17.06.2015, 18:10
Тень Сердюкова терзает боевую авиацию
Тень Сердюкова терзает боевую авиациюМеждународная военная политика
Требуется ли российским ВВС новый стандарт инженерного обслуживания?

Ведущий аналитик Брендан Мак-Гарри из популярного американского военного портала military.com, который считается рупором Пентагона, 14 июня 2015 года опубликовал статью о том, что российская оборонка прилагает немалые усилия по увеличению надежности своей боевой авиации.

По его мнению, выводы, которые совместно сделали командование ВВС России и национальные авиастроители, скорей всего, сводятся к необходимости постоянного инженерного сопровождения самолетов представителями заводов-изготовителей, а не инженерно-технической службой ВВС, как это традиционно принято в нашей стране. Такие слухи якобы муссируются на авиасалоне Ле-Бурже, где наша делегация представлена весьма скромно.

Иначе говоря, дискутируется вопрос о возможном аутсорсинге. Кстати, предлагаемая практика хорошо зарекомендовала себя в США, хоть и обходится дорого Министерству обороны. Таким образом, речь может идти о разработке новой концепции технического обслуживания истребительного и бомбардировочного парка России.

До конфликта на Украине полеты российской боевой авиации якобы были не столь интенсивные, уверен Брендан Мак-Гарри. Это, по его мнению, позволяло русским без спешки устранять возникающие на их самолетах проблемы, хотя опять-таки чаще всего приходилось вызывать инженеров от производителя. Еще больше времени уходило на доставку требуемых запчастей. Однако в 2014 и 2015 годах ситуация в корне изменилась. Резко увеличилось число учений и тренировочных полетов, которые и выявили острые проблемы. Иными словами, современные самолеты стали настолько сложными и разнотипными, что спецы наземных служб, даже прошедшие специальную подготовку, вряд ли способны обеспечить оперативное обслуживание новейших или постоянно модернизируемых истребителей и бомбардировщиков. Напомним, что офицеров для технического обслуживания ВВС России готовит воронежский учебно-научный центр «Военно-воздушная академия имени профессора Н. Е. Жуковского и Ю. А. Гагарина».

Между тем, надежность эксплуатации авиации во многом зависит от систем автоматической диагностики неисправностей и своевременного логистического обслуживания. А это уже вопрос качественного сервиса, который в России традиционно считается слабым звеном. К примеру, компания Lufthansa Technik Logistik, базирующая в стратегическом складе во Франкфурте, обеспечивает европейские и американские авиакомпании 98% запчастей в течение 3 часов после заявки.

Или возьмем истребитель пятого поколения F-22 Raptor, который изначально проектировался как системный многоцелевой истребитель, включающий в себя автодиагностирование. Для него требуется примерно половина человеко-часа технического обслуживания на час полета. Во всяком случае, так утверждает производитель. Достигнуто это за счет мозаичной конструкции, когда ремонт заключается в замене модуля, а не отдельной запчасти, что позволяет избежать технической чехарды, возникающей в процессе постоянной модернизации самолетов. В F-22 Raptor имеется встроенный тестовый блок (BIT), интегрированный в информационную систему (ИМИС) F-22, которая в свою очередь и является базой для техобслуживания. Бывает так, что еще в полете летчик знает, что нужно заменить в его самолете. В итоге человеческий фактор минимизирован, что, конечно же, сказывается на надежности.

Впрочем, такие технологии — удовольствие весьма дорогое, многим армиям оно просто не по карману. По словам генерал-лейтенанта ВВС США Марка Д. Шакельфорда, стоимость одной машины F-22 Raptor без учета НИОКР составляет $146,2 миллиона. Однако мало купить такой самолет, нужно еще выложить миллионы долларов в год за обслуживание. Для сведения: Су-35 поставляется российским ВВС по цене $40 миллионов за машину, да и наземные службы обходятся нашим налогоплательщикам в разы дешевле американского аналога.

