12.03.2015, 18:08
США пока выигрывают информационную войну
США пока выигрывают информационную войнуМеждународная военная политика
Что такое информационная война? Информация - это оружие. Владение некоторой информацией или не владение очень часто становится решающим фактором для принятия решения. Вспомним белый порошок, которым размахивал МО США Пауэлл. Информационная волна, вовремя запущенная по этому поводу, и полное отсутствие информации из другого лагеря предрешило судьбу Саддама Хусейна и Ирака. Безусловно, это был всего лишь повод, но его наличие и отсутствие противодействия предрешило результат задолго до того, как заговорили пушки.

Способы и методы информационных войн постоянно усовершенствовались и дополнялись. Социальные сети, стримы, блокировка доступа пользователей и многое другое. Это все то, что было создано и использовано штабами информационных войск только в последнее десятилетие.

Что интересно. Все исследователи сходятся во мнении, что технический прогресс в военном деле остановился. Не согласен. Да самолеты, танки, корабли, артиллерия, стрелковое оружие выпущенные десятки лет назад (зачастую даже 50 лет назад) еще считаются вполне современными. В 19-м, а тем более в 20-м веке это было бы невозможно. Что изменилось? Ничего. Просто войны и оружие стали другими. Информационные технологии, которые бурно развивались в последние десятилетия 20-го века превратили их в грозное оружие. Зачастую все теперь решается не на поле сражений, а в виртуальной реальности где «части» противника обмениваются ударами даже не подозревая о том, то могут находится в одной комнате, здании, городе, стране.

То есть мы должны понимать, что сейчас нет четкого разделения на наши/не наши исходя из национальности, социального положения или вероисповедания. Возможность дистанционно, а главное быстро влиять на умы противника (населения, солдат, руководство) стало чуть ли не важнее, чем наличие современных ВС или экономического потенциала. Поэтому я считаю информационную безопасность страны, основой современной концепции безопасности любого государства, наряду с экономикой, вооруженными силами, спецслужбами и т.д.

Как же этот компонент проявил себя на полях гражданской войны на Украине?

Для начала немного предыстории и теории. Сам термин, как и инструменты гибридных войн, были придуманы в США. Они же, вопреки всеобщему технологическому застою, бурно развивали сегмент «информационных технологий». Цель стала очевидной уже в конце 90-х, когда безжалостное уничтожение Югославии стало следствием тотальной информационной блокады и навязывания своего видения ситуации всему миру. Далее было 11 сентября 2001 года. Афганистан, Ирак и т.д. Каждый новый конфликт подтверждал правильность выбранного США пути. Их превосходство было тотальным, всеподавляющим. Именно поэтому никто не мог ничего противопоставить американской военной мощи в первое десятилетие 21 века. Даже наличие значительного военного потенциала нивелировалось мощной информационной атакой, дезорганизацией тыла, деморализацией населения, что всегда приводило к одному и тому же результату. Иногда даже и без применения обычных ВС.

Мощь транснациональных информационных сетевых ресурсов особенно ярко была продемонстрирована начиная с 2003-2004 годов. Вторая Иракская война (СNN и канал «Аль-Джазира»), первые цветные революции (интернет-журналистика). В целом стратегия и тактика применения этого оружия уже к данному времени сложились и приняли те формы, к которым мы уже начали привыкать.

Отставание нужно было ликвидировать.

Именно это стало причиной появления аналогичных «вооружений» и в России (в других странах тоже, но они нам пока неинтересны). Причем, с созданием глобального транснационального ТВ, Россия отстала на десятилетие (1996-год «Аль Джазира» и 2005 год – «Раша Тудей»), то социальные сети были освоены с «отставанием» всего на год (2005 год превращение ФБ собственно в социальную сеть и 2006 - «ВК», «Однокласники»).

И это принесло результат. Война в Сирии показала, что с единоличным доминированием США в информационной войне покончено. С большим трудом, но России удалось отстоять своего стратегического союзника, пусть и путем страшной и долгой Гражданской Войны в стране.

Проблематика нынешней войны иная. Сирию российские информационные войска отстаивали в основном во внешнем информационном поле. Борьба с противником внутри зоны конфликта, а тем более на своей территории стало их новым испытанием на прочность.

Постановка проблемы.

На театре войны (пока это в основном Россия, Украина, Европа) есть две мощные информационные группировки. Российская и американская. Начальные позиции выглядели следующим образом.

Российская группировка контролировала значительную часть информационного пространства внутри страны: все телеканалы, до 70-80% сегмента транснациональных информационных ресурсов (сайты, социальные сети), что позволяло держать ситуацию под полным контролем. На Украине телевизионный контроль был разделен. Традиционно сильное влияние российские каналы имели над Донбассом и менее значительное на Юго-Восток. Центр и Запад Украины был в большей степени под Американцами. В интернет сегменте до 30% транснациональных сетей (в основном Юго-Восток) были за Россией, до 70% за США. В Европе Россия могла доносить свою позицию только посредством РТ (Раша Тудей) и русскоязычного эмигрантского сегмента социальных сетей, которые составляли исчезающее меньшинство.

Американская группировка прочно удерживала ситуацию в Европе и имела неплохие перспективы на Украине в виду свершившегося переворота и могла проводить довольно мощные информационные компании внутри России, благодаря сегменту 20-30% в социальных сетях и иных интернет - ресурсах.

