27.05.2015, 15:40
Стратегия подковерной безопасности Украины
Стратегия подковерной безопасности УкраиныМеждународная военная политика
Что Порошенко записал в главный военный документ страны?

Во вторник, 26 мая, президент Украины Петр Порошенко подписал указ, утвердивший стратегию безопасности страны на ближайшие годы. Документ, предложенный еще 6 мая Советом национальной безопасности и обороны (СНБО), перечисляет следующие основные направления государственной политики в области нацбезопасности:

– восстановление территориальной целостности государства;

– интеграция Украины в ЕС и формирование условий для вступления в НАТО, для чего планируется достигнуть «полной независимости от России в вопросах производства вооружений и военной техники»;

– реформирование и развитие разведывательных, контрразведывательных и правоохранительных органов;

– обеспечение национальной безопасности во внешнеполитической сфере, экономической и энергетической безопасности, кибербезопасности, безопасности информационных ресурсов и критической инфраструктуры.

На сотрудничество с НАТО в стратегии сделан особый упор. Как сказано в документе, такое сотрудничество – ни много ни мало – «способствует утверждению на Украине демократических ценностей, формирует стабильную среду безопасности, является инструментом реформ».

Напомним: ранее, 23 апреля, Порошенко утвердил Годовую национальную программу сотрудничества Украина-НАТО. Согласно документу, страна будет использовать потенциал и практическую помощь НАТО и государств – членов альянса в повышении обороноспособности Украины по противодействию агрессии РФ» путем «реформирования по стандартам НАТО сектора безопасности и обороны и оборонно-промышленного комплекса».

Внедрение новой стратегии Киев не намерен откладывать в долгий ящик. Уже к 30 мая должна быть закончена комплексная проверка сектора безопасности и обороны Украины, после чего в течение месяца соответствующие органы обязаны предоставить предложения по их реформированию. Кроме того, кабинет министров должен до 25 июня обеспечить подготовку проекта концепции Государственной целевой оборонной программы развития вооружения и военной техники на период 2016-2020 годов.

Что стоит за новой стратегией нацбезопасности Украины, сумеет ли Киев воплотить ее в жизнь?

– Стратегия нацбезопасности Украины носит чисто декларативный характер, но в то же время имеет политическое значение, – отмечает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров. – Она еще раз заостряет проблему российско-украинских отношений, показывает курс внешнеполитической ориентации Украины на Запад, и подстегивает украинскую националистическую общественность на борьбу с Донбассом.

С практической точки зрения документ, на первый взгляд, значения не имеет. Действительно, Украина может реально восстановить территориальную целостность на Юго-Востоке, но для этого ей не нужно наращивать производство собственных вооружений – достаточно договориться с Донбассом об условиях реинтеграции. Но как раз договариваться Киев не хочет, он хочет объединяться на своих условиях – а это возможно только военным путем.

Если же идея восстановления территориальной целостности распространяется и на Крым, это означает провозглашение курса на войну с Россией. Все это – малореальные военные планы.

А план добиться независимости от России в вопросах производства вооружений и военной техники реален?

– Украина самостоятельно производит весьма ограниченную линейку вооружений. Это стрелковое оружие, танки и бронетранспортеры, примитивное артиллерийское вооружение и примитивные системы ПВО.

Серьезное и современное оружие Украина делать не в состоянии. Скажем, ей технологически недоступны ни системы типа С-300, ни гаубичная самоходная артиллерия, ни боевая авиация. На деле, возможности украинского военно-промышленного комплекса находятся на уровне Пакистана.

Если Киев полностью избавится от опеки России в области производства вооружений, это лишь дополнительно понизит военно-технологический уровень Украины, и негативно скажется на производстве того отсталого вооружения, которая «незалежная» еще выпускает, типа танка Т-64.

— Киев может закупать для своих вооружений западные компоненты?

– Теоретически – да. Но где Киев возьмет на эти компоненты деньги? Средств у него сейчас не хватает сейчас даже на элементарные нужды, не говоря о покупке западных военных технологий.

