19.02.2016, 18:03
Судьба сирийской войны решается в Латакии
Судьба сирийской войны решается в ЛатакииМеждународная военная политика
Сирийские правительственные войска при поддержке народного ополчения и ВКС России заняли все стратегические населенные пункты и высоты в провинции Латакия. В ближайшее перспективе можно ожидать выхода в провинцию Идлиб и прорыва к сирийско-турецкой границе, что будет означать фактический разгром джихадистских и протурецких сил на самом важном фронте войны в Сирии.

Внимание к событиям войны в Сирии переключается от одной части фронта к другой, в зависимости от скорости развития события. И сейчас за быстротечностью изменений в Алеппо события в Латакии отошли на второй план - несмотря на то, что они ничуть не менее важны. А в чем-то они и более значимы – и для внутриполитического положении в Сирии и для взаимоотношений с Турцией. Новость о том, что сирийская правительственная армия установила контроль над одним из последних оплотов боевиков в Латакии, точно не стоит недооценивать.

Для понимания того, насколько важно происходящее в Латакии, нужно напомнить историю сирийской гражданской войны.

Анкара еще с началом протестного движения в Сирии стала активно вмешиваться в политическую жизнь провинции Латакия, особенно ее северной, приграничной части. Поддерживаемые Турцией боевики еще весной 2011 года предприняли попытку поднять восстание как в Кесабе, но правительственные войска, полиция и местные отряды самообороны мятеж быстро подавили. Боевики были очевидно пришлые, поскольку большинство жителей северо-запада солидарно выступили против них. Даже туркоманы выступили на стороне правительства, а не только местные алавиты.

Летом того же года протурецкие боевики отступили восточнее и организовали мятеж в городе Джиср-аш-Шугур – в одном из ключевых узлов автомобильных дорог, опираясь на который, можно контролировать стратегические районы севера и запада Сирии. Север, северо-запад и запад Сирии – самая густонаселенная часть страны, практически все остальное – голая пустыни с редкими городами оазисами. Это же и самая плодородная часть, на побережье кипит бурная жизнь. И сейчас побережье с портами Тартус и Латакия, через которые идет все торговля Сирии, а также поступает гуманитарная и военная помощь, - основа и опора правительственной власти. И бои за и вокруг Алеппо хоть и важны стратегически, но все-таки не так существенны, как оборона провинции Латакия. Потеря прибрежной зоны была бы окончательным поражением правительства Башара Асада. Отчасти этим, кстати, был предопределен и выбор базы Хмеймим для базирования российских ВКС.

Бои в провинции Латакия всегда носили очень упорный и кровопролитный, но медийно «незаметный» характер. От побережья на северо-восток к турецкой границе плодородные земли постепенно сменяются холмами, а затем и горами, густо покрытыми лесами. Протурецкие и джихадистские силы годами здесь укреплялись, и вести наступление в такой местности и таком климате крайне сложно. Потому, например, так долго длились бои за Сальму. А сражение в этом районе было ключевым не только для локального фронта, но по сути для всей Сирии. Если бы террористические группы сохранили контроль за районом Сальма-Кесаб-Гмам, то они могли в последствии развивать наступление с гор на прибрежную равнину прямо на город Латакия и трассу М1. Для Турции это был план смертельного удара, который правительство Башара Асада не пережило бы. Сставка делалась на местное туркоманское население, под предлогом защиты которого в регион закачивалась турецкое оружие и прочая «гуманитарная помощь». При этом большинство населения региона на момент начала гражданской воны в этом регионе составляли алавиты, на которых джихадисты и протурецкие группы начали настоящую охоту. А сейчас уже сложно понять национальный и религиозный состав населения, поскольку целые населенные пункты были стерты с лица земли, а жители либо убиты, либо стали беженцами.

И когда летом 2011 года Дамаск понял, чем может грозить победа мятежников в этой части провинции Латакии, на подавление мятежа в Джизр-аш-Шугуре были брошены даже боевые вертолеты. Трехдневный штурм этого года стал самым кровопролитным за начальный период гражданской войны. Несколько тысяч беженцев тогда перешло турецкую границу, а некоторые части правительственной армии перешли на сторону джихадистов и протурецких сил. Город был взят и зачищен.

