06.06.2016, 09:11
Танки Асада идут на Ракку
Танки Асада идут на РаккуМеждународная военная политика
С каждым днем противостояние двух коалиций вокруг «столицы» «Исламского государства» сирийской Ракки становится непредсказуемее. Не зря в СМИ появилось сравнение с «Берлином в 45-ом», когда на Германию также наступали с двух сторон. Но тогда хотя бы был официальный союз между Советским Союзом и англосаксами, а в Сирии такого сейчас нет.

5 июня после песчаной бури сирийские правительственные войска возобновили наступление на западе провинции Ракка, сразу же ударив по позициям «Исламского государства». Природа внесла коррективы в план операции, которую пришлось остановить 4 июня. В настоящий момент сирийские войска находятся примерно в 30 км к западу от стратегически важной авиабазы Табка — впервые приблизившись на такое расстояние к этому военному объекту с момента его захвата боевиками в августе 2014 года.

«СП» уже писала о том, что 30 мая на стык границ провинций Хама и Ракка к группировке правительственных войск начало прибывать подкрепление для подготовки наступательной операции. Ее численность — около 4,5 тыс. человек: из состава элитной 4-й механизированной дивизии САА, которой, по некоторым данным, продолжает лично руководит брат президента Махер Асад, и морской пехоты ВМС Сирии, плюс подразделения бригады отставного генерала Мухаммада Джабера «Ястребы пустыни», сил национальной обороны, Сирийской социальной националистической партии (ССНП), а также формирования палестинского ополчения. По некоторым данным, там также были замечены российские военные советники и спецназ.

В ночь на 3 июня эти силы развернули наступление в сторону Ракки, административный центр которой провозглашен боевиками ИГ «столицей халифата». Отбив перекресток дорог у населенного пункта Закия, сирийские войска вошли на территорию провинции и продвинулись вглубь нее вдоль шоссе Саламия-Ракка (трасса 42), несмотря на наличие придорожных фугасов и СВУ.

Сирийские и российские СМИ сразу же поспешили раздуть из этого факта сенсацию, мол, пока проамериканские курдско-арабские «Демократические силы Сирии» (SDF) буксуют и блефуют на севере провинции Ракка, изображая наступление, сирийские войска реально наступают на столицу ИГ. Справедливости ради заметим, что, во-первых, проамериканская коалиция, несмотря на активное сопротивление боевиков, медленно, но верно продолжает «откусывать» населенные пункты. При том, что часть сил коалиции SDF отвлечена на штурм города Манбидж с Тишринского плацдарма в провинции Алеппо — транзитного коридора для боевиков из Турцию в Сирию, а также — переброску подкрепления через реку Евфрат.

Во-вторых, сирийцы еще в феврале этого года находились примерно в 40 км от авиабазы Табка (16 февраля сирийские военные гордо рапортовали о том, что им удалось взять еще одну высоту в провинции Ракка — высоту № 7 в Джебель Ахед недалеко от Закии). Уже тогда сирийцы говорили о скором захвате военного объекта, но потом отказались от этой затеи якобы из-за заключенного соглашения о перемирии в конце февраля. Это мало похоже на правду, поскольку перемирие не помешало в конце марта сирийцам при поддержке ВКС РФ и иностранных формирований выдавить ИГ из Пальмиры — медийно более значимой, хотя и занимающей стратегическое положение (находится на перекрестке дорог в центре Сирийской пустыни). Взятие под контроль города открыло для сирийской армии путь на Дейр-эз-Зор, где уже несколько лет остается блокированной сирийская группировка войск. Однако анонсированное наступление так и не состоялось. Вместо этого сирийские войска вновь активизировались в направлении Ракки, несмотря на необходимость перегруппировки на юге Алеппо, где боевики джихадистской коалиции продолжают проводить успешные вылазки в районе Хан-Тумана.

Как ни парадоксально, маневры войск Башара Асада к Ракке в сложившейся ситуации перемирия более «безопасны» действий в Алеппо. Не говоря уже о наступлении на севере провинции, где по коридору между приграничными с Турцией городами Азаз и Джераблус боевики продолжают получать подкрепление. К тому же, вряд ли сирийцы и их союзники намерены штурмовать непосредственно Ракку. Скорее всего, их цель — отбить авиабазу Табка, что реально сделать, учитывая равнинную местность и отсутствие плотной жилой застройки, а также — отвлеченность боевиков на сдерживание сил SDF с севера.

Интересно, что руководство SDF дважды корректировало свои планы по наступлению на Ракку, начатому 24 мая: сначала было принято решение о нанесении дополнительного удара на четвертом направлении в районе авиабазы Табка, куда, по странному стечению обстоятельств, наступают сирийцы, а затем — о штурме Манбиджа.

