27.05.2015, 15:40
Стратегия подковерной безопасности Украины
Стратегия подковерной безопасности УкраиныМеждународная военная политика
Что Порошенко записал в главный военный документ страны?

Во вторник, 26 мая, президент Украины Петр Порошенко подписал указ, утвердивший стратегию безопасности страны на ближайшие годы. Документ, предложенный еще 6 мая Советом национальной безопасности и обороны (СНБО), перечисляет следующие основные направления государственной политики в области нацбезопасности:

– восстановление территориальной целостности государства;

– интеграция Украины в ЕС и формирование условий для вступления в НАТО, для чего планируется достигнуть «полной независимости от России в вопросах производства вооружений и военной техники»;

– реформирование и развитие разведывательных, контрразведывательных и правоохранительных органов;

– обеспечение национальной безопасности во внешнеполитической сфере, экономической и энергетической безопасности, кибербезопасности, безопасности информационных ресурсов и критической инфраструктуры.

На сотрудничество с НАТО в стратегии сделан особый упор. Как сказано в документе, такое сотрудничество – ни много ни мало – «способствует утверждению на Украине демократических ценностей, формирует стабильную среду безопасности, является инструментом реформ».

Напомним: ранее, 23 апреля, Порошенко утвердил Годовую национальную программу сотрудничества Украина-НАТО. Согласно документу, страна будет использовать потенциал и практическую помощь НАТО и государств – членов альянса в повышении обороноспособности Украины по противодействию агрессии РФ» путем «реформирования по стандартам НАТО сектора безопасности и обороны и оборонно-промышленного комплекса».

Внедрение новой стратегии Киев не намерен откладывать в долгий ящик. Уже к 30 мая должна быть закончена комплексная проверка сектора безопасности и обороны Украины, после чего в течение месяца соответствующие органы обязаны предоставить предложения по их реформированию. Кроме того, кабинет министров должен до 25 июня обеспечить подготовку проекта концепции Государственной целевой оборонной программы развития вооружения и военной техники на период 2016-2020 годов.

Что стоит за новой стратегией нацбезопасности Украины, сумеет ли Киев воплотить ее в жизнь?

– Стратегия нацбезопасности Украины носит чисто декларативный характер, но в то же время имеет политическое значение, – отмечает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров. – Она еще раз заостряет проблему российско-украинских отношений, показывает курс внешнеполитической ориентации Украины на Запад, и подстегивает украинскую националистическую общественность на борьбу с Донбассом.

С практической точки зрения документ, на первый взгляд, значения не имеет. Действительно, Украина может реально восстановить территориальную целостность на Юго-Востоке, но для этого ей не нужно наращивать производство собственных вооружений – достаточно договориться с Донбассом об условиях реинтеграции. Но как раз договариваться Киев не хочет, он хочет объединяться на своих условиях – а это возможно только военным путем.

Если же идея восстановления территориальной целостности распространяется и на Крым, это означает провозглашение курса на войну с Россией. Все это – малореальные военные планы.

А план добиться независимости от России в вопросах производства вооружений и военной техники реален?

– Украина самостоятельно производит весьма ограниченную линейку вооружений. Это стрелковое оружие, танки и бронетранспортеры, примитивное артиллерийское вооружение и примитивные системы ПВО.

Серьезное и современное оружие Украина делать не в состоянии. Скажем, ей технологически недоступны ни системы типа С-300, ни гаубичная самоходная артиллерия, ни боевая авиация. На деле, возможности украинского военно-промышленного комплекса находятся на уровне Пакистана.

Если Киев полностью избавится от опеки России в области производства вооружений, это лишь дополнительно понизит военно-технологический уровень Украины, и негативно скажется на производстве того отсталого вооружения, которая «незалежная» еще выпускает, типа танка Т-64.

— Киев может закупать для своих вооружений западные компоненты?

– Теоретически – да. Но где Киев возьмет на эти компоненты деньги? Средств у него сейчас не хватает сейчас даже на элементарные нужды, не говоря о покупке западных военных технологий.

