19.02.2016, 18:03
Судьба сирийской войны решается в Латакии
Судьба сирийской войны решается в ЛатакииМеждународная военная политика
Сирийские правительственные войска при поддержке народного ополчения и ВКС России заняли все стратегические населенные пункты и высоты в провинции Латакия. В ближайшее перспективе можно ожидать выхода в провинцию Идлиб и прорыва к сирийско-турецкой границе, что будет означать фактический разгром джихадистских и протурецких сил на самом важном фронте войны в Сирии.

Внимание к событиям войны в Сирии переключается от одной части фронта к другой, в зависимости от скорости развития события. И сейчас за быстротечностью изменений в Алеппо события в Латакии отошли на второй план - несмотря на то, что они ничуть не менее важны. А в чем-то они и более значимы – и для внутриполитического положении в Сирии и для взаимоотношений с Турцией. Новость о том, что сирийская правительственная армия установила контроль над одним из последних оплотов боевиков в Латакии, точно не стоит недооценивать.

Для понимания того, насколько важно происходящее в Латакии, нужно напомнить историю сирийской гражданской войны.

Анкара еще с началом протестного движения в Сирии стала активно вмешиваться в политическую жизнь провинции Латакия, особенно ее северной, приграничной части. Поддерживаемые Турцией боевики еще весной 2011 года предприняли попытку поднять восстание как в Кесабе, но правительственные войска, полиция и местные отряды самообороны мятеж быстро подавили. Боевики были очевидно пришлые, поскольку большинство жителей северо-запада солидарно выступили против них. Даже туркоманы выступили на стороне правительства, а не только местные алавиты.

Летом того же года протурецкие боевики отступили восточнее и организовали мятеж в городе Джиср-аш-Шугур – в одном из ключевых узлов автомобильных дорог, опираясь на который, можно контролировать стратегические районы севера и запада Сирии. Север, северо-запад и запад Сирии – самая густонаселенная часть страны, практически все остальное – голая пустыни с редкими городами оазисами. Это же и самая плодородная часть, на побережье кипит бурная жизнь. И сейчас побережье с портами Тартус и Латакия, через которые идет все торговля Сирии, а также поступает гуманитарная и военная помощь, - основа и опора правительственной власти. И бои за и вокруг Алеппо хоть и важны стратегически, но все-таки не так существенны, как оборона провинции Латакия. Потеря прибрежной зоны была бы окончательным поражением правительства Башара Асада. Отчасти этим, кстати, был предопределен и выбор базы Хмеймим для базирования российских ВКС.

Бои в провинции Латакия всегда носили очень упорный и кровопролитный, но медийно «незаметный» характер. От побережья на северо-восток к турецкой границе плодородные земли постепенно сменяются холмами, а затем и горами, густо покрытыми лесами. Протурецкие и джихадистские силы годами здесь укреплялись, и вести наступление в такой местности и таком климате крайне сложно. Потому, например, так долго длились бои за Сальму. А сражение в этом районе было ключевым не только для локального фронта, но по сути для всей Сирии. Если бы террористические группы сохранили контроль за районом Сальма-Кесаб-Гмам, то они могли в последствии развивать наступление с гор на прибрежную равнину прямо на город Латакия и трассу М1. Для Турции это был план смертельного удара, который правительство Башара Асада не пережило бы. Сставка делалась на местное туркоманское население, под предлогом защиты которого в регион закачивалась турецкое оружие и прочая «гуманитарная помощь». При этом большинство населения региона на момент начала гражданской воны в этом регионе составляли алавиты, на которых джихадисты и протурецкие группы начали настоящую охоту. А сейчас уже сложно понять национальный и религиозный состав населения, поскольку целые населенные пункты были стерты с лица земли, а жители либо убиты, либо стали беженцами.

И когда летом 2011 года Дамаск понял, чем может грозить победа мятежников в этой части провинции Латакии, на подавление мятежа в Джизр-аш-Шугуре были брошены даже боевые вертолеты. Трехдневный штурм этого года стал самым кровопролитным за начальный период гражданской войны. Несколько тысяч беженцев тогда перешло турецкую границу, а некоторые части правительственной армии перешли на сторону джихадистов и протурецких сил. Город был взят и зачищен.

После этого при посредничестве ООН между правительством Башара Асада и оппозицией было подписано перемирие, которым воспользовались в основном оппозиционеры, получив дополнительное вооружение и восстановив силы. Правительственные же войска уже тогда испытывали серьезную нехватку личного состава и техники, и после подписания перемирия значительная часть наиболее испытанных частей была выведена из северной Латакии на другие, ставшие более опасными участки фронтов.

После окончания перемирия отдохнувшие и хорошо вооруженные протурецкие отряды двинулись сразу по трем направлениям: на Кесаб, на Сальму в обход Джиср-аш-Шугура и напрямик на Джиср-аш-Шугур. Бои превратились в бойню, поскольку даже при непосредственном участии турецких военных советников не удалось с наскока взять Кесаб и Сальму. Взять последнюю боевики смогли только через год, после чего джихадисты превратили ее в настоящую крепость. Кесаб несколько раз переходил из рук в руки, причем однажды протурецкие части смогли захватить город и за сутки учинили там резню немусульманского или не совсем мусульманского населения – в основном армян и алавитов. Правительственные войска выбили их из Кесаба через сутки и обнаружили горы трупов.

