25.09.2014, 00:17
Туман войны
Туман войныМеждународная военная политика
Сергей Морозов об особенностях идеологического противостояния России и Украины.

Разговоры об информационной войне в последнее время участились, ощущение боевых информационных действий стало привычно. На кону победа в этой самой войне: мы их – или они нас? Дума двинулась возводить оборонительные сооружения в виде поправок к закону о СМИ, и как всегда успешно справилась с первым этапом. Поправки прошли первое чтение. Однако как бы в итоге, в пылу борьбы не забыть о том, что сама информационная борьба завязалась изначально не вокруг абстрактных «наших» и «не наших», а вокруг правды и лжи, вокруг права на то, чтобы видеть то, что есть на самом деле.

Чем больше в нашем распоряжении технических средств для получения достоверной информации, тем менее достоверной информацией мы располагаем. Потому что дело не столько в технических возможностях, сколько в том, кем, как и с какой целью они используются.

Телевидение, печать – все они ангажированы. Но это и не должно быть проблемой. Такая пристрастность вполне естественна и отражает мировоззренческое, идеологическое разнообразие в демократическом обществе. Вдумчивый зритель и читатель к этому привык, он вполне понимает различие между «Дождем» и «Первым», между «Новой газетой» и газетой «Завтра». Он сознает, что в обществе, в котором свобода слова существует на деле, а не на словах, существование подобных диаметрально противоположных ресурсов вполне закономерно. Все 90-е и «нулевые» это идеологическое расхождение как раз и использовалось для получения максимально объективной информации. Переключая каналы, и перелистывая одну газету за другой, ты вполне мог сложить информационную картину дня или события в единое непротиворечивое целое. Увидеть и событие, и характер, и способ его восприятия различными сторонами, идеологическими оппонентами. В общем, складывая крайности и перехлесты можно было получить некое среднее арифметическое вполне адекватное реальности, потому что сколь бы не отлетали комментарии каждой из сторон от реально произошедшего, они накручивались вокруг него, вокруг реального факта и события, само существование которого не подвергалось сомнению.

Нынешний зритель и читатель вряд ли может с такой определенностью плыть по бурному информационному потоку. Почему? Вовсе не потому, что количество интерпретаций его возросло. Причина другая. Ныне, похоже, разрушено само понятие события. Из информационного потока изъято само понятие объективно произошедшего и случившегося. А без события повисает и факт, который представляет собой уже определенную мировоззренческую интерпретацию случившегося, встроенную в определенную картину мира.

События, связанные с «вводом российских войск на территорию Украины», осуществленным украинскими средствами массовой информации, и подхваченным фигурами вроде Ходорковского, нашедшими свое «отражение» в пентагоновских фотографиях – живое тому подтверждение. В кратчайшие сроки были сформированы новости о том, чего нет, сформировано отношение к тому, что не существует, после чего началось аналитическое и блогерское накручивание искусственно созданной тематики и проблематики. В соответствии с этой искаженной реальностью, в которой поныне пребывают многие бывшие рассерженные горожане, прошел и так называемый Марш мира, протестовавший против того, чего нет, против «войны России с Украиной». Вот так за три года протестное движение, разогреваемое собственными СМИ, пробежало до противостояния не неприглядной в определенных аспектах российской действительности, а виртуальной реальности созданной им же самим. И здесь уже трудно судить, что перед нами – деградация степени адекватного восприятия действительности, или простое окончательное проявление неадекватности, пребывания в мире собственных фантазий с самого декабря 2011-го года.

Избитая шутка про коньяк по утрам постепенно превращается в основной способ формирования информационной повестки. Фэйк – занимает место достоверного известия. Современные средства массовой информации превращаются в средства массового уничтожения здравого смысла, объективного восприятия действительности. Даже не в средства дезинформации, а в средства информационной дезориентации, разрушения самого понятия «информация». Как говорил в свое время Клаузевиц: «Знакомство с обстановкой растёт, но наша неуверенность не уменьшается, а напротив — увеличивается».

