29.09.2014, 15:21
Страна целенаправленно глухих
Страна целенаправленно глухихМеждународная военная политика
США не готовы обсуждать с Россией способы предотвращения новой «холодной войны».

Обострение конфронтации между Россией и США в связи с событиями на Украине не просто доминирует в российском информационном пространстве, но и служит источником творческого вдохновения для отечественных масс-медиа. Не так давно стартовал совместный проект «РБК» и «Голоса Америки», который можно считать побочным медийным отголоском второго издания «холодной войны» между Москвой и Вашингтоном. На этот раз злободневному сюжету, который привлекает широкую зрительскую аудиторию, посвящена целая передача с говорящим названием «Холодная война?».

Изюминкой этого информационного продукта выступают регулярные прямые включения из студий «Голоса Америки» в Нью-Йорке и Вашингтоне, в которых принимают участие американские журналисты, политики, эксперты и общественные деятели США. В формате диалога московский ведущий и его заокеанские визави пытаются ответить на вопрос, который вынесен в название цикла передач. Участники дискуссий обсуждают причины кризиса в российско-американских отношениях, пытаются совместными усилиями понять истинную подоплеку антироссийской санкционной травли, которую организует Вашингтон, и перспективы выхода из ситуации, которая все больше приобретает тупиковый характер.

Надо сказать, что открытая на РБК-ТВ полемика приводит к неутешительным выводам. На предложение вступить в диалог в целях открытого и продуктивного обмена мнениями американская сторона отреагировала в присущей себе манере. Сводя дискуссию к ретрансляции антироссийских медийных клише, производство которых было в последние месяцы поставлено на поток штатными пропагандистами Госдепа США. Складывается полное ощущение, что американские участники дискуссии просто не слышат вопросов из России, в ответ зачитывая заученные наизусть фразы, порой невпопад.

Российскую аудиторию на голубом глазу убеждают в том, что «Россия начала эту войну (на Украине – прим. ред.)», и что санкции и жесткие меры имеют прогрессивный характер. Поскольку «помогут убедить уважаемого президента Путина прекратить эту войну». Зрителей программы эксперты, представляющие американскую сторону, ненавязчиво подводят к выводу о том, что российское руководство единолично отвечает за «прекращение огня и деэскалацию» в «незалежной», и что США вовсе не используют запрещенные приемы (как то угрозы, давление, подкуп своих европейских союзников) для разворачивания кампании по экономической, политической и информационной изоляции России.

В связи с чем возникает закономерный вопрос, имеет ли смысл вступать с дискуссию с теми, кто не заинтересован в поиске ответов на острые вопросы, а вместо этого занимаются антироссийской пропагандой с трибуны, которая была им предоставлена с для того, чтобы называть вещи своими именами и выстраивать конструктивный диалог?

На вопрос, вынесенный в название передачи «Холодная война?», трудно ответить однозначно, отмечает директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ Павел Салин.

– Если брать политическое измерение, то отношения между Америкой и Россией еще не переросли в «холодную войну». Потому что изначально под этим подразумевалось противостояние двух систем. В те времена и у США в рамках западного блока, и у СССР как лидера соцлагеря были союзники, которые автоматически занимали позицию своего геополитического патрона.

— А что, собственно изменилось? Когда фрау Меркель в угоду США продавливает в Брюсселе принятие санкций против России, несмотря на противодействие со стороны терпящего убытки немецкого бизнеса, возникает стойкое ощущение дежавю.

– У России сейчас нет стратегических союзников. Даже Белоруссия, которой часто приписывают этот статус, пытается извлекать выгоду из конфликта между Россией и США. У Америки тоже не осталось таких союзников, которые бы безоговорочно следовали в фарватере политики Вашингтона. За исключением, может быть, англосаксонских стран (в первую очередь, Великобритании). Сегодня никто не станет автоматически подписываться на участие в очередной внешнеполитической авантюре США, если это наносит ущерб национальным интересам.