— Стратегия нацбезопасности особое внимание уделяет сближению Украины с НАТО. Как далеко может зайти этот процесс?

– В документе не сказано прямо, что цель Украины – это вступление в НАТО. Запад уже высказался на эту тему: его согласованная позиция – временно дистанцироваться от обсуждения вопроса членства «незалежной» в альянсе, поскольку это ведет к обострению отношений с Россией и тормозит Минский процесс.

Поэтому Киев прибегнул к хитроумной формулировке – «формировать условия для вступления в НАТО». Но, с другой стороны, что эти условия значат на практике? Что Украина должна быть процветающим, демократическим государством. Если бы «незалежная» действительно была таким государством, у нее не было бы нынешних проблем, да и о конфликте с Россией речь бы не шла.

Нет, конечно, Киеву на пути сближения с НАТО многого не достичь.

— Если практического смысла стратегия нацбезопасности не имеет, зачем Порошенко ее принял?

– Возможно, он сделал это ради самого главного пункта, который в стратегии имеется – ради реформы силовых структур. На мой взгляд, Порошенко хочет под благовидным предлогом провести значительные кадровые перестановки среди силовиков, и повсюду назначить своих людей.

Возможно, он хочет под «стратегическим» прикрытием сместить с поста нынешнего министра внутренних дел Украины Арсена Авакова. Или вывести Александра Турчинова из Совета национальной безопасности и обороны. А скорее всего – создать ряд параллельных военных структур, подконтрольных президенту. Например, условный Военный совет – чтобы ослабить позиции того же СНБО.

Если стратегия национальной безопасности действительно принимается ради таких реформ, можно только поаплодировать хитрому маневру Петра Порошенко.

– Слабое место новой стратегии – попытка разом решить все проблемы Украины, – отмечает директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов. – На деле, по каждому из ключевых пунктов стратегии необходима отдельная долгосрочная программа. Иначе получается конфликт целей.

Скажем, Порошенко предлагает восстанавливать территориальную целостность, и одновременно интегрироваться в европейские структуры и НАТО. Между тем, первый пункт подразумевает возобновление боевых действий в Донбассе, которые будут неизбежно проиграны – сейчас это очевидно любому независимому наблюдателю. Но главное – реализация этого пункта делает в принципе невозможным евроинтеграцию и вступление в НАТО: никто не будет интегрироваться со страной, которая ведет войну, и имеет серьезные территориальные проблемы.

Или взять пункт о независимости от России в производстве вооружений. Украина, конечно, способна производить оружие, вопрос только в том, насколько это оружие современное. Пока Киев может опираться на собственные силы только в двух секторах ВПК: производстве танков и транспортных самолетов. Но танки сейчас не являются решающей силой на поле боя, особенно в «умелых» руках украинских военных и нацгвардии, а транспортными самолетами не повоюешь.

Надо сказать, что украинский ВПК и сегодня практически не зависит от России. И к чему это привело? В Запорожье есть завод вертолетных двигателей «Мотор Сич» – во времена СССР он назывался «Моторостроитель». Авиационные двигатели, которые он выпускает, ставились на российские вертолеты. Когда Киев прекратил эти поставки, Россия довольно быстро нашла выход из положения: наладила производство моторов на заводе имени В.Я. Климова. Да, «Мотор Сич» делала для РФ 250 двигателей в год, а завод Климова пока может собирать только 50 моторов. Но наращивание объема производства – лишь вопрос времени. А вот Украина наладить выпуск собственных вертолетов «Ми-8», без кооперации с Россией, не в состоянии.

Надо сказать, сегодня встали практически все предприятия украинского ВПК – работает только Харьковский танковый завод имени Малышева, да и то символически: выпускает по нескольку танков в месяц.

Чтобы реализовать стратегию нацбезопасности, Киеву нужны деньги на развитие предприятий ВПК. Необходимые средства можно получить, например, на иностранных контрактах по поставкам оружия. Но таких контрактов нет, более того, в условиях коллапса в украинской экономике такие контракты не могут быть выполнены.