Ход войны.

США ожидаемо начали зачистку информационного поля Украины. Российские информвойска были полностью вытеснены из пространства Украины в сегменте ТВ и частично потеряли социальные сети. В то же время крымские события переросшие в «Русскую Весну» на какое-то время практически уничтожило влияние США на информационное поле России.

Наиболее упорной и непредсказуемой была борьба за Европу. Европа так долго была под тотальным контролем американских СМИ, что любые значительные подвижки казались абсолютно невозможными. Но… Кризис, переросший в войну на Украине, а затем и последствия санкций, наложенных США и на Россию, и на Европу (фактически это так), сначала пошатнули гегемонию Америки, а затем и дали почву к бурному росту антиамерикаских настроений в головах европейских обывателей. Тотальна ложь проамериканской пропагандистской машины была столь очевидна, что люди стали искать альтернативу. И очень быстро ее нашли … в том числе и в «информационных войсках России», которые на протяжении 2014 года месяц за месяцем «откусывали» европейскую аудиторию. Именно это в конечном итоге стало причиной дрейфа позиции Европы по отношению к украинской гражданской войне.

Между тем на российском фронте войны в конце 2014 года начали происходить «неприятные» изменения. Эйфория прошла. Кризис, пусть и не так очевидно, как на Украине, чувствуется, что делает информационное поле восприимчивым для «новых идей». И эти «новые идеи» пришли в интернет сегмент (тотальный контроль над ТВ сектором Кремль не упустит). Окружение России огненным кольцом фронтов будет происходить и в информационном поле. Любое антиправительственное движение поддерживается в том числе и информационно, на что не жалеют ни сил, ни средств.

Что бросается в глаза.

1. Формат канала РТ («Раша Тудей») позволил ему пробраться на практически закрытый телевизионный рынок Европы (и даже США). Можно уже уверенно сказать, что информационный прорыв на запад совершен и он будет только расширяться. Не будь нынешнего украинского кризиса, это продвижение не было бы столь стремительным.

2. В то же время нельзя не отметить некоторую консолидацию всех антиправительственных интернет ресурсов внутри России, которые видеть в одном проекте как-то непривычно (белоленточники, «патриоты», фашисты и т.д.), но логично в виду сложившейся ситуации. Их усилия направлены на то, чтобы, создав условия геополитического поражения на Украине, расшатывать ситуацию в России. А заокеанские «партнеры» обязательно этим воспользуются для окончательного и бесповоротного решения «русского вопроса».

Категория: Геополитика



Читайте также:

Геополитика  29.01.2018
Министр обороны США Джеймс Маттис заявил, что в 2018 году в Афганистане, Ираке, а также в недружественных странах «обычные войска будут брать на себя функции спецназа в военных миссиях». По его словам, которые приводит издание Military.com, Силы специальных операций (ССО) США перегружены, тогда как пехота, находящая в зоне боевых действий, отсиживается в укрепрайонах.
Мировой ВПК  27.01.2018
В январе начал испытательные полеты стратегический ракетоносец Ту-160М с заводским номером 8−04. Об этом сообщили в российском оборонно-промышленном комплексе. До конца этого года он будет передан ВКС России для эксплуатации в Дальней авиации.
Мировой ВПК  25.01.2018
Журнал Popular Mechanics сообщил, что более трети парка американских штурмовиков A-10 Thunderbolt II не способны подняться в воздух по причине изношенности крыльев. Ситуацию можно исправить, закупив у компании Boeing, выигравшей тендер на ремонт штурмовиков, необходимое количество крыльев.
Мировой ВПК  23.01.2018
На минувшей неделе РИА «Новости», ссылаясь на информацию, полученную от источника в судостроительной отрасли, сообщило о грядущей утилизации двух самых больших в мире атомных подводных лодок проекта 941 «Акула» — ТК-17 «Архангельск» и ТК-20 «Северсталь».
Конфликты  22.01.2018
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 21 января заявил, что турецкая армия фактически начала наземную операцию в сирийском Африне. Ранее генштаб Турции объявил о начале операции «Оливковая ветвь» против формирований курдов в этом районе Сирии. Операция началась в субботу в 17.00 по московскому времени. По данным генштаба, в ней участвовали 72 самолета, были поражены 108 из 113 намеченных целей.
Конфликты  12.01.2018
Основные боевые действия в Сирии переместились из восточной провинции Дэйр-эз-Зор на запад и северо-запад государства. Это связано с поражением Исламского государства. Практически полностью разгромленная группировка больше не опасна, во всяком случае, так считают в Министерстве обороны Российской Федерации. Да и последние события говорят в пользу этой версии — даже связанные с боевиками СМИ больше не публикуют столь активно новости о столкновениях с враждебными силами.
Конфликты  11.01.2018
В атаке на российские военные базы в Сирии участвовал 31 беспилотник, а не 13, как сообщалось ранее. Об этом Интерфаксу со ссылкой на свои источники заявил координатор группы дружбы парламента Сирии и Госдумы Дмитрий Саблин. По его словам, все дроны были боевыми, которыми обладают «очень ограниченное количество государств, в первую очередь, США». Саблин отметил высокую эффективность российских средств ПВО и пообещал впредь отправлять аналогичные объекты обратно — тем, кто их запускает.
Хостинг от uWeb