Да, Вашингтону до поры до времени удается продавливать свою позицию в Европе. Но судя по реакции германского бизнеса, Берлин это не стратегический союзник. НАТО образца 2014 года это совсем не то же самое, что НАТО времен Карибского кризиса. Скорее это рудимент полноценного военно-политического блока.

А вот с точки зрения информационного противоборства, ситуация действительно очень сильно напоминает «холодную войну». В течение последнего полугода в медийном поле США пиар постепенно сменяется откровенной пропагандой. Предпринимается попытка опустить между Россией и Западом информационный «железный занавес». С тем, чтобы до западной аудитории доносилась только одна точка зрения.

— То есть наши конкуренты, упрекающие российские власти в злоупотреблении цензурой, ограничении доступа к информации, сами докатились до откровенного медийного тоталитаризма?

– Американская машина пропаганды настроена на внедрение в массовое сознание избитых штампов и расхожих клише. Это позволяет эксплуатировать рефлексы, сформированные еще в годы «первой холодной (войны – прим. ред.)».

— Что лежит в основе единомыслия резидентов «цитадели демократии»?

– Машина манипулирования сознанием в США отлажена уже давно. Просто ее механизмы не всегда видны невооруженным взглядом. Они имеют не административный, а финансово-экономический характер.

— По идее крупнейшие частные масс-медиа США должны отражать конкуренцию стоящих за ними элит. Или в области внешней политики и, в частности, по отношению к России, американские элиты консолидированы?

– Отнюдь, республиканцы сейчас активно критикуют Обаму за то, что он недостаточно жестко действует в отношении России. То есть плюрализм есть, но достаточно специфический – восприятие нашей страны как геополитического врага США это константа, варьирует только оценка уровня этой угрозы и характер реакции на нее. Я уже не говорю о том, что в США с момента возникновения этого государства сформировался элитный консенсус по базовым ценностям.

Здесь свято уверовали, что Америка это уникальная страна, «светоч демократии», который ради будущего человечества должен сохранить свое лидерство в мире. Дискуссия в политическом истеблишменте здесь может идти только о том, какие инструменты помогут Вашингтону сохранить лидерство. Конечно, в США есть политические и общественные деятели, которые выступают против гегемонистских устремлений. Их даже никто не преследует, но система выстроена таким образом, что они в итоге оказываются в информационном гетто в качестве интеллектуальных маргиналов.

Если ученый попытается изучить непопулярную в научном мейнстриме США тему геноцида индейцев со стороны белых поселенцев, его не посадят в тюрьму, а «просто» лишат грантов, перестанут приглашать на значимые мероприятия. В конечном итоге, ученый превратится в отщепенца и неудачника.

Хотя наряду с тонкими механизмами контроля над инфопотоками, в США действуют и жесткие механизмы. Так, еще до Второй мировой войны там ввели жесткий порядок регистрации иностранных СМИ, чтобы оградить общество от нацистской пропаганды. Насколько я знаю, по состоянию на нулевые годы эта норма еще не была отменена.

«СП»: – Не получается ли так, что, предлагая открытый диалог журналистам, мы в итоге, не желая того, подыгрываем Госдепу и предоставляем американским спикерам российскую трибуну для ведения пропаганды в ущерб нашим национальным интересам?

– Нельзя превращать диалог в улицу с односторонним движением.

— Перефразируя цитату из известного советского фильма «Обыкновенный фашизм» про нацистскую Германию, «но ведь есть и другая Америка».

– В свою очередь, россиянам тоже важно знать, что есть другая Америка. Диалог как таковой необходим. Чтобы граждане России и США мыслили не теми пропагандистскими штампами, которые им пытаются навязать, а воспринимали ситуацию более объемно, не в «черно-белых» цветах. Важно, как эта идея будет реализована, все дело в деталях.