На мой взгляд, новая стратегия нацбезопасности пополнит собой череду украинских законов, собрание которых способно в будущем стать пособием по политическому идиотизму. Бумага, конечно, все стерпит, но Запад с все возрастающим скептицизмом смотрит на действия Киева…

Категория: За рубежом



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  23.03.2017
Китай продолжает очередную масштабную реформу Народно-освободительной армии (НОАК). Вслед за реорганизацией органов центрального военного управления объявлено очередное сокращение численности НОАК. Китайцы опять режут Сухопутные войска (СВ). И опять в пользу флотской компоненты, а также ВВС. Столь последовательная и долгосрочная политика ясно показывает приоритеты Китая в направлении своего военного развития и выбора противников.
Мировой ВПК  21.03.2017
Генеральный конструктор, вице-президент по инновациям Объединенной самолетостроительной корпорации (ОСК) Сергей Коротков сообщил о том, что корпорация проводит работы по созданию перехватчика нового поколения МиГ-41, который должен прийти на смену МиГ-31. Причем самолет разрабатывают не только конструкторы РСК «МиГ», но и специалисты других компаний, входящих в состав РСК.
Геополитика  20.03.2017
8 марта 2017 года вице-председатель американского Объединенного комитета начальников штабов генерал Пол Селва в выступлении в комитете Палаты представителей Конгресса США впервые публично обвинил Россию в нарушении бессрочного Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности (РСМД), заключенного в 1987 году президентом США Рональдом Рейганом и генеральным секретарем ЦК КПСС Михаилом Горбачевым. Селва объявил, что Россия поставила на вооружение крылатую ракету наземного базирования (в классификации НАТО — SSC-8), чем нарушила «дух и смысл» соглашения о контроле над вооружениями, сделав это с целью создать угрозу для НАТО.
Геополитика  20.03.2017
На сайте Стратегического командования США появилось сообщение о проведении учений под кодовым названием Global Lightning 2017. Мероприятие могло бы остаться рутинным, если бы не три любопытных новшества. Во-первых, в этот раз «молнию» встроили в глобальные учения Европейского командования ВС США Austere Challenge 2017, которые по сути являются командно-штабными учениями (КШУ) армий всего Североатлантического альянса. Во-вторых, как заявил глава U.S. Strategic Command генерал Джон Хиттен, они впервые за четверть века не ограничились компьютерным моделированием.
Конфликты  23.03.2017
«На границе тучи ходят хмуро…» — это сегодня про израильский Север. Про тучи, которые следует развеять, а заодно и вызванный ими туман, про назревающую грозу на северной границе. Напряжение там, ставшее очевидным после обмена ударами между Израилем и Сирией в конце прошлой недели, — не локальное кратковременное обострение ситуации, а отражение новой реальности, которая определит будущее региона в ближайшей перспективе.
Конфликты  22.03.2017
Израиль пообещал продолжить авиаудары по оружейным конвоям «Хезболлы» в Сирии. Атаки будут продолжаться в случае «возможности с разведывательной и военной точек зрения», - подчеркнул премьер- министр страны Биньямин Нетаньяху. Он отметил, что проинформировал президента России Владимира Путина о своих намерениях. Кроме того, израильский премьер опроверг сообщения о том, что Россия настаивает на прекращении Израилем военных операций на сирийской территории. «У России имеется выработанная политика (по отношению к позиции Израиля на Ближнем Востоке), и она не изменилась», - цитирует заявление Нетаньяху израильское издание The Jerusalem Post.
Конфликты  22.03.2017
Швейцарский военный ресурс «Offiziere.ch» опубликовал статью канадского военного эксперта Пола Прайса «Strategic Spillover: The Emirates in Africa» («Стратегическая экспансия Эмиратов в Африке»). Автор, ранее работавший в аналитических структурах НАТО и ОБСЭ, комментирует создание Объединенными Арабскими Эмиратами двух военных баз на территории Африки.