08.11.2015, 10:13
Толпы беженцев уже на пороге России
Толпы беженцев уже на пороге РоссииМеждународная военная политика
Отсутствие в Европе внятной миграционной политики создает угрозу для благополучия нашей страны.

Позавчера все новостные ленты опубликовали обращение представителей Международного чрезвычайного детского фонда ЮНИСЕФ к Великобритании, в котором правозащитники призвали Туманный Альбион принять в преддверии зимы более активное участие в судьбе беженцев. В обращении в частности особое внимание уделено недопущению насилию над детьми.


Не терять «общего подхода»

В тот же день канцлер Германии Ангела Меркель в очередной раз призвала все европейские страны уделить пристальное внимание решению вопроса распределения беженцев по Старому Свету и «не терять „общего подхода" в решении миграционного кризиса». Да, проблема для Германии более, чем актуальная, ведь главной целью большинства беженцев, как мы знаем, изначально было попасть в Германию с ее высоким уровнем социальной защиты и хорошими пособиями для вновь прибывших.

Так что риторика более или менее привычная за последние два месяца. Удивляет другое: в то самое время, как Меркель рассуждает о том, что Германия готова принять еще несколько десятков или даже сотен тысяч беженцев, количество пропускных пунктов на границе с Австрией сократилось до пяти. Однако, для чего Европе такое количество мигрантов? Существует расхожее мнение о том, что это всего лишь дешевая рабочая сила. Так ли это и действительно ли они представляют с этой точки зрения хоть какой-то интерес для Европы?

— Думаю, что беженцы и, в первую очередь, их дети с экономической точки зрения Европе, безусловно, выгодны, — считает заместитель директора Института мировой экономики и международных отношений им. Е. М. Примакова РАН Евгений Гонтмахер. — Ведь это в основном молодые и среднего возраста люди, к тому же с детьми, которые, в свою очередь, тоже являются потенциальной рабочей силой. Кроме того, значительная часть беженцев (в основном сирийцев) имеют неплохое образование — даже по европейским меркам. Но существуют противоречия между экономически объективным интересом Европы, где во многих странах идет депопуляция населения и существует проблема с наполнением рынка труда, и, с другой стороны, — вопросами, связанными с традиционными установками, культурой и религией мигрантов. А также привычным представлением европейцев о том, что они хотели бы видеть у себя не так много мигрантов, которые, к тому же, должны быть незаметны с точки зрения своего социального поведения. В этом смысле Европа, конечно, стоит перед определенными проблемами. Особенно это касается таких государств, как Германия, Великобритания, Франция — то есть тех самых крупнейших стран, куда направляется основной поток мигрантов.

Но в Европу устремляются не только беженцы из Сирии, но и люди из тех стран ближневосточного региона, в которых молодежь (в том числе, как это ни грустно, и дети) умеет только воевать.

— В Европу попадают и те, и другие. Точных данных и оценок нет, но в том потоке последних месяцев, который мы наблюдаем, преимущественно все-таки больше сирийцев. И большинство среди беженцев — это люди, которые имеют профессии и готовы работать. Да, наверное, есть среди мигрантов и некоторая часть тех, кто, действительно, умеет только воевать. Но при точной и профессиональной политике интеграции и адаптации какая-то часть из них вполне может жить нормальной мирной жизнью, работать. Вопрос только в профессионализме профильных структур, занимающихся в европейских странах вопросами беженцев: миграционных агентств, органов по труду, других специальных служб. Хотя есть, наверное, и часть людей, которая потенциально представляет угрозу с точки зрения безопасности.

— Вы упомянули о профессиональной политике интеграции и адаптации беженцев. Но, насколько видно из высказываний той же Ангелы Меркель, этой политики просто не существует. А есть желание «распихать» беженцев по европейским странам и еще имеет место некая растерянность.

— Слово «растерянность» я бы здесь не стал применять. Потому что Европа просто пытается приспособиться к этому потоку беженцев: кто же знал еще год назад, что такое количество людей двинутся в сторону Старого Света. Между прочим, России это тоже потенциально угрожает: если в Афганистане будет обостряться ситуация, связанная с тем же самым Талибаном, то я не исключаю потока беженцев оттуда в Центральную Азию, а из нее — к нам в Россию — особенно, если в этих постсоветских странах усилится радикальная исламистская активность, что вполне вероятно. А если учесть то, что у нас с Казахстаном граница практически открыта, то мы тоже можем получить головную боль, подобную европейской.

— Как же европейские политики и чиновники собираются решать проблему с беженцами?