Именно неуверенность становится основным ощущением от обрушивающегося на думающего телезрителя и читателя информационного потока. Чем больше информации он получает с разных сторон, тем более неясным и расплывчатым становится его представление о происходящем. Информационный поток, независимо от того управляется он или нет, захлестывает, заставляет сомневаться в здравости собственного рассудка, потому что зрителю и читателю, еще не привыкшему воспринимать происходящее в духе квантовой механики, предлагаются не разные интерпретации реальности, а разные картины мира. В одной – российская армия воюет, в другой она мирно стоит в местах дислокации. Согласно одной в стране злобствует совок, согласно другой по-прежнему наблюдается разгул олигархов. Это между этими искусственно созданными реальностями идет информационная война.

Кажется, если и проводить Марши Мира в самую пору провести бы Марш Мира в плане погашения информационной войны. Решить все вопросы адекватности восприятия реальности замирением сторон, выработкой компромиссного общего видения. Или установить мир во всем информационном мире путем монополизации информационного пространства, как это теперь вознамерились сделать через устранение «вражеского» иностранного присутствия думские депутаты.

Но разве дело только в создании единого мифа? Такое простое решение лишь приведет к тому, что вместо нескольких источников, подпитывающих туман войны, возникнет единый. Сам же туман войны, сама нарастающая неуверенность и ложная картина реальности, как по Клаузевицу будет только нарастать.

Проблема вовсе не в самом факте идеологического противостояния. Борьба различных точек зрения естественна, если не выходит за установленные моралью и правом пределы, оно – показатель нормальности развития общества. Всеобщий мир в этом смысле только напускание тумана.

Проблема также вовсе не в том, кому принадлежит СМИ. Глупо беспокоится об иностранной собственности в СМИ, когда большая часть России, российских предприятий находится в иностранной собственности. Суть информационной войны – не в борьбе за монополию на туман, а в возвращении к реальности. Правдивость и адекватность не определяется только гражданством, она определяется профессионализмом и ответственностью самого журналиста. Вот этого как раз и не хватает в настоящий момент, для того чтобы туман войны рассеялся, и мы увидели подлинную расстановку сил, и сделали свой выбор. Увидели нашу страну и разобрались в том, что же в ней все-таки хорошо, а что нужно поправить.

Меньше тумана, больше солнца. Меньше деления на наших и не наших, а больше правды и совести. И тогда рассеется не только туман, но и сама информационная война, а останутся лишь разногласия.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Геополитика  12.01.2017
Новый год начался с весьма интригующих процессов, начало которым, впрочем, было заложено в году минувшем. В частности, вице-премьер Турции Вейски Кайнак заявил, что Анкара ставит под сомнение дальнейшее пребывания сил коалиции во главе с США на турецкой авиабазе Инджирлик, участвующих в воздушной операции против запрещенного, в том числе и в РФ, «Исламского государства».
Мировой ВПК  11.01.2017
Сколько стоит все атомное оружие в мире, каковы реальные военные «ядерные» бюджеты стран, которые обладают этим видом ОМУ? Наверное, это самый сложный вопрос на сегодняшний день, потому что точного ответа на него дать не может никто. Тем не менее, на Западе обнародован доклад нескольких влиятельных международных неправительственных организаций о предположительных тратах ядерных стран — официальных и неофициальных — на содержание, модернизацию старых и разработку новых видов ядерного оружия. Как утверждается в нем, в течение следующих десяти лет правительства заинтересованных государств используют на эти цели, по крайней мере, триллион долларов. Это сто миллиардов ежегодно и 12 миллионов ежечасно.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.
Конфликты  11.01.2017
Военная операция Qadimun Ya Naynawa («Мы идем, Ниневия») по освобождению Мосула, начатая 16 октября 2016 года, освещается крайне скудно, как независимыми западными СМИ, так и пресс-службами коалиции. Напомним, что сейчас город насчитывает примерно 1,5 миллиона жителей, многие из которых и