С другой стороны — в истребительной авиации, заточенной на работу в различных погодных условиях, любые погрешности могут привести к катастрофам. Напомним, что недавно в течение пяти дней три наши самолета — Ту-95, МиГ-29 и Су-34 потерпели аварии разной степени тяжести.

4 июня 2015 года в районе полигона Ашулук под Астраханью разбился истребитель МиГ-29.

В этот же день в Воронежской области на аэродроме «Бутурлиновка» после приземления у Су-34 не раскрылся тормозной парашют, в результате чего машина сначала выкатилась за пределы ВПП, а потом — опрокинулась.

А 8 июня 2015 года уже бомбардировщик Ту-95 выкатился за пределы взлетно-посадочной полосы, после чего произошло возгарание. Авария случалась на аэродроме Украинка в Амурской области.

Брендан Мак-Гарри считает, что Министерство обороны России в этой связи не дало каких-либо исчерпывающих разъяснений.

Материал, опубликованный на известном американском военном портале, комментирует бывший командующий 4-й воздушной армией ВВС и ПВО, генерал-лейтенант, Герой Российской Федерации Валерий Горбенко.

— К сожалению, сердюковские реформы нанесли значительный ущерб военному образованию. Скажем, раньше у нас практически все инженеры по авиационному обеспечению имели высшее образование, потому что даже техника третьего поколения требовала достаточных знаний и умений. Но, как вы знаете, в результате преобразований целых три года не было набора в летные училища. Кроме того, высшие учебные заведения Минобороны в 2009 году стали обучать солдат на младших командиров. А главное — авиационные командные училища расформировывались, вузы сосредотачивались в воронежской Академии. Все это не могло не отразиться как на летном составе, так и на инженерно-техническом обеспечении.

Но сейчас эту ситуацию исправляют, в том числе это касается и подготовки высшего инженерного состава, который обслуживает авиационную технику. Но!.. Привлечение инженерно-технического персонала с заводов-изготовителей для обслуживания самолетов в войсках — это просто что-то нереальное.

Тем более, гражданского персонала…

— Тут дело даже не в этом: сделать их военными несложно, ведь этих людей не надо учить окопы рыть и стрелять из автомата короткими очередями. Дело в том, что у инженеров с заводов своя специфика работы — персонал занимается преимущественно конструированием, следит «за потоками» и т. д. Кроме того, число гражданских инженеров совершенно несопоставимо с тем, сколько требуется специалистов в строевые части, училищные полки.

Так что, конечно, определенные проблемы, связанные с разрывом в подготовке летного и инженерно-технического состава, у нас существуют, но это — не военная тайна, и над исправлением этой ситуации, как я уже сказал, сейчас активно работают. И притягивать за уши к этому последние инциденты с Ту-95, МиГ-29 и Су-34 я бы не стал. На сегодняшний день пока точно не установлены причины аварий, и сваливать их на недоработки инженерно-технического персонала — преждевременно.

Честно говоря, я не интересовался тем, как в США устроено авиационное инженерно-техническое обеспечение, сомнительно, что массово привлекаются специалисты с заводов-изготовителей. У американцев, конечно, функционирует так называемая «базовая» система — ее как раз и пытался перенять Сердюков, согнав на аэродромы как можно больше техники. Может для американцев это и нормально, но если мы поставим на один аэродром сотни машин, то получится непонятно что.

— Имеют ли наши самолеты встроенные системы автоматического диагностирования? И как налажена служба доставки запчастей?

— Скажу так. Цепочка работает нормально. Сейчас идет пересмотр вопроса, касающегося службы вооружения, которая была, так сказать, изъята из ВВС и ведения главкомата и передана Минобороны. Это не совсем правильно. Что касается встроенного контроля систем — то им уже давно оснащены все современные самолеты. Сейчас не надо никуда лазить вручную, проверка систем осуществляется в течение нескольких минут.

Знаете, на мой взгляд, все подобные публикации связаны с тем, что сейчас Запад начинает понемногу волноваться и дергаться, наблюдая, как наша армия набирает силу, как новейшая техника поступает в войска, а главное — как народ проникается патриотизмом. Вот в США и пытаются найти бреши в нашей обороноспособности, чтобы лишний раз дать повод усомниться в мощи российской армии.

