17.03.2016, 12:54
«Теория слива»: Россия остается в Сирии
«Теория слива»: Россия остается в СирииМеждународная военная политика
Сказать, что решение В. Путина о выводе российских войск из Сирии было неожиданным для всех – не сказать ничего. Проспали и западные разведки, и аналитики, как иностранные, так и доморощенные. К тому же заявление было очень сухим и кратким и содержало недостаточно разъясняющих ситуацию деталей. Что сразу же породило кривотолки.

Кто уходит, а кто остаётся

Но «теория слива» начала трещать по швам, как только появилась хоть какая-то дополняющая информация. Выяснилось, что выводится не вся Объединённая группировка войск (ОГВ) – так называется наша военная структура в Сирии. И не вся Авиабригада особого назначения (АвБрОН), а лишь некая «основная» её часть от общей группировки самолётов и вертолётов.

Какова точная численность авиапарка АвБрОН в настоящий момент, точно не известно. Информация о пополнении группировки начала дозироваться начиная с 24 ноября, после того как турки сбили наш Су-24М. Ситуация стала накаляться, дело шло к прямому военному столкновению Турции с Сирией, Россией и Ираном той или иной степени ограниченности. Да, отдельные перелёты широко освещались. К примеру, прибытие звена тяжёлых истребителей Су-35С, «королей неба» на данном театре, – нужно было припугнуть турок.

Но перелёты других самолётов не всегда засекались даже вездесущими радиолюбителями, слушающими переговоры военных лётчиков и диспетчеров. Был зафиксирован перелёт в Сирию минимум 4–6 МиГ-29СМТ. Но официально эти самолёты «не светились». А вертолёты и вовсе прибывали в Сирию в брюхе самолётов Ан-124 «Руслан».

К тому же не вся наша авиация базируется постоянно на Хмеймиме. Например, достаточно фотовидеосвидетельств пребывания значительной группы боевых вертолётов Ми-35М, Ми-24П и Ми-8АМТШ ВКС на авиабазе «Шайрат». Есть информация и о других аэродромах.

В общем оценки численности авиагруппы существуют разные – от более 50 самолётов и 30 вертолётов до 70–82 самолётов и 40–50 вертолётов. Сколько из них выведут и сколько останется, пока неясно. Есть версии, что улетит часть или все Су‑34 (их было 12 штук), часть Су‑24М и Су‑25СМ. Но останутся вертолёты и все или почти все истребители, которые прекрасно умеют работать по наземным целям, чем часто в Сирии и занимались.

Похоже, что в Сирии останутся группировка, по силе равная примерно полку самолётов (24 и более), и неизвестное число вертолётов. Возможно, тоже полк. По сути, эта группировка похожа на ту, с какой Россия вступила в сирийскую войну. Она вполне достаточна для реагирования на имеющиеся угрозы и решения поставленных задач по борьбе с террористами. А будет недостаточна – самолёты вернутся за несколько дней.

Есть и ещё один фактор, влияющий на применение авиации в ближайшее время, – погодный. Начинается двухмесячный сезон хамсина, песчаных бурь. Да, для нашей авиации, базирующейся в западной Сирии, он не так страшен, да и летают наши самолёты высоко, выше бури. Но вертолёты нормально работать не смогут, да и эффективность авиации снизится. Часть парка группировки также нуждается в обслуживании и ремонте, многие машины налетали по 200–300 боевых вылетов. Почему бы не совместить всё это с большой политикой?

Промежуточные итоги

Чего же добилась наша группировка в Сирии за это время? Была составлена объективная картина состояния дел на фронтах и в армии. Была разработана комплексная программа по исправлению ситуации – восстановление системы войскового и промышленного ремонта техники и вооружения, производства компонентов.

Ведётся переобучение офицерского и генеральского состава. Наши офицеры и генералы взяли на себя общее планирование и координацию операций, в части в подразделения направлены советники. Подготовка молодого пополнения в ВС САР и Силах национальной обороны (СНО) также идёт под контролем и с помощью советников и инструкторов. Взялись за переподготовку и переоснащение частей. Результаты уже заметны.

