21.11.2015, 12:45
США опубликовали план победы в Сирии без участия России
США опубликовали план победы в Сирии без участия РоссииМеждународная военная политика
Отставной адмирал, влиятельный военный теоретик и бывший командующий войсками НАТО в Европе Джеймс Ставридис предложил свой план победы над ИГИЛ. Не исключено, что через Ставридиса свои чаянья транслируют Белый дом и Пентагон. Меж тем план адмирала подразумевает свержение Асада, оккупацию части Сирии – и не подразумевает участия в этой операции России.

Джеймс Ставридис – не просто очередной отставник, изобретающий тексты, когда надоедает ходить на рыбалку. Это один из наиболее известных американских военных теоретиков, единственный в своем роде адмирал с профильным образованием по внешней политике. Выйдя в отставку в 2013 году с должности командующего войсками НАТО в Европе (единственный морской офицер, занимавший этот пост за все время его существования), Ставридис занялся публицистикой по теории и практике войн в современных отношениях и даже был докладчиком на форумах в Давосе. Его мнение и суждения считаются достаточно весомыми, правда, при этом нет никаких подтверждений, что Ставридис – та самая фигура, которая призвана озвучивать неформальные посылы правительства. В США широко распространена практика подобной подачи идей, которые по соображениям внутриполитического характера не могут исходить от политика или действующего военного, которые связаны партийной или административной дисциплиной.

С разницей в пару дней адмирал Ставридис публикует два текста – в Foreign Policy и The Times. В первом случае он неожиданно призывает привлечь к борьбе против ИГИЛ Россию, объявив о существовании так называемой открытой коалиции, в которую могут войти «не только традиционные союзники США». Во втором – предлагает развернутый план организации процесса военных действий против ИГИЛ из восьми пунктов, в которых Россия уже не упоминается. Если совсем точно, упоминается, но, наряду с Ираном, практически случайно – как «нестандартый союзник», а главный акцент сделан на методах повышения управляемости войск коалиции (в нее Ставридис записал аж 62 государства) для того, чтобы эффективно перевести вялотекущую и не слишком эффективную операцию в решающую фазу наземного наступления против той части ИГИЛ, которая окопалась на территории Ирака.

По Ставридису, конечной целью операции коалиции должно стать установление физического контроля над крупными городскими центрами, включая Мосул и Ракку, то есть, помимо победы над ИГИЛ, подразумевается еще и оккупация значительной территории Сирии. При этом он последовательно повторяет все стереотипы американской политической концепции в регионе, начиная с «Асад – никогда!».

Большую часть жизни Ставридис служил на командных должностях именно в мультинациональных вооруженных силах, а должность командующего войсками НАТО в Европе должна была выработать у него стойкий иммунитет к «национальному разнообразию» в армии. Проблема совместимости различных военных систем государств – членов НАТО изначально была родовой травмой альянса, серьезно сказывавшейся на его деятельности даже в лучшие годы. С расширением НАТО на Восток кризис управления только усилился. Страны Восточной Европы до сих пор не завершили переход на стандарты альянса во всех военных областях – от типов вооружения и нормативов для топлива до языков управления, логистики и командной системы. Именно сейчас командование войск НАТО в Европе спешно, а где-то и где-то лихорадочно проводит попытку административной реформы, что пока выливается в создание дополнительных штабов, где на основные командные посты будут назначаться американские офицеры, а местные (например, польские и румынские) станут выполнять роль ретранслятора команд, поступающих из Брюсселя. Ставридис был одним из авторов этого плана, намучавшись в свое время координировать действия с восточноевропейскими офицерами, у которых иногда просыпается собственная гордость.

Ровно такую же схему Ставридис предлагает внедрить и в Ираке с Сирией. Создать жесткую систему командования – «хребет» из единого интегрированного командного центра, которому будут подчинены все виды и рода войск, участвующие в операции на Ближнем Востоке. Этот «хребет» возьмет на себя функции и управления войсками, и определения целей для авиаударов (здравая, кстати, мысль, учитывая первичный опыт взаимодействия российских ВКС и Генштаба армии Сирии), и обработки первичной разведывательной информации (это явно не в духе практики ЦРУ), и координации работы родов войск, включая спутниковую систему. Возглавить весь этот «супермозг» из нескольких сотен разнообразных офицеров и специалистов должен американский трехзвездный генерал, одним из заместителей которого Ставридис (что тоже весьма здраво) предлагает сделать гражданского представителя, желательно в ранге посла, представляющего какую-нибудь страну – партнера по коалиции.

Также адмирал предлагает расширить обмен разведывательной информацией внутри членов коалиции, но это, казалось бы, революционное предложение не выходит за рамки так называемой системы пяти глаз – привычной системы ограниченного обмена разведданными между США и Великобританией, в которую входят так называемые технически обеспеченные в плане разведки страны – Франция, Бельгия, Дании и Норвегия (за исключением Франции, все они – традиционно вовлеченные в британскую систему разведки государства). Это единственный пункт «меморандума Ставридиса», в котором идет речь и о России в том числе. Предлагается немного расширить «лимитированный обмен информацией» с Москвой и «воодушевить» в этом плане арабские государства, поскольку «все-таки это их регион». Повезло, то есть, арабам, что война идет в их регионе. А была бы воля Ставридиса, никаких согласованных списков целей или «неприемлемых террористических организаций» ни они, ни мы никогда не получили бы.