— Стратегия нацбезопасности особое внимание уделяет сближению Украины с НАТО. Как далеко может зайти этот процесс?

– В документе не сказано прямо, что цель Украины – это вступление в НАТО. Запад уже высказался на эту тему: его согласованная позиция – временно дистанцироваться от обсуждения вопроса членства «незалежной» в альянсе, поскольку это ведет к обострению отношений с Россией и тормозит Минский процесс.

Поэтому Киев прибегнул к хитроумной формулировке – «формировать условия для вступления в НАТО». Но, с другой стороны, что эти условия значат на практике? Что Украина должна быть процветающим, демократическим государством. Если бы «незалежная» действительно была таким государством, у нее не было бы нынешних проблем, да и о конфликте с Россией речь бы не шла.

Нет, конечно, Киеву на пути сближения с НАТО многого не достичь.

— Если практического смысла стратегия нацбезопасности не имеет, зачем Порошенко ее принял?

– Возможно, он сделал это ради самого главного пункта, который в стратегии имеется – ради реформы силовых структур. На мой взгляд, Порошенко хочет под благовидным предлогом провести значительные кадровые перестановки среди силовиков, и повсюду назначить своих людей.

Возможно, он хочет под «стратегическим» прикрытием сместить с поста нынешнего министра внутренних дел Украины Арсена Авакова. Или вывести Александра Турчинова из Совета национальной безопасности и обороны. А скорее всего – создать ряд параллельных военных структур, подконтрольных президенту. Например, условный Военный совет – чтобы ослабить позиции того же СНБО.

Если стратегия национальной безопасности действительно принимается ради таких реформ, можно только поаплодировать хитрому маневру Петра Порошенко.

– Слабое место новой стратегии – попытка разом решить все проблемы Украины, – отмечает директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов. – На деле, по каждому из ключевых пунктов стратегии необходима отдельная долгосрочная программа. Иначе получается конфликт целей.

Скажем, Порошенко предлагает восстанавливать территориальную целостность, и одновременно интегрироваться в европейские структуры и НАТО. Между тем, первый пункт подразумевает возобновление боевых действий в Донбассе, которые будут неизбежно проиграны – сейчас это очевидно любому независимому наблюдателю. Но главное – реализация этого пункта делает в принципе невозможным евроинтеграцию и вступление в НАТО: никто не будет интегрироваться со страной, которая ведет войну, и имеет серьезные территориальные проблемы.

Или взять пункт о независимости от России в производстве вооружений. Украина, конечно, способна производить оружие, вопрос только в том, насколько это оружие современное. Пока Киев может опираться на собственные силы только в двух секторах ВПК: производстве танков и транспортных самолетов. Но танки сейчас не являются решающей силой на поле боя, особенно в «умелых» руках украинских военных и нацгвардии, а транспортными самолетами не повоюешь.

Надо сказать, что украинский ВПК и сегодня практически не зависит от России. И к чему это привело? В Запорожье есть завод вертолетных двигателей «Мотор Сич» – во времена СССР он назывался «Моторостроитель». Авиационные двигатели, которые он выпускает, ставились на российские вертолеты. Когда Киев прекратил эти поставки, Россия довольно быстро нашла выход из положения: наладила производство моторов на заводе имени В.Я. Климова. Да, «Мотор Сич» делала для РФ 250 двигателей в год, а завод Климова пока может собирать только 50 моторов. Но наращивание объема производства – лишь вопрос времени. А вот Украина наладить выпуск собственных вертолетов «Ми-8», без кооперации с Россией, не в состоянии.

Надо сказать, сегодня встали практически все предприятия украинского ВПК – работает только Харьковский танковый завод имени Малышева, да и то символически: выпускает по нескольку танков в месяц.