В политической и интеллектуальной элите США доминируют люди, с которыми сейчас бессмысленно вести дискуссию, убежден руководитель Центра российско-американских отношений Института США и Канады РАН Павел Подлесный.

– Пытаться переубедить американских неоконсерваторов, чтобы они более объективно подходили к ситуации, это пустая трата времени. Такие передачи, скорее, предоставляют возможность нам самим лишний раз удостовериться в том, какое мнение о России превалирует в Соединенных Штатах.

— Как вы отвечаете на вопрос, вынесенный в название цикла передач на РБК-ТВ?

– Сомневаться в реальности второго издания «холодной войны» между Россией и США не приходится. Вопрос только в степени ее интенсивности и последствиях – перерастет ли она в полноценное столкновение или нет. «Холодная война 2.0» это не совсем то, что было в период противоборства двух идеологических лагерей. В этом смысле текущие события следовало бы называть «малой холодной войной».

— По аналогии с периодически повторяющимся геологическим «малым ледниковым периодом»?

– Это сравнение напрашивается, если делать акцент на периодичность. Никакие «измы» две стороны сегодня не разделяют. Построенная в РФ общественно-экономическая система, по большому счету, не представляет альтернативы тому устройству социума, который возник на Западе. Тем более, что ее основные «несущие конструкции» были заимствованы после распада СССР. Сегодня наша система и образ жизни не выглядят столь привлекательно, чтобы мы могли «бросить перчатку» США в экономической сфере.

Второе отличие второго издания «холодной войны» заключается в том, что в ней не будут принимать участия новые центры силы: ни Китай, ни Индия, ни Бразилия. Пекин уже дал понять, что, несмотря на общую симпатию к российской позиции, он не готов однозначно встать на нашу сторону в этой войне.

Третья значимая особенность заключается в том, что «холодная война» между СССР и США велась в обстановке, когда существовал риск глобального ядерного конфликта. Правда, после Карибского кризиса стороны предпринимали усилия, чтобы предотвратить или, по крайней мере, минимизировать такую опасность. Сегодня, на мой взгляд, ее нет.

— Стоит ли российской дипломатии копировать фирменные американские приемы ведения информационной войны, такие как распространение недостоверных фактов, подмена понятий, логическое передергивание, лицемерие и фарисейство, сдобренные пафосом собственной непогрешимости и т.д.?

– Не думаю, что у нас получится «переврать» американцев. В такой ситуации сильными сторонами нашей стратегии убеждения становятся открытость и откровенность. Просто нужно последовательно и четко излагать и отстаивать свою точку зрения. Например, Россию обвиняют в том, что она вернула себе Крым и поддерживает ополченцев Новороссии. Дескать, мы нарушаем тот порядок в Европе, который был установлен по завершении первой «холодной войны». С нашей стороны я не слышал ни одного осмысленного аргумента в опровержение этого притянутого за уши тезиса.

— В чем он должен состоять?

– Дело в том, что РФ не имела никакого отношения к установлению «нового порядка» в Европе после окончания «холодной войны». Нам просто не дали возможность принять участие в этом процессе, мнением Москвы никто не поинтересовался. Напомню, в основу «нового порядка» легли два процесса общеевропейского масштаба – расширение НАТО и ЕС, которые происходили одновременно. Россия не выступает бенефициаром этого порядка, а, следовательно, не обязана ему подчиняться. Он был установлен вопреки интересам, мнению и возражениям со стороны Москвы. Нужно брать пример с США в том смысле, что не стесняться говорить о том, что у нас есть свои национальные интересы, и мы их будем отстаивать. Хватит прикрываться демагогией о ценностях, мы действуем так, как американцы и Запад, в целом, действовали веками.

Эксперт Фонда развития гражданского общества Станислав Апетьян обращает внимание на то, что передача «Холодная война?» это совместный проект «Голоса Америки» и РБК-ТВ.