В конечном итоге джихадистам удалось занять стратегические позиции, но попытка развить наступление в направлении побережья провалилась. Ситуация висела на волоске. Турецкая авиация неоднократно напрямую бомбила позиции правительственных войск Сирии. Давление оказывалось по всему фронту в предгорьях Латакии. Протурецкие силы вышли в пригороды Гмама, и к осени 2015 года обстановка стала критической. Можно было сколько угодно героически удерживать развалины Кесаба, цепляться за пару высот вокруг Сальмы, но падение побережья было лишь вопросом времени и умения турецких военных инструкторов. Двигаясь с опорой на шоссе М4, джихадисты и туркоманы занимали Латакию.

Туркоманские части оказались наименее боеспособными, и в результате Анкара закрепила за ними лишь номинальные функции. Опираться же на «ан-Нусру» было занятием сомнительным, и потому Турция развернула на «латакийском фронте» бригаду «Серых волков», а также проверенные отряды, в том числе из выходцев с Северного Кавказа и Средней Азии.

При этом на других участках фронта оппозиционные и джихадистские силы сидели тихо, как бы наблюдая, как разваливается сирийское государство. Даже ИГИЛ после захвата Пальмиры остановился, переводя дух.

Именно в этот момент правительство Сирии обратилось к России за военной помощью. Перед турецким наступлением в провинции в провинции Латакии – до этого самым перспективным и удачным – закрылся занавес. В первый месяц участия российских ВКС именно эта провинция была основным местом их боевого применения. Также именно на этом фронте впервые появились поставленные из РФ образцы современного оружия и бронетехники, в том числе РЗСО «Смерч» и «Ураган», реактивные огнеметы ТОС-1А, гаубицы «Мста-Б». Уже через месяц наступление «ан-Нусры» и турок выдохлось, и они перешли к позиционной обороне по линии Сальма-Рабия-Кабир. Но и правительственные войска еще не чувствовали себя в силах сходу сбить противника с высот в условиях сложного рельефа местности. Бои приняли ожесточенный характер и затянулись на несколько месяцев. За это время внимание переключилось на другие участки фронта, а о боях в провинции Латакия подзабыли – несмотря на то, что именно там решалась судьба войны.

Но в турецком руководстве о боях в Латакии не забывали. Протурецкие силы продолжали цепляться за каждую высоту, несмотря на то, что под ударами ВКС РФ они постепенно были вынуждены отходить к турецкой границе. Турция на глазах теряла контроль над ситуацией на «латакийском фронте» и уже больше не претендовала на быстрое наступление к побережью. И именно в этот критический момент турецкий истребитель сбивает российский бомбардировщик, а оказавшиеся в нужное время в нужном месте туркоманы убивают летчика.

Однако Россия только усилила давление на противника, и правительственные силы вскоре окончательно отбили Сальму. После этого фронт «ан-Нусры» и протурецких сил развалился, бригады наемников побежали, и правительственные войска без боя продвинулись на разных участках фронта на тридцать километров.

Сейчас бои в провинции Латакия также «затемнены» событиями вокруг Алеппо и информационной войной вокруг турецкого давления на курдов в том же регионе. Между тем правительственные войска при поддержке ВКС РФ уже готовы вновь отбить у противника Джиср-аш-Шукур и окончательно запереть протурецкие силы у границы. Нагорье Джебель-аль-Туркоман практически занято, а что не занято, то окружено. Система снабжения боевиков из Турции сведена к минимуму. А если Турция потеряет и вторую подчиненную ей группировку на территории Сирии вслед за Алеппо, ни о каком влиянии Анкары на происходящее уже говорить не придется.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  18.01.2017
В Польшу прибыли первые 3,5 тысячи американских военнослужащих в рамках 9-месячной миссии, которая началась 8 января. Для бронетанковой бригады США такая длительность миссии в Восточной Европе является беспрецедентной. Боевая группа 3-й бронетанковой бригады из состава 4-й пехотной дивизии выдвинулась в Жагань и Поморское, а 87 танков М-1 «Абрамс» последовали за ними на поездах.
Геополитика  18.01.2017
Российское инфопространство впало в эйфорию. Псевдопатриотическая трескотня в СМИ, многочисленные публицисты и аналитики, создающие ощущение какой-то великой победы России над международным глобализмом и либерализмом, всесилия наших спецслужб вплоть до того, что они могут по своему желанию ставить американских президентов и менять мировые элиты. Уверенность в контроле за собственным инфопространством может сыграть с нашим народом очень плохую шутку…
Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Конфликты  17.01.2017
Боевики запрещенного в России «Исламского государства» почти взяли окруженные позиции сирийских военных в Дейр-эз-Зоре. Падение гарнизона этого сирийского города даст террористам полный контроль над местными нефтяными полями и укрепит их сообщение с подконтрольными ИГ территориями Ирака. Джихадисты уже празднуют победу и заставляют жителей захваченных районов подчиняться новым порядкам.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.