После этого при посредничестве ООН между правительством Башара Асада и оппозицией было подписано перемирие, которым воспользовались в основном оппозиционеры, получив дополнительное вооружение и восстановив силы. Правительственные же войска уже тогда испытывали серьезную нехватку личного состава и техники, и после подписания перемирия значительная часть наиболее испытанных частей была выведена из северной Латакии на другие, ставшие более опасными участки фронтов.

После окончания перемирия отдохнувшие и хорошо вооруженные протурецкие отряды двинулись сразу по трем направлениям: на Кесаб, на Сальму в обход Джиср-аш-Шугура и напрямик на Джиср-аш-Шугур. Бои превратились в бойню, поскольку даже при непосредственном участии турецких военных советников не удалось с наскока взять Кесаб и Сальму. Взять последнюю боевики смогли только через год, после чего джихадисты превратили ее в настоящую крепость. Кесаб несколько раз переходил из рук в руки, причем однажды протурецкие части смогли захватить город и за сутки учинили там резню немусульманского или не совсем мусульманского населения – в основном армян и алавитов. Правительственные войска выбили их из Кесаба через сутки и обнаружили горы трупов.

В конечном итоге джихадистам удалось занять стратегические позиции, но попытка развить наступление в направлении побережья провалилась. Ситуация висела на волоске. Турецкая авиация неоднократно напрямую бомбила позиции правительственных войск Сирии. Давление оказывалось по всему фронту в предгорьях Латакии. Протурецкие силы вышли в пригороды Гмама, и к осени 2015 года обстановка стала критической. Можно было сколько угодно героически удерживать развалины Кесаба, цепляться за пару высот вокруг Сальмы, но падение побережья было лишь вопросом времени и умения турецких военных инструкторов. Двигаясь с опорой на шоссе М4, джихадисты и туркоманы занимали Латакию.

Туркоманские части оказались наименее боеспособными, и в результате Анкара закрепила за ними лишь номинальные функции. Опираться же на «ан-Нусру» было занятием сомнительным, и потому Турция развернула на «латакийском фронте» бригаду «Серых волков», а также проверенные отряды, в том числе из выходцев с Северного Кавказа и Средней Азии.

При этом на других участках фронта оппозиционные и джихадистские силы сидели тихо, как бы наблюдая, как разваливается сирийское государство. Даже ИГИЛ после захвата Пальмиры остановился, переводя дух.

Именно в этот момент правительство Сирии обратилось к России за военной помощью. Перед турецким наступлением в провинции в провинции Латакии – до этого самым перспективным и удачным – закрылся занавес. В первый месяц участия российских ВКС именно эта провинция была основным местом их боевого применения. Также именно на этом фронте впервые появились поставленные из РФ образцы современного оружия и бронетехники, в том числе РЗСО «Смерч» и «Ураган», реактивные огнеметы ТОС-1А, гаубицы «Мста-Б». Уже через месяц наступление «ан-Нусры» и турок выдохлось, и они перешли к позиционной обороне по линии Сальма-Рабия-Кабир. Но и правительственные войска еще не чувствовали себя в силах сходу сбить противника с высот в условиях сложного рельефа местности. Бои приняли ожесточенный характер и затянулись на несколько месяцев. За это время внимание переключилось на другие участки фронта, а о боях в провинции Латакия подзабыли – несмотря на то, что именно там решалась судьба войны.

Но в турецком руководстве о боях в Латакии не забывали. Протурецкие силы продолжали цепляться за каждую высоту, несмотря на то, что под ударами ВКС РФ они постепенно были вынуждены отходить к турецкой границе. Турция на глазах теряла контроль над ситуацией на «латакийском фронте» и уже больше не претендовала на быстрое наступление к побережью. И именно в этот критический момент турецкий истребитель сбивает российский бомбардировщик, а оказавшиеся в нужное время в нужном месте туркоманы убивают летчика.