– «Голос Америки» это американская государственная компания, которая призвана заниматься пропагандой интересов США по всему миру. Ее аналогом в России выступает не РБК-ТВ, а агентство Russia Today. Если бы последнее было партнером «Голоса Америки» по этому проекту, то вопросов вообще не было. А так получается, что партнером американской государственной компании выступает частное российское СМИ.

— Наверняка, состоялся бы любопытный риторический поединок, но есть ли в нем смысл, выходящий за рамки развлекательного шоу? Американские визави готовы воспринимать точку зрения, которая противоречит генеральной информационной линии Госдепа?

– Дело не в том, что американские эксперты говорят по бумажке, спущенной им сверху. Многое предопределяет мессианский характер мышления, вера в собственную исключительность, которые свойственны американскому истеблишменту. Политиков в США вообще не слишком интересуют факты и объективная ситуация. Для них гораздо важнее, насколько эти факты соответствуют внешнеполитическим интересам Вашингтона.

А, во-вторых, насколько хорошо они накладываются на традиционную американскую риторику. При том, что последняя может изменяться в любую сторону в зависимости от конъюнктуры. Можно вспомнить, как сначала США представляли Саддама Хусейна в качестве «борца за свободу» против теократического режима в Иране. Но стоило ему напасть на проамериканский Кувейт (где находятся большие месторождения нефти, которые контролируют американцы), иракский лидер был переименован в воплощение абсолютного зла.

— Можно ли сказать, что фирменная американская идеологическая «мишура» про свободу слова, права человека и демократию используется для камуфлирования меркантильных интересов правящих слоев США?

– Это очевидно, а приведенной мной пример с Ираком заслуживает того, чтобы считаться хрестоматийным.

— Какой инструментарий для воздействия на общественное мнение в США следует задействовать с российской стороны?

– Естественно, что это должны быть инструменты, которые не контролируют американские политики. Один из мощных ресурсов является Интернет. Социальные сети это оружие, которое можно использовать против США. Там есть большая прослойка политизированных пользователей, которые критически воспринимают сообщения, которые исходят от американского истеблишмента. Они пока еще «не зашорены» и с ними можно пытаться выстраивать диалог. Чтобы, таким образом, ретранслировать российскую позицию по тем или иным проблемам. К сожалению, указанные инструменты пока используются РФ не в полном объеме.

Если ставить задачу убедить в чем-то американцев, то нужно выходить на них напрямую, а не за счет сотрудничества с информационными «партнерами» из США.

— В чем секрет успеха США по информационному обеспечению своей экономической и военно-политической экспансии в мире? Мы знаем, что и в России многие жертвы манипуляционных технологий со стороны США искренне убеждены, что вашингтонские «ястребы» в качестве «голубей мира» спасают Украину от агрессии со стороны России.

– Здесь можно выделить два фактора. Первый имеет структурный характер. Нужно понимать, что американские медиахолдинги присутствуют в большинстве стран мира. В том числе, они занимают лидирующие позиции в Европе и, по большому счету, определяют общую информационную картину. Европейские СМИ либо напрямую принадлежат американским собственникам, либо через какие-то совместные мероприятия.

Другая сторона, это сложная система выстраивания отношений с информационным истеблишментом различных стран. Это разного рода семинары по обучению журналистике, создание всевозможных сетевых организаций вроде «Интерньюс», которая занималась обучением журналистов из регионов. То есть целенаправленно создавалась журналистская тусовка, которая ориентирована на ключевых проамериканских спикеров. В общем, нужно проводить достаточно сложную и длительную работу по выстраиванию лояльной нам информационной среды.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Геополитика  04.05.2017
Покамест эта программа касается только русского флота. В ближайшее время он сможет нейтрализовать нынешнее подавляющее преимущество американского флота по численности и вооружению. А в перспективе это может стать проектом надевания наручников на западных варваров, когда им станет просто опасно грозить кому-то силою или навязывать свою волю "томагавками". Ибо ответ может быть быстрым, разрушительным, а главное - решительно от кого угодно!
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).