18.09.2014, 22:35
Типажи Минобороны
Типажи МинобороныМеждународная военная политика
Военное ведомство России максимально стандартизирует вооружение и технику.

Минобороны РФ максимально унифицирует вооружение и технику, которые использует российская армия. Такие изменения запланированы в рамках новой госпрограммы вооружения на 2016-2025 годы. Об этом 17 сентября сообщил замминистра обороны РФ Юрий Борисов.

- Основные направления будут заключаться в достаточно резком снижении типажа вооружений и военной техники. Мы оптимизируем типаж. Типоряд (вооружений и военной техники) уже определен, - сказал военачальник.

По его словам, сокращение количества типов вооружения и военной техники должно снизить расходы на ее ремонт и обслуживание, а также удешевить обучение военных.

Конкретные показатели госпрограммы определят в течение полутора лет на основе возможностей промышленности и науки. Замглавы Минобороны отметил, что военные хотят «сориентировать промышленность на проблеме унификации различных решений».

– Это магистрально-модульный принцип построения с максимальной унификацией и снижением номенклатуры применяемых изделий, - добавил замминистра.

К слову, замминистра обороны также заметил, что второй вертолетоносец типа «Мистраль», строящийся во Франции для России, будет спущен на воду уже в 2014-ом. Сейчас корабль находится примерно на той же стадии строительства, на какой первый находился год назад. Относительно дальнейшего сотрудничества с Францией по поставкам «Мистралей» Борисов отметил, что французская сторона официально не информировала Россию о разрыве контракта по вертолетоносцам.

Бывший командующий 58-й армией, генерал-лейтенант Виктор Соболев считает, что к вопросу оптимизации типажа надо отнестись очень внимательно, так как не всю военную технику и вооружение можно унифицировать.

- Я не знаю, что конкретно в планах у военного ведомства, но, к примеру, я категорически против того, чтобы с введением в войска того же ПАК ФА (перспективный авиационный комплекс фронтовой авиации, имеется в виду истребитель пятого поколения Т-50 – «СП») сократить другие типажи самолетов.

Т-50 вроде как сочетает в себе свойства и истребителя, и бомбардировщика, и штурмовика, но я представить себе не могу, как это будет выглядеть в небе над полем боя. Скажем, для поддержки танков и пехоты нужен штурмовик, который в свою очередь хорошо защищен, имеет тесное взаимодействие с «землей», командирами, которых он поддерживает, поэтому ему не нужна огромная скорость. Но как в таком случае такой самолет может иметь свойства истребителя - маневренного и скоростного? Я уж не говорю, что специально был создан Миг-31 – истребитель-перехватчик, дальнего радиуса действия, с иной системой управления для того, чтобы осуществлять перехват крылатой ракеты на северном стратегическом направлении, где в принципе нет войск.

То же касается и унификации артиллерии: не может быть гаубица, пушка и противотанковая пушка единым комплексом: к ним разные требования.

Военный эксперт Виктор Мясников замечает: начиная с 2000-х годов количество типов, модификаций в России постоянно снижается.

- Это произошло тогда, когда стало понятно, что склады забиты огромным количеством различных материалов, запчастей для ремонта и обслуживания разных типов техники. То есть, когда только для одного бронетанкового подразделения требуется несколько десятков типов машинных масел, несколько видов горючего, огромное количество инструментов и запасных частей.

Сокращение различных типов военной техники идет по всем направлениям: и в авиации, и в бронетанковых войсках, и применительно к армейским авто. Хоть, в конечном счете, главным автомобилем для ВС РФ был выбран КамАЗ, тем не менее, требуются и «Уралы», и другие грузовики, повышенной грузоподъемности. Однако все равно - за основу взяты определенные типы машин. В принципе, сегодня такого разнообразия моделей, какое было 10-15 лет назад, уже нет, однако в Минобороны считают, что надо еще сильнее сократить типы разного рода машин, как транспортных, так и боевых.

Честно, я не знаю, насколько это оптимально, поскольку техника для Арктики – это совсем не то, что техника для степных, лесостепных регионов. Унификация у нас, прежде всего, нужна в разделе радиоэлектроники, систем управления, поскольку так повелось, что в разных родах войск различные диапазоны радиосвязи, протоколы проводной связи. В итоге возникают нестыковки, когда одно подразделение не может поддерживать нормальную связь с другим, поскольку оно относится к другим видам Вооруженных сил.

Что касается стрелкового вооружения, то, в принципе, у нас все солдаты вооружены автоматами Калашникова. Спецподразделения имеют на вооружении другие виды специального стрелкового оружия, что вполне объяснимо.

— Но у того же АК много модификаций…

- Да, но они все унифицированы: все запчасти взаимозаменяемы, у всех одинаковая схема. То есть стрелковое оружие - это как раз та сфера, где унификация у нас давно достигла высшего предела.

— Не только в гражданской, но и в военной среде много разговоров по поводу ПАК ФА, какой именно самолет заменит Т-50…

- Нет, Т-50 все самолеты не заменит, и, думаю, в Минобороны это прекрасно понимают. Ведь каждая машина выполняет свои определенные задачи. Да, Т-50 – это универсальный самолет, который может быть истребителем, истребителем-бомбардировщиком, сопровождать группы авиации, однако без специализированных машин все равно не обойтись.

