02.06.2015, 16:48
У Китая появился свой Крым
У Китая появился свой КрымМеждународная военная политика
Ситуация в Южно-Китайском море продолжает накаляться.

США крайне обеспокоены ситуацией, складывающейся в Южно-Китайском море, которую в рабочих документах американского внешнеполитического ведомства уже сравнивают с кризисом вокруг Крыма. Речь идет о резко возросшей активности Китая, стремящемся утвердить свой суверенитет над спорным архипелагом Спратли. Вашингтон грозит адекватными мерами, вплоть до военного вмешательства. Но на практике возможностей влиять на ситуацию у него немного.

В случае реализации этих планов Китай сможет получить практически полный контроль над проходящими в море торговыми путями и стать доминирующей силой в этом бассейне. Помимо Соединенных Штатов ситуация вызывает тревогу у выходящих к Южно-Китайскому морю Вьетнама и Филиппин (также претендующих на территорию островов). США всеми силами пытаются не допустить изменения баланса сил в этом стратегически важном районе, не избегая и военной риторики. Впрочем, реальных рычагов воздействия на ситуацию, как и в случае с Крымом, у США немного.


Правь, Поднебесная, морями

Группа необитаемых мелких островов и коралловых рифов является территорией активно оспариваемой государствами, омываемыми Южно-Китайским морем – прежде всего, Китаем, Вьетнамом и Тайванем (который Пекин считает своей законной территорией), а также Филиппинами.

Их стратегическое положение открывает ключ к контролю над морскими коммуникациями между Восточной Азией и Индийским океаном. По ним проходят маршруты снабжения Китая стратегически важным сырьем (прежде всего, нефтью Персидского залива) и торговые пути в другие страны Восточной Азии.

По значению для региональной коммерции некоторые сравнивают Южно-Китайское море с Карибами или Средиземноморьем.

Относительное равновесие в регионе обеспечивалось тем, что китайские и вьетнамские военные контролировали каждый свой участок островов. При этом сами острова представляют собой, по сути, лишь небольшие и частично затапливаемые участки суши, так что говорить о плотном контроле не приходилось.

Однако в последние годы Китай начал на островах капитальное строительство, и положение стало стремительно меняться. Согласно данным спутниковых снимков и аэроразведки, проведенной США, Китай возводит на спорной территории взлетно-посадочную полосу и капитальную корабельную стоянку. А общая площадь бетонных конструкций, возводимых Китаем на коралловых рифах, составляет по данным американского оборонного ведомства около 2000 акров.

Ни одна из соперничающих с ним стран не может позволить себе проведение работ такого масштаба. А с появлением у Китая твердой базы на архипелаге он в состоянии вытеснить Вьетнам с остающихся под его контролем островков и фактически присоединить архипелаг к Китаю.

Согласно официальной позиции китайских властей, острова Спратли – историческая территория Китая, и сейчас у КНР появилась реальная возможность утвердить над ними фактический контроль.


Обмен репликами

Начиная с середины мая США начали активно демонстрировать, что не собираются смотреть на активность Китая сквозь пальцы.

Выразилось это не только в ужесточении риторики, но и в действиях вооруженных сил. В частности, американцы послали в район разведывательный самолет P8 Possejdon. Результаты произведенных съемок зафиксировали среди прочего размещение на архипелаге полевой артиллерии КНР.

Во время полета корабли ВМС Китая неоднократно посылали пилотам самолета предупреждения и требование покинуть район, на что пилоты, впрочем, неизменно отмечали, что находятся в нейтральных водах (по международному праву над территорией данных островов нет суверенитета какой-либо страны).

Позже, по результатам новой проверки, США сообщили, что не обнаружили артиллерию на прежних позициях. Однако министр обороны США Эштон Картер заявил, что США не поддерживают претензий Китая на территории островов и готовы отстаивать свою позицию, в том числе с помощью вооруженных сил.

В ответ последовали предупреждения со стороны Пекина «трижды подумать» прежде, чем предпринимать какие-либо резкие действия.

Новый обмен репликами между высокими представителями силовых ведомств Китая и США произошел на проходящей в Сингапуре сессии «Диалога Шангри-Ла» – конференции, организуемой Международным Институтом стратегических исследований и посвященной проблемам безопасности в Тихоокеанском регионе.

Тон оказался менее агрессивным, но взаимные претензии были обозначены вполне четко.

Так, Эштон Картер подчеркнул, что США выступают против любых изменений статус-кво в регионе и, хотя упомянул о том, что нарушить нынешний статус островов Спратли пытается не только Китай, сделал акцент на том, что именно Пекин проявил наибольшую активность в этом направлении.

По его словам, США готовы защищать интересы всех стран региона, «вне зависимости от того большие они или маленькие».