Категория: В России



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  17.11.2017
Согласно текущим взглядам военно-политического руководства Соединенных Штатов, наземная компонента стратегических ядерных сил является главной составляющей американской ядерной триады. Это обусловливается следующими отличительными особенностями межконтинентальных баллистических ракет наземного базирования: высокая готовность к нанесению ракетно-ядерных ударов в ходе любой стратегической наступательной операции и способность к реализации различных по характеру форм и способов боевого применения (превентивный, ответно-встречный или ответный ядерные удары в любых условиях текущей военно-политической и стратегической или оперативно-тактической обстановки); высокая надежность и всепогодность несения ими боевого дежурства и боевого применения по предназначению, а также способность обеспечить поражение с высокой точностью и эффективностью любых имеющих стратегическую важность различных по типу объектов противника. При этом атомные подводные ракетоносцы, вооруженные баллистическими ракетами, рассматриваются в первую очередь как средство для осуществления гарантированного ответного ядерного удара.
Мировой ВПК  16.11.2017
На Украине появилась вертолетостроительная промышленность. Об этом своим читателям поведал издающийся в Киеве еженедельник «Деловая столица». При этом продукция новоиспеченной промышленности называется в статье «смертоносными птицами» и «ракетоносцами».
Мировой ВПК  15.11.2017
У меня нет иллюзий относительно способности тех, кто еще смотрит ящик идиота, выйти из летаргического ступора благодаря предупреждениям Пола Крэга Робертса, Уильяма Энгдаля, Дмитрия Орлова, Андрея Мартьянова и моим. Но мы должны продолжать делать это потому, что партия войны (Единая Партия Неоконов), кажется, старается изо всех сил разжечь конфликт с Россией. Поэтому я и предлагаю объединить понятия «война с Россией» и «неотвратимые личные страдания», показав, что если на Россию нападут, два наиболее святых символа США — авианосцы и сам американский материк — будут немедленно атакованы и уничтожены.
Мировой ВПК  15.11.2017
С 20 по 23 ноября президент РФ Владимир Путин проведет серию совещаний, в ходе которых будут согласованы параметры новой государственной программы вооружения (ГПВ) на 2018−2027 годы. Предварительный объем финансирования новой ГПВ — 19 трлн. рублей. Об этом в среду, 15 ноября, сообщила газета «Коммерсант».
Конфликты  13.11.2017
Разведкой ДНР отмечена ротация подразделений ВСУ на мариупольском направлении В связи с этим заместитель командующего оперативным командованием Донецкой народной республики Эдуард Басурин не исключает обострения ситуации. По словам представителя военного ведомства ДНР, отмечено прибытие на мариупольское направление 501 обМП (отдельного батальона морской пехоты) 36 обрМП (отдельной бригады морской пехоты) предположительно для ротации подразделений 1 обМП. Басурин убежден, что прибытие очередных военных только усугубит и «без того сложную ситуацию вблизи линии соприкосновения на Мариупольском направлении».
Конфликты  11.11.2017
Сирийские войска президента Башара Асада при поддержке ВКС России взяли последний оплот «Исламского государства" - Абу-Камаль. Часть террористов, удерживавших город, уничтожена, часть переправилась через Евфрат и движется в северном направлении. Об этом с пятницу, 10 ноября, заявил министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу на военной коллегии России и Белоруссии.
Конфликты  08.11.2017
Исламское государство уже практически не существует, и его некогда мощная армия постепенно превращается в разрозненные и деморализованные партизанские отряды. Они совершают вылазки, предпочитают диверсии, но больше не могут организовать полноценное наступление. Конечно, это еще не конец, но больше Исламское государство не будет угрожать территориальной целостности Сирии. Окончательно это стало ясно после полного освобождения от боевиков города Дэйр-эз-Зор. Вероятно, пару серьезных сражений они еще дадут, но скоро на востоке страны станет спокойно, по крайней мере, на время, пока не станет ясно, чего друг от друга хотят курды и официальное правительство.