25.12.2014, 01:28
Турция разочаровалась в ЕС и вспомнила про империю
Турция разочаровалась в ЕС и вспомнила про империюМеждународная военная политика
Анкара внятно дала понять Евросоюзу, что шантажировать ее членством в организации отныне бесполезно – желание пропало. Зато возродились мысли об Османской империи, пусть не в территориальном смысле, но и экспансия в современном мире редко бывает территориальной. Такой расклад выгоден России, но вести дела с Турцией ей, тем не менее, нужно весьма осторожно.

Как заявил министр правительства Турции по делам ЕС Волкан Бозкыр, если Евросоюз примет решение отказать Анкаре в членстве в организации, это ничуть не огорчит турок, несмотря на многолетние попытки добиться от Брюсселя обратного. «ЕС проводит высокомерную политику в отношении Турции, что неприемлемо для страны», – пояснил он в рамках интервью телеканалу TRT Haber. И добавил, что демократия в Турции находится на более высоком уровне, чем в некоторых странах Европы.

Эти слова заметно взбудоражили европейские СМИ. Впрочем, реплика турецкого вице-премьера Нумана Куртулмуша произвела еще больший эффект. А сказал министр, по мнению которого развал Османской империи связан не с потерей территорий, а с утратой амбиций и культуры, следующее: Турция проснулась от 150-летнего сна. А что было 150 лет назад? 150 лет назад шел процесс освобождения Балкан от османского ига. Получается, Анкара больше не хочет быть европейской страной, а хочет возродиться как империя. Культурная, религиозная, политическая, экономическая – неважно. Важно, что империя. И удивляться тут нечему.

Созданная Ататюрком республика уверенно стояла на прозападном курсе развития. Анкара – один из основателей Совета Европы и ОЭСР, ассоциированный член ЕС с 1964-го и таможенного союза с ЕС с 1996-го. Это официальный кандидат в члены «единой европейской семьи», с которым вот уже десять лет идут переговоры о полноценном вступлении. И вдруг – что-то сломалось. Скепсис в отношении Брюсселя демонстрируют не только турецкие элиты, но и рядовые граждане: если раньше за вступление в ЕС высказывалось 75% населения, то с недавних пор всего 20%. «Вступление в ЕС утратило привлекательность для наших граждан», – констатировал другой вице-премьер Бюлент Арындж. «Европа за годы кризиса потеряла свой блеск. Она больше не манит и не обещает процветания», – пояснил со своей стороны аналитик Capital Economics Уильям Джексон в интервью The Wall Street Journal.

Можно считать, что перелом произошел около десяти лет назад, то есть именно тогда, когда к власти пришла умеренно исламистская Партия справедливости и развития нынешнего президента Реджепа Тайипа Эрдогана. В принципе, Эрдоган является сторонником вступления в ЕС, и переговоры об этом начались именно в период его премьерства. Парадокс в том, что выдвинутые Турции условия (на данный момент они выполнены, по оценкам Брюсселя, на 65%), напротив, отдалили страну от ЕС, хотя должны были приблизить. К примеру, Брюссель жестко настаивал на реформировании Совета национальной безопасности Турции, деятельность которого плохо укладывалась в европейские представления о демократии. Меж тем Совет стеной стоял за светские принципы жизни в Турции и за её западный курс. Ослаб Совет, ослаб и курс на Запад, зато значительно усилился исламист Эрдоган, которого ранее отлучали от политики за покушение на светские принципы

За годы у власти этот политик вывел страну из многолетнего периода инфляции, нащупал новые точки экономического роста, сделал внешнюю политику многовекторной. Теперь его считают чуть ли не диктатором, причем не без оснований – тенденции к усилению личной власти Эрдогана, его авторитарный стиль и очевидная нелюбовь к независимой прессе, как говорится, налицо. Экономические успехи в сочетании с личной харизмой и игрой на имперских амбициях сделали его любимцем толпы, но и главным врагом тех политических сил, которые принято относить к прогрессивным.
В европейских СМИ Эрдогана часто сравнивают с Путиным. Два лидера и впрямь нашли общий язык, значительно расширили российско-турецкое партнерство – и теперь Европа нервничает еще больше.

И до, и после недавнего визита Владимира Путина в Турцию Анкару посещали европейские гости, пытаясь добиться от Эрдогана координации политики в отношении РФ (в идеале – присоединения к санкциям). Еврокомиссар по расширению Йоханнес Хан даже пообещал туркам новый раунд переговоров о вступлении в январе, не зная, видимо, о том, что с некоторых пор эти посулы работают плохо. Тем более Путин, которого ситуативный альянс с Эрдоганом, очевидно, очень радует, привез гораздо более щедрый подарок. Отмена «Южного потока» со строительством особой ветки в Турцию превратит республику в главный газовый хаб континента, увеличив её влияние и сделав Европу еще более зависимой от строптивой Анкары.

