23.01.2016, 13:05
Турция и Украина создают военный альянс
Турция и Украина создают военный альянсМеждународная военная политика
Как изменится расклад сил в Черноморском регионе?

Украина и Турция планируют объединить военно-технические ресурсы в Черноморском регионе. Об этом в четверг, 21 января, заявил секретарь СНБО Украины Александр Турчинов, который находится в Анкаре с трехдневным визитом. В Порте Турчинов первым делом встретился с коллегой — генсеком Совета нацбезопасности Турции Сейфуллахом Хаджимуфтюоглу.

По словам секретаря украинского СНБО, стороны имеют «уникальную возможность для эффективного и скоординированного противодействия разрушению баланса сил» в Черноморье. Причем, Турчинов особо подчеркнул: углубление сотрудничества в военно-технической сфере является ключевой задачей в развитии украинско-турецкого стратегического партнерства.

В свою очередь, Хаджимуфтюоглу заявил, что Турция и Украина «должны играть ведущую роль в создании эффективной системы региональной безопасности».

«Для нас важно объединение потенциалов наших стран, что может дать очень эффективную синергию», — заверил генсек турецкого Совета нацбезопасности.

На деле, Турция загодя начала игру на украинском направлении. 31 декабря заместитель командующего корпусом Минобороны ДНР Эдуард Басурин сообщил, что в Мариуполь прибыли «иностранные диверсанты», говорящие по-арабски и по-турецки. А 26 декабря координатор «гражданской акции по блокаде Крыма» Ленур Ислямов заявил, что Минобороны Турции оказывает помощь создаваемому на Украине батальону имени Номана Челебиджихана.

Теперь, как видно, Анкара решила свою игру в Черноморском регионе сделать более масштабной.

Напомним: Турчинов прибыл в Анкару 20 января. Кроме проведения официальных встреч, секретарь СНБО планирует посетить антитеррористические центры и ведущие предприятия оборонно-промышленного комплекса Турции. И как раз накануне визита Турчинов заявил, что Россия ведет гибридную войну не только против Украины, но и против Европы и Турции.

Что стоит за сближением Анкары и Киева, и насколько новый альянс опасен для России?

— Турция демонстрирует негативное отношение к тому, что Россия усиливает геополитический вес на международной арене, в том числе в Черноморском регионе, — отмечает заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ Сергей Ермаков.- Этот регион Анкара традиционно считает зоной своих интересов, и сейчас ведет игру на обострение.

Всерьез ссориться с Турцией не в интересах России, но сейчас следует исходить из текущей ситуации. В ее рамках наши страны выступают если не противниками, то явными соперниками. При таком раскладе Украина для Турции действительно приобретает стратегическое значение.

Симптоматично, что визит Турчинова в Анкару состоялся в момент, когда в Стамбуле проходит сессия Организации Черноморского экономического сотрудничества под председательством Российской Федерации. В результате, заявление о военно-техническом сближении Киева с Анкарой сразу приобрело оттенок политического демарша.

Чем Украина интересна Турции как военный партнер?

— Надо сказать, что Турция и раньше сотрудничала с Украиной в сфере обороны — в рамках многосторонних проектов по борьбе с терроризмом в Черноморской акватории. Но теперь, понятно, Киев и Анкара будут активно развивать двусторонние связи.

Украина интересна туркам, поскольку позволяет турецким военным кораблям получить доступ в Одессу. Кроме того, Анкара отчасти заинтересована в переоснащении украинской армии — причем, этот процесс наверняка будет идти в рамках НАТО.

Напомню, в конце 2015 года состоялось заседание комиссии Украина-НАТО, на котором в числе приоритетов называлось именно развитие военно-технического сотрудничества. Более того, речь шла о том, как военно-промышленный комплекс Украины сделать полезным для Североатлантического альянса — как его реанимировать и перестроить под натовские стандарты.

Турецко-украинское сотрудничество отлично вписывается в эту концепцию. Это значит, что Киев сможет рассчитывать на дополнительное финансирование в рамках совместных программ.

Что такое сотрудничество дает Украине?

— Возможность поддержать военную промышленность и в целом сферу обороны. Понятно, что ни одна страна НАТО — и Турция не исключение — не заинтересована в серьезном развитии украинской «оборонки». Но дивиденды Киев от такого сотрудничества, безусловно, получит: его военная индустрия сможет в итоге поставлять некоторую продукцию в страны НАТО.

— Турчинов заявил, что партнерство с Турцией позволит укрепить стабильность в регионе. К чему это приведет на деле?