Чтобы реализовать стратегию нацбезопасности, Киеву нужны деньги на развитие предприятий ВПК. Необходимые средства можно получить, например, на иностранных контрактах по поставкам оружия. Но таких контрактов нет, более того, в условиях коллапса в украинской экономике такие контракты не могут быть выполнены.

На мой взгляд, новая стратегия нацбезопасности пополнит собой череду украинских законов, собрание которых способно в будущем стать пособием по политическому идиотизму. Бумага, конечно, все стерпит, но Запад с все возрастающим скептицизмом смотрит на действия Киева…

Категория: За рубежом



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  27.04.2017
Новая российская противокорабельная ракета «Циркон» достигла на испытаниях восьми скоростей звука, сообщило агентство ТАСС со ссылкой на источник в оборонно-промышленном комплексе России. В ходе испытаний было подтверждено, что маршевая скорость ракеты в восемь раз превышает скорость звука. Ракета может запускаться с универсальных корабельных пусковых установок 3С14, которые также используются для ракет «Калибр» и «Оникс».
Геополитика  27.04.2017
ПРО США способна сбивать межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) России на 150-й секунде полета. Об этом в среду, 26 апреля, заявил начальник Центрального НИИ Войск воздушно-космической обороны РФ Сергей Ягольников. «Период подготовки применения ПРО США обеспечивает достаточный баланс времени для обстрела российских межконтинентальных баллистических ракет на восходящем активном участке траектории их полета. Получаются цифры такие. При использовании внешнего целеуказания от космического аппарата пуск противоракет возможен уже на 85-й секунде после старта МБР.
Мировой ВПК  27.04.2017
Аналитическое издание National Interest опубликовало статью «Почему Америка должна заставить Россию не нарушать договор РСМД (Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности -авт.)». Суть публикации сводится к тому, что «слабый президент» Обама не смог принудить Кремль вернуться к соблюдению буквы и духа этого соглашения, подписанного почти тридцать лет назад генсеком Горбачевым и президентом Рейганом. В статье признается, что в сохранении договора заинтересованы, прежде всего, американцы. Но для того, чтобы Путин взял под козырек, Вашингтону нужен эффективный рычаг давления на Россию.
Мировой ВПК  27.04.2017
В ночь на 7 апреля американские боевые корабли нанесли внезапный массированный ракетный удар по сирийской авиабазе Шайрат. А 25 апреля президент России Владимир Путин в Рыбинске провел заседание Военно-промышленной комиссии РФ и дал старт производству в нашей стране корабельных газотурбинных двигателей. Эти события, на первый взгляд, такие разные, настолько далеко разнесены во времени и пространстве, что совершенно не связаны между собой. На самом деле связь есть. И самая прямая.
Конфликты  27.04.2017
Начальник Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ генерал-полковник Сергей Рудской заявил, что Россия вывела почти половину своей авиагруппировки, которая располагалась на авиабазе Хмеймим в Сирии. В своем выступлении на VI Московской международной конференции по безопасности он пояснил, что военное руководство России посчитало возможным сократить количество российских самолетов в Сирии, поскольку «число террористических формирований в стране за последнее время уменьшилось».
Конфликты  25.04.2017
За последнюю неделю правительственные войска Сирии незаметно для всего мира одержали две крупные победы, стратегически сравнимые с возвращением Пальмиры. Новая конфигурация фронта позволяет назвать следующую крупную цель Дамаска – это находящаяся в центре химического скандала провинция Идлиб. Но причины для радости на этом не заканчиваются.
Конфликты  20.04.2017
С принятием Белым домом решения на агрессию против КНДР начнется период подготовки войны. Его цель – создание политических, международно-правовых, морально-психологических и военно-стратегических условий, обеспечивающих возможность и успех кампании. Развернется масштабная информационная операция по дискредитации руководства КНДР на международной арене, в государствах-союзниках и среди населения самой Северной Кореи. Особое внимание будет уделено поиску лиц из числа военных и партийных руководителей КНДР разных уровней, готовых к измене ради гарантий безопасности и денежного вознаграждения.