Почему город Табка и авиабаза вблизи него так важны и сирийцам, и SDF? Во-первых, взятие этих объектов важно с политической точки зрения — в плане, кто лучше борется с терроризмом в регионе. Во-вторых, контроль города Табка правительственными силами — это предупреждение оппозиционной коалиции SDF, в первую очередь — курдам и стоящим за ними американцам. В-третьих, Табка — удобный плацдарм для будущего наступления на Ракку. В-четвертых, в том районе на реке Евфрат располагается крупнейшая гидроэлектростанция Сирии — ГЭС Табка (строилась в 1968−73 годах при активной помощи Советского Союза), плотина которой образует крупное водохранилище. А вода, как известно, важный ресурс в засушливом климате Сирии…

На этом фоне в экспертном сообществе и СМИ участились разговоры о том, что российское военное присутствие в Сирии может быть увеличено. Во-первых, смешанная группировка на авиабазе Хмеймим может быть пополнена определенным количеством фронтовых бомбардировщиков Су-24М и Су-34. Во-вторых, в САР могут быть переброшены дополнительные отряды спецназа, а также формирования добровольцев или, как их называют, «паломников». Напомним, 25 мая истек срок, который министр обороны Сергей Шойгу дал для размежевания отрядов сирийской оппозиции с отрядами террористической организации «Джебхат ан-Нусра». Позже официальный представитель военного ведомства Игорь Конашенков заявил, что в Минобороны решили пока отложить нанесение ударов — до окончания размежевания вооруженных формирований с «ан-Нусрой».

— Правительственным силам в отсутствии сплошного фронта приходится вести боевые действия сразу на многих направлениях. Но наступление вглубь провинции Ракка сейчас считается, очевидно, приоритетным, — говорит заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин.

— И тут сравнение с битвой за Берлин действительно уместно, поскольку налицо стремление сторон опередить друг друга в приближении к административному центру, а то в штурме. При этом складывается парадоксальная ситуация — в Сирии все воюют со всеми, при этом зачастую соперники косвенно помогают друг другу.

Американцы и курды, видимо, переоценили свои силы, поэтому им пришлось поменять направление и теперь утверждать, что наступление на Манбидж оказалось важнее. Что касается правительственной армии, то, понятно, что у ее не хватает сил для штурма Ракки. И в этом смысле наращивание российской военной помощи в Сирии выглядело бы логичным. Если уж мы начали участвовать в этой войне, то ее нужно заканчивать более-менее успешно. Правда, в наше время сложно сказать, в чем критерии успеха, поскольку сейчас и войны-то постмодернистские. Многие считают, что важнее объявить себя победителем, чем победить на самом деле. Тем не менее, кроме медийной картинки существует еще и некая реальность, которой нужно следовать, и она диктует наращивание российской помощи «на земле». Повторю, если мы втянулись в войну, то ее необходимо закончить успешно, иначе ее будет трудно представить такой, несмотря на все усилия пропагандистов.

— Сейчас главное, кто первым подойдет к административному центру провинции Ракка. На текущий момент до города от передовых позиций войск Асада — менее 100 км, в то время как SDF находятся примерно в 30 км, — отмечает директор Центра изучения Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров.

— Но дело в том, что курды не горят желанием брать Ракку, нести потери, поскольку из нее все равно придется уходить, чтобы оставить ее арабам. Поэтому они стараются снизить темп наступления. Им куда более важен Манбидж, который открывает путь на Джераблус, что важно курдам с точки зрения соединений их трех кантонов.

Поэтому у сирийцев при нашей поддержке еще есть шанс взять Ракку, поскольку понятно, что если ее возьмет другая коалиция, то эти земли Дамаску вряд ли когда-нибудь позволят отвоевать. Я так понимаю, что наши дипломаты и советники также дают понять курдам, что если они возьмут Ракку, то российская авиация не будет работать в коридоре между Азазом и Джераблусом — поскольку это, так сказать, зона ответственности нашей авиации, а не американской. В общем ситуация непростая со множеством подводных течений. Ведь и на перемирие мы пошли не от «хорошей жизни» — Москва, судя по всему, решила не доводить дело до большой региональной войны. Но рано или поздно коридор на сирийско-турецкой границе все-таки надо будет закрывать.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  29.05.2017
В осложняющейся международной обстановке возрастает значение умения экспертного сообщества отличать реальную опасность от различного рода «разводок», преследующих цель дезориентировать общественность, вызвать паническое настроение и вынудить руководство России пойти на бессмысленные разорительные ресурсные траты для того, чтобы ослабить страну экономически и политически, подорвать возможность проводить активную политику на мировой арене.
Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).