Была создана нормальная система боевого управления и разведки, налажено взаимодействие между сирийцами, русскими, иранцами, иракцами, ливанцами. Авиация в тесном взаимодействии с разведкой и другими средствами поражения показала высокую эффективность. Выполнено более 9 тыс. боевых вылетов.

В значительной мере был подорван экономический «базис» противника – уничтожались контролируемые им предприятия, нефтяные объекты, колонны бензовозов. Сирийской армией и союзниками освобождено более 10 тыс. кв. км территории и более 400 населённых пунктов, практически очищена провинция Латакия, частично перерезано снабжение боевиков в провинции Алеппо, нанесены поражения боевикам в центре страны, в столичном регионе и на юге.

Главное – инфраструктура и ядро группировки

При этом все наши военные объекты (официально их два, авиабаза «Хмеймим» и военно-морская «Тартус», но неофициально их больше) сохраняются в неизменном состоянии, со всей инфраструктурой. Останется и развернётся в Сирии группировка зенитно-ракетных и радиотехнических средств ПВО – ЗРК С-400 и С‑300ПМ, ЗРПК «Панцирь-С» и «Панцирь-С2», средства радиотехнической разведки и РЭБ, система боевого управления группировкой.

Никуда не ушли и не уйдут из региона флот и советники. Всегда в готовности помочь дальняя авиация и корабли с крылатыми ракетами большой дальности на Каспии. Найдётся чем быстро и без использования авиации наказать «непримиримых» и нарушителей перемирия в любой точке Сирии.

Зачем всё это?

Шаг по сокращению группировки в первую очередь чисто политический, пиар-ход, позволяющий показать, что Россия может мгновенно вмешаться в конфликт, без серьёзных потерь добиться поставленных целей и быстро выйти, избежав втягивания в войну. При этом сохраняя рычаги влияния на ситуацию.

Также это шаг доброй воли перед переговорами между Дамаском и его «относительно вменяемыми» (что, впрочем, не факт) противниками. Учитывая перемирие, которое пусть и на небольшой территории (42 населённых пункта), но соблюдается, столько сил нам пока в Сирии не требуется.

Не требуются там и дополнительные силы, введённые в САР явно на случай турецкой интервенции. Турки в последнее время пусть и продолжают активно «надувать щёки» и издавать много громких и грозных звуков, но от идеи вторгнуться, отказались. Надолго ли?

Нельзя исключать, что, вдохновлённые отводом части российских сил из Сирии, они решат, что наступил самый удачный момент. И ошибутся. Не исключено, что некоторые участники переговоров тоже решат показать своё истинное лицо – и тоже ошибутся. Так что «вывод части сил» – ещё и ловля на живца.

Бои продолжаются

Вместе с тем бои на фронтах, где перемирия нет, продолжаются. Идёт и операция по штурму Пальмиры. По террористам ИГИЛ применяются уже такие сверхмощные средства, как РСЗО «Смерч», «Ураган», ТОС-1А «Солнцепёк» и 152-мм дальнобойные гаубицы. Работает и авиация ВКС. Войска, ведомые двумя лучшими «штурмовыми когортами» сирийской армии «Тиграми» и «Соколами пустыни», штурмуют замок и высоты вокруг города. Продвижение идёт тяжело – игиловцы активно сопротивляются, они изрядно окопались. Но, возможно, как только все высоты будут заняты, боевики сами покинут город.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  29.05.2017
В осложняющейся международной обстановке возрастает значение умения экспертного сообщества отличать реальную опасность от различного рода «разводок», преследующих цель дезориентировать общественность, вызвать паническое настроение и вынудить руководство России пойти на бессмысленные разорительные ресурсные траты для того, чтобы ослабить страну экономически и политически, подорвать возможность проводить активную политику на мировой арене.
Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).