— Заявления Турчинова не очень вяжутся с реальными делами Киева. Например, секретарь украинского СНБО заявил о необходимости «демилитаризации Крыма». Между тем, Крым в составе Украины был самым милитаризированным регионом «незалежной». Сейчас Турчинов заговорил о стабильности. А ведь Украина в ее нынешнем состоянии по определению не может выступать гарантом региональной стабильности.

Для нас украинский маневр Турции оказался еще одним ударом в спину?

— Вовсе нет, возможность такого шага Москва просчитывала. Более того, российская сторона уже предприняла меры, направленные на ослабление турецко-украинского сближения.

В целом, я бы не переоценивал значимость турецкий игры. Напомню, что Украина уже полтора года активно сотрудничает с НАТО в военной сфере, но заметных успехов это сотрудничество пока не принесло. Поэтому я не думаю, что украинско-турецкое сближение будет каким-то прорывным.

Конечно, украинская пропаганда будет подавать это как победу — дескать, Украина нашла нового серьезного союзника. На деле, союзник у Киева все тот же — Североатлантический альянс.

Да, мы, наверное, увидим передачу Украине турецкой военной техники и заход турецких военных кораблей в украинские порты. Но этим, по большому счету, дело и ограничится…

— Украина мало что может дать Турции как военный партнер, да и самой «незалежной» никаких турецких вооружений не нужно, — считает директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов. — Причина тому — отсутствие денег в украинском бюджете, которые можно было бы вложить в развитие обороны. На сегодня единственное, чем может похвастать украинский ВПК, — более-менее сохранившийся замкнутый цикл производства бронетехники. Успехи на этом направлении минимальны, но производственная база и профильные конструкторские бюро на Украине, бесспорно, существуют.

Беда в том, что Анкаре в принципе не нужны украинские танки — турки собираются делать собственный танк третьего поколения «Алтай». Да и в целом Порта нацелена на развитие, прежде всего, собственного ВПК — и по танковой, и по ракетной тематике.

Думаю, Турция и Украина способны развивать небольшие проекты в сфере военно-технического сотрудничества, но прорывом они точно не станут.

По большому счету, Анкара и Киев являются ситуативными союзниками. Турция никогда не воспринимала Украину как страну, от которой зависит баланс сил в Черноморском регионе. До последнего времени турки успешно развивали торгово-экономические связи с Россией, но в плане сотрудничества в области безопасности и у нас не клеилось. Проблема в том, что Турция не может оставить амбиции главной региональной державы — как на Ближнем Востоке, так и в Черноморском регионе. Отсюда и игра с Киевом.

Но, возможно, турки разыграют с Украиной другую карту. Как известно, Анкара негласно поддерживает ряд группировок в Сирии, которые воюют против режима Башара Асада. А ряд украинских политиков высказывался в том духе, что Киеву тоже неплохо бы поучаствовать в сирийской кампании — и теперь стало понятно, на чьей стороне.

Если на этом направлении дойдет до реального сотрудничества, Украина может оказать негативное влияние на ситуацию вокруг Сирии и на обстановку в Черноморском регионе. Правда, такому сценарию, вполне вероятно, воспрепятствуют США.

Кроме украинских националистов, которые готовы в Сирии любой ценой мешать работе российских ВКС, Киеву нечего внести в военный альянс с Турцией. А самой Анкаре этот альянс нужен, прежде всего, для политических целей — оказания давления на Москву. Много на такой хлипкой совместной платформе не построить…

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  18.01.2017
В Польшу прибыли первые 3,5 тысячи американских военнослужащих в рамках 9-месячной миссии, которая началась 8 января. Для бронетанковой бригады США такая длительность миссии в Восточной Европе является беспрецедентной. Боевая группа 3-й бронетанковой бригады из состава 4-й пехотной дивизии выдвинулась в Жагань и Поморское, а 87 танков М-1 «Абрамс» последовали за ними на поездах.
Геополитика  18.01.2017
Российское инфопространство впало в эйфорию. Псевдопатриотическая трескотня в СМИ, многочисленные публицисты и аналитики, создающие ощущение какой-то великой победы России над международным глобализмом и либерализмом, всесилия наших спецслужб вплоть до того, что они могут по своему желанию ставить американских президентов и менять мировые элиты. Уверенность в контроле за собственным инфопространством может сыграть с нашим народом очень плохую шутку…
Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Конфликты  17.01.2017
Боевики запрещенного в России «Исламского государства» почти взяли окруженные позиции сирийских военных в Дейр-эз-Зоре. Падение гарнизона этого сирийского города даст террористам полный контроль над местными нефтяными полями и укрепит их сообщение с подконтрольными ИГ территориями Ирака. Джихадисты уже празднуют победу и заставляют жителей захваченных районов подчиняться новым порядкам.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.