Скажем, самолет фронтовой авиации никак не сможет заменить МиГ-31 – дальний высотный перехватчик. В авиации за основу у нас взят Су-27, на базе которого развилась целая группа специализированных самолетов: истребитель-бомбардировщик Су-34, истребители Су-35, Су-30. Они также имеют определенную специализацию, и одним Т-50 их тоже не заменишь. Когда ПАК ФА доведут до ума, когда его обкатают в Липецком авиацентре, разработают тактику его применения на учениях, в общем, выявят все его боевые возможности, тогда станет понятно, какой самолет он заменит - Су-35 или еще какой-то.

Что касается вертолетов, то в войсках у нас сейчас, по сути, два типа вертолетов – Ми и Ка: транспортные, которые могут и защищать себя, и воевать, и боевые, которые занимаются разведкой, поддерживают огнем атакующие подразделения, сопровождают колонны. Боевые ударные - Ми-24, Ка-52 «Аллигатор» и Ми-28Н «Ночной охотник», а транспортно-боевой - Миль Ми-8. Они значительно различаются конструктивно, обладают различными свойствами, и вряд ли из них выберут какой один тип: что-то делают лучше Ми-28, а что-то – Ка-52, тем более, последние будут изготавливаться для базирования на вертолетоносцах «Мистраль» со складывающими лопастями.

Кстати, легкие истребители МиГ-29 – не основной самолет, но, тем не менее, на данном этапе основу авиакрыла нашего единственного авианосца «Адмирал Кузнецов» составляют именно эти машины, хотя сейчас есть и более тяжелые истребители - Су-33 .

— Уже было объявлено, что в параде Победы 2015 года примет участие новейший российский «Армата», и, наверное, он станет основным танком нашей армии…

- Что касается «брони», то действительно - раньше ее у нас было большое разнообразие: Т-64, Т-80, Т-72, Т-62, Т-55, Т-54, соответственно, для их содержания требовались огромные ремонтные мощности.

Был большой спор: какой танк взять за основу – Т-80 или Т-72? В конечном счете, победил Т-72, хотя и Т-80 никто на свалку не отправил - они кое-где у нас еще стоят на вооружении.

В перспективе единый основной танк останется, возможны какие-то разделения по специфике, но в основе будет один тип, чтобы к нему был также один комплект инструмента, одинаковые для всех запчасти, масла, аккумуляторы, горючее, вплоть до лампочек.

Другой вопрос – бронетехника, наверное, оптимизации типажа ее должно коснуться в первую очередь. В отличие от гусеничной техники, в которой, повторю, у нас используется единая платформа - Т-72 (включая инженерные машины и даже ЗРК С-300), с сектором бронемашин - БТР, БМП, БМД, а сейчас сюда прибавились еще колесные ВПК-3927 «Волк», ГАЗ-2330 «Тигр» - все гораздо сложнее. В этой области у нас богатое разнообразие, которое за последнее время только увеличилось. Причина - разные задачи, под которые создаются объекты: под патрулирование, под разминирование, разведку и т.д., то есть нужны машины разных габаритов и боевых возможностей. Следовательно, возникают проблемы с обслуживанием, ремонтом.

Правда, сейчас в разработке находятся две платформы: Курганец-25 и «Бумеранг». Возможно, Минобороны планирует все бронемашины поставить на эти две платформы. Плюс активно идут работы в области развития боевых секций. К примеру, башня с комплексом вооружения Бахча-У, которые могут переставляться на любую базу - БМП-2, БМП-3, БТР-90, БМД-4, БМД-4М, а также на катера. Было бы, конечно, идеально, если по модульной схеме удалось укомплектовать различные машины.

Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  18.01.2017
В Польшу прибыли первые 3,5 тысячи американских военнослужащих в рамках 9-месячной миссии, которая началась 8 января. Для бронетанковой бригады США такая длительность миссии в Восточной Европе является беспрецедентной. Боевая группа 3-й бронетанковой бригады из состава 4-й пехотной дивизии выдвинулась в Жагань и Поморское, а 87 танков М-1 «Абрамс» последовали за ними на поездах.
Геополитика  18.01.2017
Российское инфопространство впало в эйфорию. Псевдопатриотическая трескотня в СМИ, многочисленные публицисты и аналитики, создающие ощущение какой-то великой победы России над международным глобализмом и либерализмом, всесилия наших спецслужб вплоть до того, что они могут по своему желанию ставить американских президентов и менять мировые элиты. Уверенность в контроле за собственным инфопространством может сыграть с нашим народом очень плохую шутку…
Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Конфликты  17.01.2017
Боевики запрещенного в России «Исламского государства» почти взяли окруженные позиции сирийских военных в Дейр-эз-Зоре. Падение гарнизона этого сирийского города даст террористам полный контроль над местными нефтяными полями и укрепит их сообщение с подконтрольными ИГ территориями Ирака. Джихадисты уже празднуют победу и заставляют жителей захваченных районов подчиняться новым порядкам.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.