В переводе с дипломатического языка США обозначили намерение сдерживать Китай и предложили странам, которых беспокоит китайская активность, свои услуги по поддержке и координации общих усилий.


С металлом в голосе

Ответом на речь Картера стало выступление заместителя главы Генштаба Народно-освободительной армии Китая Сун Джянгуо, который заявил, что строительство на островах имеет исключительно мирный характер, а его масштаб отражает лишь степень ответственности Китая как крупной державы.

По его словам, Китай настроен на мирное решение споров вокруг островов, несмотря на «весомые исторические и правовые свидетельства и бесспорность прав и интересов» страны на острова. При этом он подтвердил, что Китай привержен принципу решения всех вопросов через диалог и консультацию с заинтересованными сторонами, а также намерен поддерживать свободу и безопасность судоходства в Южно-Китайском море.

Слова получились миролюбивыми, но не без металла в интонации: фактически высокопоставленный офицер подчеркнул, что решать вопросы в Южно-Китайском море Пекин намерен без вмешательства Вашингтона и сумеет сам договориться с соседями.

Накануне это было гораздо более четко выражено в заявлении МИДа КНР. В нем в связи с выраженным американским министром обороны намерением сдерживать активность Китая на островах Спратли прямо утверждалось, что США «не является стороной в вопросе Южно-Китайского моря».


Архипелаг Крым

Еще в мае прошлого года, Барак Обама заявил о стратегической перебалансировке американской внешней политики в сторону Азии.

Происходящему в этом регионе США намерены отныне уделять повышенное внимание. В недавно выпущенном госдепом США четырехлетнем докладе, определяющим политику ведомства на ближайшие годы, вопрос Южно-Китайского моря перечислен в одном ряду с присоединением Крыма к России и распространением терроризма. Этот кейс приводится как пример разрушения механизмов ООН по разрешению конфликтов, установленных после мировой войны.

Но проблема для Вашингтона в том, что, как и в ситуации с Крымом, американская администрация понимает, что не может ничего реально противопоставить фактическому изменению баланса сил и границ в стратегически важном регионе.

Ответить на этот вызов США также пытаются сходным образом – заинтересовать в объединении усилий страны, чувствующие беспокойство от активности соседней державы. Себя Америка позиционирует в качестве «честного» арбитра.

Интерес Вашингтона при этом действительно состоит в сохранении статуса-кво, когда острова не принадлежат никому, а море, соотвественно, остается свободным для судоходства. Разумеется, с сохранением позиций Седьмого флота США в качестве главного гаранта этой свободы.

Со своей стороны Китай, вероятно, также не хочет большого конфликта из-за островов (с учетом проходящих через Южно-Китайское море жизненно важных путей это более чем логично), однако рассчитывает, что благодаря естественной политико-экономической «гравитации» Китая острова все равно окажутся в его орбите.

Предложение мирно решить вопрос между спорящими сторонами без вмешательства внешних сил, с учетом несопоставимости военного и экономического веса Китая и соседних государств, практически неизбежно означает итоговое решение в пользу Пекина. Возможно, свобода судоходства в море после этого действительно не пострадает, однако ее гарантом в этом случае будет уже сам Китай.

Китай при этом, разумеется, не заинтересован в конфликте с США и старается довести до американского руководства позицию, что обе страны – крупные державы, и не должны ссориться по мелким региональным вопросам, а решать проблемы на глобальном уровне, соответствующим их статусу.

Весьма примечательно, например, появление в конце мая в китайском англоязычном бизнес-издании Caixin online обширной статьи, в которой обосновывалось желание Китая решить вопрос островов без вмешательства внешних сил, подчеркивалось, что Китай фактически не оспаривает американскую гегемонию и рассчитывает, что стороны заинтересованы в сотрудничестве.

Фактически вопрос состоит в том, готовы ли Штаты играть в вопросе территориальных споров в Южно-Китайском море на предложенных Китаем условиях с учетом того, что Китай не будет провоцировать активный конфликт, а реальные возможности противостоять его действиям без риска серьезного столкновения отсутствуют.

Альтернативой этим действиям может стать лишь кропотливое формирование из других участников территориального спора подобия коалиции и попытка с ее помощью создать сложности КНР в чувствительном для нее регионе.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Геополитика  04.05.2017
Покамест эта программа касается только русского флота. В ближайшее время он сможет нейтрализовать нынешнее подавляющее преимущество американского флота по численности и вооружению. А в перспективе это может стать проектом надевания наручников на западных варваров, когда им станет просто опасно грозить кому-то силою или навязывать свою волю "томагавками". Ибо ответ может быть быстрым, разрушительным, а главное - решительно от кого угодно!
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).