Однако Россия только усилила давление на противника, и правительственные силы вскоре окончательно отбили Сальму. После этого фронт «ан-Нусры» и протурецких сил развалился, бригады наемников побежали, и правительственные войска без боя продвинулись на разных участках фронта на тридцать километров.

Сейчас бои в провинции Латакия также «затемнены» событиями вокруг Алеппо и информационной войной вокруг турецкого давления на курдов в том же регионе. Между тем правительственные войска при поддержке ВКС РФ уже готовы вновь отбить у противника Джиср-аш-Шукур и окончательно запереть протурецкие силы у границы. Нагорье Джебель-аль-Туркоман практически занято, а что не занято, то окружено. Система снабжения боевиков из Турции сведена к минимуму. А если Турция потеряет и вторую подчиненную ей группировку на территории Сирии вслед за Алеппо, ни о каком влиянии Анкары на происходящее уже говорить не придется.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  15.06.2017
Близится к завершению одна госпрограмма вооружения — ГПВ-2020, грядет следующая — ГПВ-2025. Мы поговорили с президентом Объединенной судостроительной корпорации Алексеем Рахмановым о том, как обстоят дела с гособоронзаказом, финансированием и смежниками.
Мировой ВПК  14.06.2017
Дальневосточный вояж заместителя министра обороны Юрия Борисова ежедневно приносит новости о том, как продвигается перевооружение российской армии. И каким образом совершенствуется военная техника, даже успешно пройдя государственные испытания. На днях Борисов, выступая в Комсомольске-на-Амуре во время посещения авиационного завода им. Гагарина, заявил о необходимости доработки истребителя Су-35С.
Мировой ВПК  14.06.2017
Продукция корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ) в ходе проведения операции в Сирии хорошо зарекомендовала себя и показала высокое качество. Такое мнение высказал вице-премьер Дмитрий Рогозин на юбилее знаменитой не только в нашей стране корпорации в подмосковном Королёве. «Это только начало большой работы, которая сейчас проходит испытания в Сирии, где все то, что производится вами, или большая часть того, испытывается, дорабатывается, доводится до ума, но показывает высокий класс. Это фактически переводит нашу армию, наш флот в другую лигу», — сказал Рогозин.
Мировой ВПК  14.06.2017
Радиотехнические войска ВКС планируют провести модернизацию радиолокационного комплекса «Небо-М», сообщил начальник РТВ генерал-майор Андрей Кобан. Комплекс достаточно молод, пришел в войска всего лишь пять лет назад, однако, как заявил Кобан: «У нас задан ряд работ по модернизации вооружения, которое имеется. Мы понимаем после 3−5-годичной технической эксплуатации, какой у нас имеется модернизационный потенциал — простым языком говоря, что можно было бы улучшить. На сегодняшний день такая работа активно ведется».
Конфликты  20.06.2017
Судя по сводкам, авиация коалиции США больше не пересекает линию, за которой ее самолеты станут целями российских средств ПВО. Впервые со времен «броска на Приштину» США пришлось уступить под нажимом российских военных. Австралия и вовсе отказалась поднимать свои самолеты в сирийское небо. Теперь вопрос в том, будут ли зоны военного влияния в Сирии совпадать с политическими.
Конфликты  19.06.2017
Минобороны объявило, что «любые воздушные объекты (включая самолеты и беспилотные аппараты международной коалиции), обнаруженные западнее реки Евфрат, будут приниматься на сопровождение российскими наземными средствами ПВО в качестве воздушных целей». Это решение – следствие уничтожения американским самолетом сирийского Су-22. Что оно означает с практической точки зрения?
Конфликты  15.06.2017
США перебросили на базу Ат-Танф в Сирии реактивные системы залпового огня. Их местные союзники говорят о создании второй базы в Эз-Закфе. Причины спешки понятны: многомесячная эпопея движется к развязке, ставки резко возросли, и сложившуюся в Сирии ситуацию недаром сравнивают с гонкой по Европе весной 1945 года.