— Там, действительно, сложилась ситуация, с которой они пока справиться до конца не могут — это верно. Но, судя по тому, что в самом Евросоюзе ведутся активные переговоры на эту тему, а также — между ЕС и Турцией, где, по некоторым данным, скопилось два миллиона беженцев из Сирии, то проблему эту они, по крайней мере, как-то пытаются решить. Кстати, о «растерянности» — она предполагает хаос, когда ничего не предпринимается и ситуация пущена на самотек. А такого хаоса я не вижу: да проблема пока не решена, она существует, но я думаю, что она будет решаться — не исключено даже, что происходить это будет довольно длительное время. Но особой трагедии для Европы я в этом не вижу.

— Еврокомиссия уже признала нынешний миграционный кризис крупнейшим со времен Второй Мировой войны. Чем же он вызван?

— Причин несколько. Конечно, спусковым крючком стал конфликт в Сирии, где идет гражданская война.

— Но она идет там уже четыре года…

— Здесь сложилась ситуация, при которой количество постепенно перешло в качество. Первое время беженцы из Сирии шли в соседние страны: в Иорданию и особенно в Турцию. Но оказалось, что два миллиона беженцев, которые там скопились, — это только начало: если бы только эти два миллиона хотели убежать из Сирии, то на этом проблема для Европы, наверное, была бы решена. Однако, беженцев оказалось намного больше. И ситуация сложилась таким образом, что Турция уже не способна была принимать такое количество бежавших от гражданской войны.

К тому же, кроме сирийцев к этому потоку в Европу присоединяются беженцы из Афганистана, Северной Африки (например, из Ливии, где тоже продолжается гражданская война) и даже из стран, расположенных южнее Сахары. Причем, люди из этих регионов и до того пытались попасть в Европу, но не в таких количествах: существовали естественные препятствия, например, в виде Средиземного моря. Все мы помним, что уже несколько лет из той же Ливии и других африканских стран в Италию отплывали (и сейчас отплывают) лодки с беженцами. Но сейчас люди могут пешком добраться из Сирии в Турцию, присоединившись к усилившемуся сирийскому потоку, который образовался из-за переполненности турецкого «резервуара».

Кроме того, положение дел обострило еще и относительно недавнее появление запрещенной в России ИГИЛ — радикальной и жесточайшей террористической организации, воюющей, прежде всего, против мусульман, которые, с ее точки зрения, не придерживаются традиционных исламских ценностей.

Все эти факторы и привели ситуацию на новый качественный уровень. И спровоцировали «выплескивание забродившего теста из кастрюли». Причем, подогрело этот выплеск еще и то, что теперь совсем не обязательно плыть через Средиземное море на лодках: все эти беженцы, присоединившиеся к сирийцам поняли, что есть относительно простой и безопасный способ попасть в Северную Европу — из Турции через Балканы. Так что теперь они в Старом Свете — и эту проблему, как я уже говорил, еще только предстоит решать. Но, надеюсь, европейцы с ней справятся.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Геополитика  12.01.2017
Новый год начался с весьма интригующих процессов, начало которым, впрочем, было заложено в году минувшем. В частности, вице-премьер Турции Вейски Кайнак заявил, что Анкара ставит под сомнение дальнейшее пребывания сил коалиции во главе с США на турецкой авиабазе Инджирлик, участвующих в воздушной операции против запрещенного, в том числе и в РФ, «Исламского государства».
Мировой ВПК  11.01.2017
Сколько стоит все атомное оружие в мире, каковы реальные военные «ядерные» бюджеты стран, которые обладают этим видом ОМУ? Наверное, это самый сложный вопрос на сегодняшний день, потому что точного ответа на него дать не может никто. Тем не менее, на Западе обнародован доклад нескольких влиятельных международных неправительственных организаций о предположительных тратах ядерных стран — официальных и неофициальных — на содержание, модернизацию старых и разработку новых видов ядерного оружия. Как утверждается в нем, в течение следующих десяти лет правительства заинтересованных государств используют на эти цели, по крайней мере, триллион долларов. Это сто миллиардов ежегодно и 12 миллионов ежечасно.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.
Конфликты  11.01.2017
Военная операция Qadimun Ya Naynawa («Мы идем, Ниневия») по освобождению Мосула, начатая 16 октября 2016 года, освещается крайне скудно, как независимыми западными СМИ, так и пресс-службами коалиции. Напомним, что сейчас город насчитывает примерно 1,5 миллиона жителей, многие из которых и