрытием борьбы с терроризмом в Йемене действует вполне себе террористическими методами, уничтожая мирных жителей, разрушая инфраструктуру городов.

Таким образом, мы сами рискуем превратиться в таких же международных террористов как США и некоторые их союзники.

Помогать Сирии необходимо, но самостоятельно, без связки с США, чтобы избежать риска, продвигать американские интересы, а не свои.

— В чём заключается несамостоятельность внешней политики России, о которой вы говорили?

— В том, что на самом деле санкции действуют на российскую экономику гораздо серьёзнее, чем об этом говорят чиновники. Есть опасность, что Россия в попытке «ублажить» Запад, убедить его отменить санкции или хотя бы не вводить новых, начнёт делать на Ближнем Востоке то, что выгодно США.

Между тем буквально вчера против России ввели новые санкции. И на этом фоне вступать в коалицию с теми, кто против нас эти санкции вводит, мягко говоря, нелогично.

Если мы впряжёмся в войну с «Исламским Государством», мы однозначно получим террористическую войну на собственной территории. Готовы ли мы её вести, учитывая, что ситуация в России довольно непростая? Нельзя говорить о безоговорочной поддержке общества действий власти в том же Донбассе, в первую очередь в мегаполисах. Да и в регионах нарастает недовольство социальными проблемами.

— С другой стороны, не получится ли, что подпитываемое Соединёнными Штатами ИГ, будет крепнуть и, в итоге, мы всё равно вынуждены будем воевать с исламистами у своих границ или даже внутри них?

— У ИГ сейчас есть серьёзная «проблема роста». Для того чтобы осуществлять дальнейшую экспансию, исламистам не хватает сырьевых ресурсов и выхода к морю. Только обладая тем и другим, они смогут вести серьёзную торговлю и закупать в больших объёмах оружие. В этом смысле сегодня ИГ наиболее выгодна война с Саудовской Аравией, у которой есть и нефть, и морские порты.

Россия же для ИГ очень далёкая и не первоочередная цель. Поэтому, вступая в войну с этим террористическим квазигосударством, мы действуем, в первую очередь, в интересах союзника США Саудовской Аравии. Совершенно не зря в октябре готовится визит в Россию короля Саудовской Аравии. Я думаю, что нас попытаются купить, в надежде, что военное вмешательство России заставит ИГ переменить главное направление удара.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  17.01.2018
Немецкий журнал «Штерн» переживает за скорую судьбу американских авианосцев. «Эти корабли („Петр Великий“ и „Адмирал Нахимов“) превратят океаны в опасные воды для американских авианосцев», — говорится в статье Гернота Крампера. Впрочем, сначала автор говорит, что два эти крейсера — пережиток прошлого. Их водоизмещение громадно — 25 тыс. тонн. Они неповоротливы. У них огромные экипажи — 1100 человек. Промахнуться, обстреливая их даже из самого несовершенного оружия, невозможно. Поскольку высота ракетных крейсеров — 59 метров, длина — 250 метров, а ширина — 28 метров.
Мировой ВПК  16.01.2018
Уже более года эсминец «Замволт» находится в составе американского флота. Но все еще не решен вопрос о том, какие снаряды будут использованы в его артиллерийской установке, сообщили на прошлой неделе официальные представители ВМС США журналу Defense News.
Мировой ВПК  15.01.2018
Вскоре после государственного переворота в Киеве в 2014 году новый режим на Украине торопливо начал сворачивать все связи с Россией. Прежде всего, в военно-производственной сфере. Одним из самых болезненных ударов должен был стать отказ поставлять уже законтрактованные и даже частично изготовленные двигатели для фрегатов проекта 11356. Это знаменитая "адмиральская" серия, построенные и переданные флоту корабли которой блестяще отметились в ходе Сирийской кампании.
Мировой ВПК  15.01.2018
Бывший заместитель начальника Генерального штаба Вооруженных сил Украины генерал-лейтенант Игорь Романенко давно и увлеченно разоблачает в местных СМИ разнообразные «козни Москвы». На днях вот в интервью киевскому интернет-ресурсу «Апостроф» он заявил, что «россияне ведь даже на танки делают ядерный снаряд». И будто бы это сильно беспокоит не только его страну, но и американцев.
Конфликты  12.01.2018
Основные боевые действия в Сирии переместились из восточной провинции Дэйр-эз-Зор на запад и северо-запад государства. Это связано с поражением Исламского государства. Практически полностью разгромленная группировка больше не опасна, во всяком случае, так считают в Министерстве обороны Российской Федерации. Да и последние события говорят в пользу этой версии — даже связанные с боевиками СМИ больше не публикуют столь активно новости о столкновениях с враждебными силами.
Конфликты  11.01.2018
В атаке на российские военные базы в Сирии участвовал 31 беспилотник, а не 13, как сообщалось ранее. Об этом Интерфаксу со ссылкой на свои источники заявил координатор группы дружбы парламента Сирии и Госдумы Дмитрий Саблин. По его словам, все дроны были боевыми, которыми обладают «очень ограниченное количество государств, в первую очередь, США». Саблин отметил высокую эффективность российских средств ПВО и пообещал впредь отправлять аналогичные объекты обратно — тем, кто их запускает.
Конфликты  09.01.2018
По сведениям главкомата Военно-Морского флота РФ, экипажи 70 боевых кораблей и вспомогательных судов России новогодние праздники встретили в дальних походах. Сам этот факт — как самая яркая гирлянда на главной елке страны. Потому что давно такого не бывало. Разве что в советские времена.