Параллельно у Эрдогана шла личная вендетта с «пятой колонной» – людьми его злейшего врага Фетхуллаха Гюлена, среди которых были и ведущие журналисты страны, много писавшие о коррупции в правительстве. Для некоторых это обернулось арестом, и Европе, скрепя сердце, пришлось дежурно осудить турок за давление на прессу, что взаимопониманию с Эрдоганом не способствовало. В общем, политику Путина в отношении Турции (равно как и ситуацию вокруг «Южного потока») можно оценивать по-разному, но в этот раз, воспользовавшись обстоятельствами, российский президент переиграл европейцев в Анкаре легко и изящно. Турецкая служба ВВС уже сообщила, что визит премьер-министра Турции Ахмета Давутоглу в Брюссель, намеченный на январь, может быть отменен. В свою очередь Эрдоган выступил с заявлением, что ЕС должен заниматься своим делом, а не лезть во внутренние дела Турции. А вице-премьер Ялчин Акдоган, что называется, вообще «закрыл тему»: «Пока не существует такого государства, которое могло бы оказывать давление на Турцию, а отношения с ЕС не являются альтернативой нашим отношениям с РФ», – отрезал он.

Вообще, стоит заметить, что способствовать кризисным явлениям в российской экономике для Турции не выгодно вне зависимости от отношений с ЕС, любви к газу и совместных проектов с Москвой. Турецкие СМИ недавно вспомнили, что вслед за российской катастрофой 1998 года ВВП Турции снизился на 4,7%, ибо РФ была слишком важным рынком для сбыта турецких товаров, а с тех пор стала еще более важным (про туризм – а отрасль, по российским данным, может «просесть» почти на треть – можно даже не упоминать). Турецкая лира уже обнаружила тенденции к падению, равно как и фондовый рынок страны. Эрдоган обвинил в этом западных спекулянтов. Что-то подобное неоднократно заявляли и наши официальные лица.
Экономические проблемы для Эрдогана сейчас совсем некстати. Да, оппозиция наголову разбита, сам он стал первым всенародно избранным президентом со значительными полномочиями, структуры Гюлена в упадке, болезненный «коррупционный кризис» позади. Но свою относительную малочисленность оппозиция компенсирует решительностью. Пострадавшие от сокращения рынков турки могут пополнить её ряды. Да и забывать о том, что экономические успехи Эрдогана не отменяют довольно высокую безработицу (9,1% среди мужчин, 13,6% среди женщин, 19,1% среди молодежи), всё-таки не стоит. Турецкое общество может рвануть так, что протесты на площади Таксим покажутся пикником (которым они в некотором смысле и были).

Исламская солидарность и та мессианская миссия, которую взял на себя Эрдоган, косвенно также подталкивают Анкару к Москве и отталкивают от Брюсселя. Современная Турция регулярно ругается с Израилем (из-за палестинцев), с Китаем (из-за уйгуров), с США (из-за иракских курдов – союзников западной коалиции и источника сепаратистских проблем в самой Турции). Наконец, вопрос о членстве Турции в ЕС давно внесен в разряд теоретических. В Европе берет своё исламофобия, категорически против принятия мусульманской страны в «единую семью» однозначно высказывались не только высокопоставленные отставники вроде Николя Саркози и Хермана Ван Ромпея («Турция – не часть Европы и никогда не станет ее частью» – это его слова), но и пребывающая в должности канцлер Германии Ангела Меркель (по факту – самый влиятельный политик ЕС). Возможно, о некоторых излишне категоричных фразах в адрес Анкары европейцы сейчас и жалеют, но игнорировать объективные факты они не могут. А их много, начиная от институционального кризиса в самом ЕС и нежелания большинства европейцев видеть Турцию «членом семьи», заканчивая тем, что принятие в ЕС 70-миллионного исламского государства окажет существенное воздействие на формирование европейской бюрократии и принцип принятия ею решений.

Остается упомянуть армянскую проблему (Анкара не признает геноцида армян, публичное отрицание которого является уголовным преступлением в ряде стран ЕС) и проблему Кипра – полноправного члена ЕС, часть которого находится под турецкой оккупацией. Если по первому пункту имеются подвижки (по крайней мере, факт массового убийства и переселения армян признает хотя бы Эрдоган лично), то со вторым всё только усложняется. Так, недавно Анкара отказалась выплачивать Никосии 90-миллионную (в евро) компенсацию, проигнорировав тем самым решение Европейского суда по правам человека. Меж тем решения ЕСПЧ носят обязательный для стран – членов Совета Европы характер. Несмотря на громкую критику ряда вердиктов, по счетам данного суда аккуратно платит и Россия.

