03.02.2016, 10:59
«Турецкий поток» в обмен на туркоманов
«Турецкий поток» в обмен на туркомановМеждународная военная политика
Эрдоган пытается добиться от России уступок.

Анкара готова вернуться к вопросу реализации проекта «Турецкий поток». Об этом заявил замглавы турецкой миссии в Вашингтоне Тугай Тунджер.

«Мы все еще рассматриваем „Турецкий поток" как коммерческий проект. Если Россия захочет провести переговоры, мы можем прийти и обсудить это… Обе стороны должны сесть и обсудить детали соглашения, как мы сделали по „Голубому потоку" десять лет назад», — цитирует Тунджера РИА «Новости».

Нельзя не отметить противоречивость турецкой политики в отношении России в последнее время. С одной стороны, бездоказательное обвинение в нарушении российским штурмовиком турецкой границы. С другой — заявление Реджепа Эрдогана о желании встретиться с Владимиром Путиным для решения острых вопросов во взаимоотношениях двух стран.

С одной стороны, скрытая поддержка явно антироссийских сил, блокирующих Крым (в том числе турецкой националистической организации «Серые волки»), с другой — вышеупомянутое заявление по «Турецкому потоку».

Что стоит за такой «диалектикой»?

— Владимир Путин недавно правильно отметил, что в межгосударственных отношениях «дружба» и «любовь» носят, как правило, очень ситуативный характер, — говорит ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров. — Всё определяется интересами. Если они совпадают, то и отношения между странами дружеские, союзнические.

В том, что, вопреки заявлениям, на самом деле делает Турция, я пока не вижу признаков, что её руководство настроилось на реальное сотрудничество с Россией. Все разговоры о том, что Эрдоган хочет встретиться с Путиным, что «Турецкий поток» по-прежнему, интересен Анкаре, направлены на то, чтобы как-то повлиять на российскую позицию. А именно, добиться от нас уступок. Надо понимать, что в нынешней ситуации, пока Турция не извинилась за сбитый российский штурмовик, не выплатила компенсацию, встреча Путина с Эрдоганом будет сама по себе уступкой с нашей стороны.

Турки воспримут её как готовность России и дальше идти на компромиссы в ущерб нашим национальным интересам. Только после выполнения Анкарой тех условий, о которых заявлял российский МИД, можно будет начать процесс налаживания отношений.

Хотя обе стороны прекрасно понимают, что глобальная причина «размолвки» даже не в сбитом российском Су-24М. Интересы наших стран разошлись именно из-за турецкой политики в отношении Сирии и вообще Ближнего Востока.

То есть, сами по себе извинения Турции мало что изменят?

— Если Турция не откажется от своей политики в отношении Сирии — нет. Скорей всего, даже если Турция согласится извиниться, она потребует за это от России прекратить поддержку армии Башара Асада с воздуха. Или же, в крайнем случае, чтобы мы ограничили эту операцию по территории, чтобы Турция могла «отхватить» кусок Сирии, который она давно наметила. Вряд ли Россия пойдёт на это, поэтому путей урегулирования я пока не вижу.

Турция сделала ставку на неоосманизм. Сирия, как считает Эрдоган, должна превратиться в её протекторат. А в перспективе Анкара не прочь и присвоить себе какие-то сирийские территории. А Россия в свою очередь хочет сохранить в Сирии светское государство, ну а главное — разгромить ИГ, не дать исламистам превратить Ближний Восток в плацдарм для наступления на Россию.

То есть столкновение интересов Москвы и Анкары остаётся. А тогда о каком «Турецком потоке» или о какой встрече президентов двух стран может идти речь?

Возможно, турки надеются, что заявления о «Турецком потоке» подействуют на нашу «пятую колонну», для которой самое главное — сверхприбыли от продажи углеводородов? И что она, в свою очередь, будет пытаться оказать влияние на руководство России. Но я надеюсь, что эти люди уже не могут задавать тон в нашей политике.

А в принципе успехи сирийской армии, поддержанной ВКС России, могут заставить Турцию отказаться от своих видов на Сирию?

— Полную победу над исламистами Башару Асаду одержать крайне сложно. Одно дело, районы с преобладающим шиитским, алавитским и христианским населением. Оттуда исламистов изгнать вполне можно. Однако сирийская армия сейчас ослаблена и не способна контролировать всю территорию Сирии. Если уж ей и удастся окончательно вытеснить исламских террористов из страны, то лишь при помощи Ирана и, возможно, курдов. Но это займёт годы. Сейчас главная задача войск Башара Асада — полное освобождение приморских районов Сирии. У меня большие сомнения, что, добившись этой цели, обескровленная сирийская армия пойдёт отвоёвывать пустыню, нести новые потери.

Конечно, Турция может оставить Сирию в покое, но только в случае, если у неё самой возникнут серьёзные проблемы с территориальной целостностью, или в случае смены режима Эрдогана, что не исключено. Однако нынешний президент Турции доказал свою живучесть, уже несколько попыток переворота против него оказались неудачными.

