12.01.2016, 18:22
США ударят по России из космоса
США ударят по России из космосаМеждународная военная политика
Правительство США, не первый год блокирующее усилия Москвы по договоренностям о демилитаризации космоса, заявило, что не против заключения соответствующего международного договора, но все в дело в терминах, которые понимаются по-разному участниками переговоров. По словам экспертов, у американцев действительно есть свое понимание «космических вооружений», и связано это с желанием закрепить за собой позицию лидера.

В Вашингтоне призывают не торопиться с подготовкой международного договора о запрете размещения оружия в космосе. Заместитель помощника госсекретаря США по контролю, верификации и проверке соглашений Мэллори Стюарт заявила, что США принципиально не против такого договора, но нужно договориться о терминах.

С точки зрения американского правительства, в международном сообществе до сих пор нет единства мнений даже по базовой терминологии, связанной с различными аспектами деятельности человека в околоземном пространстве, прежде всего с теми, которые могут иметь военное измерение.

По ее утверждению, дело доходило до того, что «определение «космические вооружения» одной страны не совпадало с определением «космические вооружения» другой страны», «мирное, имевшее совершенно гражданскую направленность использование космического пространства (одним государством) трактовалось другим государством как своего рода размещение оружия в космосе», передает ТАСС.

«После того как мы придем к базисному консенсусу, мы сможем действительно двигаться вперед – сначала к политическим обязательствам по ответственному поведению (в околоземном пространстве), а затем, потенциально, и к договору, рассчитанному на долгосрочную перспективу», – убеждена дипломат.

Чего США не хотят делать, отметила Стюарт, «так это бросаться головой вперед в (процесс подготовки) договора, не имея понимания того, с какими определениями мы работаем», а также гарантий проверяемости соглашения.

При отсутствии этого значение договора может быть невелико, «поскольку между нами не было понимания насчет того, где мы начинали, или каким образом мы в действительности можем проверить» соблюдение соглашения, считает она.

Российская дипломатия регулярно заявляет о необходимости заключить международное соглашение о предотвращении размещения оружия в космосе. В прошлом году на Конференции по разоружению директор Департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД РФ Михаил Ульянов назвал это приоритетом.

В декабре на 70-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН была принята резолюция с призывом к скорейшему запуску переговоров на Конференции по разоружению в Женеве по выработке юридически обязывающего международного запрета на оружие в космосе. Инициатива была внесена Россией в соавторстве с Бразилией и Китаем. «За» проголосовали 129 стран.

«Примечательно, что единственным государством, выступающим против существа нашей инициативы, являются США, которые уже многие годы почти в полной изоляции пытаются блокировать последовательные усилия международного сообщества по предотвращению гонки вооружений в космическом пространстве (ПГВК). В последнее время с ними солидаризировались Грузия и Украина», – заявили по этому поводу в МИДе.


Разное понимание

«У нас более широкий подход к понятию оружия, – пояснил различия американского и российского подходов научный руководитель Московского космического клуба Иван Моисеев. – У российских военных принято весь военный космос делить на ударные системы и обеспечивающие – связь, видеоразведка, радиотехническая разведка. В свое время у нас испытывались и антиспутниковые вооружения, частично орбитальные бомбардировщики. Американцы однажды испытали антиспутниковое вооружение, запустив ракету с истребителя. У нас эти две сферы объединяют.

Американцы имеют обеспечивающие системы высокого качества на орбите, а у нас считают, что это тоже военная сфера. Американцы же полагают, что если система не ударная, она не является оружием. Этот раздел требует уточнения, причем с учетом перспектив развития и с учетом работ по антиспутниковому оружию у Китая.

Еще одна проблема – противоракетные системы США могут быть антиспутниковыми. Все эти системы надо разделить и указать, какие будут ограничены, какие нет. Это очень большая работа».

«Американцы не хотят накладывать ограничения на обеспечивающие системы, которые у них есть. Насколько известно из открытых источников, ударные системы они не разрабатывают. И естественно, хотят, чтобы договор был составлен так, чтобы то, что у них развито, принято на вооружение, в перспективе не было ограничено. У нас и у китайцев есть желание ограничить побольше», – отметил он.

Моисеев напомнил, что помимо российской резолюции есть европейский проект конвенции о поведении в космосе, поддержанный США. «Он также может рассматриваться как ограничение на ударные антиспутниковые системы. Это два документа, которые имеют одну направленность. Нужен один из них. Естественно, американцы и европейцы поддерживают свое предложение. Дальше – дело переговоров», – заключил он.


Принципиальная позиция

«Надо исходить из того, что есть, – заявил бывший замминистра иностранных дел России Сергей Орджоникидзе, участвовавший в переговорах по вопросам неразмещения оружия в космосе. – Есть договор 1967 года о запрещении ядерного оружия в космическом пространстве и российско-китайский проект договора о невыводе в космос оружия. А что американцы там понимают, трудно себе представить».