Тем не менее не стоит думать (не стоит даже мечтать), что Турция окончательно отвернется от Европы в пользу концепции многополярного мира, которую активно продвигает Россия. Да, дружить с Москвой для турок важно и выгодно, но товарооборот с тем же ЕС еще недавно поставил рекорд в 103 млрд евро в год, эту выгоду (как и риски в случае препятствий на этом направлении) переоценить невозможно. Кроме того, мессианская миссия турецких исламистов хотя и поссорила их с Западом, но является определенной угрозой и для самой РФ. Еще недавно Турция была страной, из которой шли средства в помощь чеченским сепаратистам. И Турция остается страной, где чеченские сепаратисты и террористы нашли убежище от российских властей.

То, что Анкара очень аккуратно высказывается в адрес воссоединения России с Крымом, также не должно успокаивать. Не только в оппозиции, но и во властных элитах Турции находится огромное количество людей, всерьез озабоченных т.н. крымско-татарской проблемой. И незадолго до визита Путина в Анкару Эрдоган принимал у себя Мустафу Джемилева – «лицо» крымско-татарского национального движения, которому российские власти запретили въезд в Крым. Одним словом, стремление Турции к политической самостоятельности, личные амбиции Эрдогана и прагматизм Анкары России как никогда на руку. Однако остаются у турок и «вечные ценности», которые могут неожиданно сыграть самым неприятным для нас образом. Имперские амбиции применительно как к Балканам, так и к Черному морю к «вечным ценностям» тоже относятся. Это тот случай, когда беспокойству Европы логичнее не радоваться, логичнее его учесть. Благо выбивала турок с Балкан именно Россия.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  15.06.2017
Близится к завершению одна госпрограмма вооружения — ГПВ-2020, грядет следующая — ГПВ-2025. Мы поговорили с президентом Объединенной судостроительной корпорации Алексеем Рахмановым о том, как обстоят дела с гособоронзаказом, финансированием и смежниками.
Мировой ВПК  14.06.2017
Дальневосточный вояж заместителя министра обороны Юрия Борисова ежедневно приносит новости о том, как продвигается перевооружение российской армии. И каким образом совершенствуется военная техника, даже успешно пройдя государственные испытания. На днях Борисов, выступая в Комсомольске-на-Амуре во время посещения авиационного завода им. Гагарина, заявил о необходимости доработки истребителя Су-35С.
Мировой ВПК  14.06.2017
Продукция корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ) в ходе проведения операции в Сирии хорошо зарекомендовала себя и показала высокое качество. Такое мнение высказал вице-премьер Дмитрий Рогозин на юбилее знаменитой не только в нашей стране корпорации в подмосковном Королёве. «Это только начало большой работы, которая сейчас проходит испытания в Сирии, где все то, что производится вами, или большая часть того, испытывается, дорабатывается, доводится до ума, но показывает высокий класс. Это фактически переводит нашу армию, наш флот в другую лигу», — сказал Рогозин.
Мировой ВПК  14.06.2017
Радиотехнические войска ВКС планируют провести модернизацию радиолокационного комплекса «Небо-М», сообщил начальник РТВ генерал-майор Андрей Кобан. Комплекс достаточно молод, пришел в войска всего лишь пять лет назад, однако, как заявил Кобан: «У нас задан ряд работ по модернизации вооружения, которое имеется. Мы понимаем после 3−5-годичной технической эксплуатации, какой у нас имеется модернизационный потенциал — простым языком говоря, что можно было бы улучшить. На сегодняшний день такая работа активно ведется».
Конфликты  20.06.2017
Судя по сводкам, авиация коалиции США больше не пересекает линию, за которой ее самолеты станут целями российских средств ПВО. Впервые со времен «броска на Приштину» США пришлось уступить под нажимом российских военных. Австралия и вовсе отказалась поднимать свои самолеты в сирийское небо. Теперь вопрос в том, будут ли зоны военного влияния в Сирии совпадать с политическими.
Конфликты  19.06.2017
Минобороны объявило, что «любые воздушные объекты (включая самолеты и беспилотные аппараты международной коалиции), обнаруженные западнее реки Евфрат, будут приниматься на сопровождение российскими наземными средствами ПВО в качестве воздушных целей». Это решение – следствие уничтожения американским самолетом сирийского Су-22. Что оно означает с практической точки зрения?
Конфликты  15.06.2017
США перебросили на базу Ат-Танф в Сирии реактивные системы залпового огня. Их местные союзники говорят о создании второй базы в Эз-Закфе. Причины спешки понятны: многомесячная эпопея движется к развязке, ставки резко возросли, и сложившуюся в Сирии ситуацию недаром сравнивают с гонкой по Европе весной 1945 года.