— В последнее время Турция активизировала военную деятельность на сирийско-турецкой границе, — говорит руководитель Центра Азии и Ближнего Востока Российского института стратегических исследований Анна Глазова. — Анкара обеспокоена победами сирийской армии. Надо понимать, что сегодня Сирия фактически превратилась в центр противостояния как между основными региональными державами Ближнего Востока, так и между США и Россией.

Для Турции крайне важно на решающем этапе этого противостояния не проиграть. Поэтому сейчас турецкое руководство делает всё возможное для того, чтобы сохранить контроль хотя бы над частью сирийско-турецкой границы и создать буферную зону, чтобы сохранять контроль над частью Сирии западнее Евфрата.

В последнее время среди российских и даже части западных экспертов появилось мнение, что Турция в сирийском конфликте является лузером. У неё не получается реализовать свои геополитические амбиции в отношении Сирии и не только. Эти точки зрения имеют под собой основания, но рано списывать Турцию со счетов. Эрдоган и его окружение совсем не считает, что дело проиграно. С другой стороны, президент Турции понимает, что во многом его политическое будущее зависит от того, чем закончится противостояние в Сирии.

Поэтому именно сейчас наступил самый острый момент, когда руководству России крайне важно не поддаваться ни на какие провокации со стороны Турции, чтобы не допустить военного конфликта. Поскольку он моментально будет использован Эрдоганом как повод для обращения за помощью к НАТО. Думаю, что именно такие планы в руководстве Турции существуют.

Как в таком случае объяснить якобы дружелюбные заявления турецких чиновников о том, что Анкара не против наладить отношения с Москвой?

— Если предположить, что это искренние заявления, то за ними стоит намёк турецкого руководства на то, что оно готово выйти на переговоры с руководством России с целью добиться раздела сфер влияния в Сирии, «застолбить» за Турцией важные для неё приграничные районы. В первую очередь, речь идёт о районах Сирии, где проживают туркоманы.

Однако, возможно, это не более чем политическая завеса, чтобы показать всему миру, что Турция хочет мира, а Россия ведёт себя очень агрессивно. Анкара в данном случае не одинока. Нашу страну на Западе много критикуют за действия в Сирии. В Великобритании и США именно такую линию продвигают в СМИ: Россия не сговорчива в Сирии, а Турция готова на мировую.

А в реальности дела исламистов столь плохи из-за того, что ВКС России поддерживают армию Башара Асада?

— Да, как мы видим, несмотря на большие потери за годы войны, правительственные войска освобождают от боевиков один населённый пункт за другим. Многие базы террористов уничтожены. Наблюдается бегство исламистов за пределы Сирии. При таком развитии событий можно предположить, что уже через 2 месяца вся территория Сирии будет освобождена от боевиков.

— Заявление турецкого чиновника означает только одно — Турция напрямую не отказывается от продолжения рабочих контактов по «Турецкому потоку», — говорит директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин. — Между тем, до сих пор нельзя сказать, что это некий структурированный проект. В прошлом году о нём было заявлено, озвучены отдельные проработки, но дальше дело не пошло.

Дело, кстати, не только в Анкаре, но и в том, что европейцы не заявили о своём желании строить газопроводы на выходе из Турции по территории ЕС. А без этого строительство очередного «потока» по дну Чёрного моря бессмысленно.

А сама Турция в случае нормализации отношений с нами была бы не прочь получать газ дополнительно?

— Пока им достаточно того газа, что они получают из России и Ирана. Даже имеющиеся газопроводы не загружены полностью. Дополнительный газ может понадобиться Турции не раньше, чем в следующем десятилетии.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  18.01.2017
В Польшу прибыли первые 3,5 тысячи американских военнослужащих в рамках 9-месячной миссии, которая началась 8 января. Для бронетанковой бригады США такая длительность миссии в Восточной Европе является беспрецедентной. Боевая группа 3-й бронетанковой бригады из состава 4-й пехотной дивизии выдвинулась в Жагань и Поморское, а 87 танков М-1 «Абрамс» последовали за ними на поездах.
Геополитика  18.01.2017
Российское инфопространство впало в эйфорию. Псевдопатриотическая трескотня в СМИ, многочисленные публицисты и аналитики, создающие ощущение какой-то великой победы России над международным глобализмом и либерализмом, всесилия наших спецслужб вплоть до того, что они могут по своему желанию ставить американских президентов и менять мировые элиты. Уверенность в контроле за собственным инфопространством может сыграть с нашим народом очень плохую шутку…
Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Конфликты  17.01.2017
Боевики запрещенного в России «Исламского государства» почти взяли окруженные позиции сирийских военных в Дейр-эз-Зоре. Падение гарнизона этого сирийского города даст террористам полный контроль над местными нефтяными полями и укрепит их сообщение с подконтрольными ИГ территориями Ирака. Джихадисты уже празднуют победу и заставляют жителей захваченных районов подчиняться новым порядкам.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.