По его мнению, США в принципе не устраивает российско-китайская инициатива, и дело вовсе не в терминологии: «С ними надо, конечно, разговаривать на эту тему. Самые продвинутые противоспутниковые системы – у них и у нас. Без прогресса в этой области двух стран ничего не получится», – заметил дипломат.

Орджоникидзе отметил, что помимо США и их сателлитов есть еще группа государств, препятствующих достижению соглашения. «Этот проект тяжело шел всегда, еще в бытность мою замминистра. Я должен назвать прямо страны, которые не давали пройти этому документу: это Пакистан, Израиль, Индия – так называемые околопороговые страны, которые приближаются к созданию ракет такого рода и не исключают для себя размещение оружия в космосе», – пояснил он.

«Если посмотреть на современные военно-морские силы, военно-воздушные силы – они все связаны с космическими системами наведения. Без космоса современная армия существовать не может. Договор по космосу существует, но его недостаточно. Там же говорится только о ядерном оружии. А теперь речь идет о недопущении милитаризации космоса. Это подразумевает нераспространение гонки вооружений на еще одно пространство. Мы, да и американцы, и китайцы проводили испытания по уничтожению космических аппаратов ракетами ПВО. Это показатель того, куда может зайти гонка вооружений в космосе», – заключил он.

По мнению наблюдателей, инициатива связать размещение оружия в космосе и противоспутниковую оборону в одном договоре, на чем настаивают США, не в интересах России: российская концепция строится вокруг системы воздушно-космической обороны на основе С-500, которые предназначены в том числе для перехвата гиперзвуковых аппаратов, уничтожения низкоорбитальных спутников и космических средств поражения, запускаемых с гиперзвуковых самолетов. Соответственно, Москве невыгодно ограничивать себя в разработке противоспутникового оружия, а Вашингтону не выгодны ограничения на размещение оружия в космосе, поскольку в таких технологиях США идут с большим отрывом от остальных стран.

В частности, обращает на себя внимание проект Boeing X-37B (Orbital Test Vehicle). Этот аппарат летает с 2010 года, он может функционировать на высотах 200–750 км. Открытой информации по проекту немного, а главный его секрет – назначение. Официально говорилось, что разработку предполагается использовать для доставки грузов, однако ряд экспертов предполагает, что аппарат будет выполнять военные задачи вплоть до вывода из строя находящихся на орбите спутников.

Категория: Геополитика



Читайте также:

Геополитика  29.01.2018
Министр обороны США Джеймс Маттис заявил, что в 2018 году в Афганистане, Ираке, а также в недружественных странах «обычные войска будут брать на себя функции спецназа в военных миссиях». По его словам, которые приводит издание Military.com, Силы специальных операций (ССО) США перегружены, тогда как пехота, находящая в зоне боевых действий, отсиживается в укрепрайонах.
Мировой ВПК  27.01.2018
В январе начал испытательные полеты стратегический ракетоносец Ту-160М с заводским номером 8−04. Об этом сообщили в российском оборонно-промышленном комплексе. До конца этого года он будет передан ВКС России для эксплуатации в Дальней авиации.
Мировой ВПК  25.01.2018
Журнал Popular Mechanics сообщил, что более трети парка американских штурмовиков A-10 Thunderbolt II не способны подняться в воздух по причине изношенности крыльев. Ситуацию можно исправить, закупив у компании Boeing, выигравшей тендер на ремонт штурмовиков, необходимое количество крыльев.
Мировой ВПК  23.01.2018
На минувшей неделе РИА «Новости», ссылаясь на информацию, полученную от источника в судостроительной отрасли, сообщило о грядущей утилизации двух самых больших в мире атомных подводных лодок проекта 941 «Акула» — ТК-17 «Архангельск» и ТК-20 «Северсталь».
Конфликты  22.01.2018
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 21 января заявил, что турецкая армия фактически начала наземную операцию в сирийском Африне. Ранее генштаб Турции объявил о начале операции «Оливковая ветвь» против формирований курдов в этом районе Сирии. Операция началась в субботу в 17.00 по московскому времени. По данным генштаба, в ней участвовали 72 самолета, были поражены 108 из 113 намеченных целей.
Конфликты  12.01.2018
Основные боевые действия в Сирии переместились из восточной провинции Дэйр-эз-Зор на запад и северо-запад государства. Это связано с поражением Исламского государства. Практически полностью разгромленная группировка больше не опасна, во всяком случае, так считают в Министерстве обороны Российской Федерации. Да и последние события говорят в пользу этой версии — даже связанные с боевиками СМИ больше не публикуют столь активно новости о столкновениях с враждебными силами.
Конфликты  11.01.2018
В атаке на российские военные базы в Сирии участвовал 31 беспилотник, а не 13, как сообщалось ранее. Об этом Интерфаксу со ссылкой на свои источники заявил координатор группы дружбы парламента Сирии и Госдумы Дмитрий Саблин. По его словам, все дроны были боевыми, которыми обладают «очень ограниченное количество государств, в первую очередь, США». Саблин отметил высокую эффективность российских средств ПВО и пообещал впредь отправлять аналогичные объекты обратно — тем, кто их запускает.
Хостинг от uWeb