Отдавая дань моде, отдельным пунктом Ставридис выделяет борьбу в киберпространстве. Сейчас без этого уже и на рыбалку не ходят, а уж план борьбы против ИГИЛ тем более не может существовать без акцента на киберборьбе. Адмирал полагает, что возможности ИГИЛ в виртуальном мире слишком опасны, чтобы оставить их без присмотра. Очень возможно, что он прав, но вряд ли это зона ответственности фронтового командования. Штат объединенного штаба-«хребта» в несколько сотен человек и так представляется слишком монструозным, а теперь туда еще и профессиональных хакеров записывают (кстати, группа «Анонимус» уже добровольно взялась с этим разобраться и даже денег не просит).

Самая интересная инициатива Ставридиса – создать специальное тактическое подразделение для разведки, определения наземных целей для авиации и, наконец, организации и осуществления рейдов силами коммандос. Это подразделение должно состоять из 1000 человек под командованием бригадного (однозвездного) генерала, а основой станет штаб специальных операции НАТО с его авиационной поддержкой и собственной же разведкой. Таким образом, наземная операция, по Ставридису, будет сводиться к рейдовой тактике одной бригады спецназа, руководить которой будет динозаврообразный объединенный штаб в несколько сотен сотрудников. По крайней мере на первом этапе, который продлится невесть сколько времени. Комитету по бюджетному контролю такая идея будет особенно симпатична.

Далее следует вполне разумный в такой ситуации реверанс в сторону ЦРУ. Ставридис настаивает на координации со многими невоенными правительственными агентствами и структурами, но отдельного упоминания в этом пункте «меморандума» удостоилось только ЦРУ. Кстати, речь идет исключительно об американских государственных службах, здесь «коалиционный мотив» в рассуждениях адмирала уже не присутствует. Вообще для военного моряка признание полезности сотрудников ЦРУ в быту – серьезный удар по собственной гордости. Учитывая, какие нелегкие времена переживает сейчас американская разведка, можно сказать, что Ставридис выдал ей краткосрочный кредит, а что потребует взамен – узнаем. Обычно такие административные ходы заканчиваются масштабными кадровыми чистками, как это было несколько лет назад, когда в ЦРУ массово хлынули выходцы из морской пехоты, как правило, с опытом афганской войны и полным отсутствием навыков разведки политической. От них даже в Москве было деваться некуда, что уж говорить о центральном аппарате.

Собственно на земле Ставридис предлагает воевать чужими руками и вновь задействовать два тренировочных центра в Ираке. Первый – на базе Сил безопасности Ирака в Багдаде, второй – в курдском Ирбиле. Адмирал рассчитывает подготовить из иракцев-суннитов и курдов от 15 до 20 тысяч солдат, которыми будет командовать американский трехзвездный генерал (непосредственно под его контролем будет находиться до 60% этой армии), а в заместители предлагается определить двухзвездного генерала либо из «туземцев», либо из младших партнеров по коалиции, но знакомого с местными реалиями. Где они таких найдут – вопрос без ответа, но вот результаты боевых действий с прежними «студентами» этих американских «академий» мир уже наблюдал. Драпали они знатно, оставляя на съедение ИГИЛ целые города и такие запасы техники, что Гудериан бы позавидовал.

Примечательно, что Ставридис особо подчеркивает необходимость создания объединенного военно-воздушного оперативного центра. Это довольно странно, хотя и закономерно: американский адмирал физически не может изжить в себе практики разделения штабов родов войск, и в этом пункте противоречит своей основной идее – созданию единого управления и командования всей операцией. При этом он предлагает более широко использовать возможности Турции и стран Залива, альтернативы чему и так нет: мощностей двух авианосцев не хватит, а все аэродромы и базы НАТО расположены слишком далеко. По идее Ставридиса, авиационный командный центр должен находиться в Багдаде и снабжать логистической информацией все самолеты коалиции. Командовать всем этим должен, конечно же, американский двухзвездный генерал от авиации. В заместители к нему Ставридис предлагает определить французского генерал-майора. Этот пункт, несомненно, появился после отплытия в Восточное Средиземноморье самого несчастливого и неудачного корабля в истории французского флота – авианосца «Шарль де Голль».

Теперь – собственно наступление. Адмирал предлагает наступать на Мосул (сперва) и Ракку (впоследствии) по трем направлениям, причем на двух их них должны быть использованы исключительно «туземные» силы: курды и езиды (адмирал зачем-то выделяет именно эту религиозную группу, хотя никакими отдельными административными органами власти и сепаратными военными формированиями езиды не обладают и реагируют на изменение обстановки вокруг ситуативно) на севере и иракские силы безопасности на юге. НАТО остается лишь небольшой фланговый участок, а также бомбежки и рейды специальных сил. Наступление это предполагается начать только после того, как вся инфраструктура ИГИЛ будет уничтожена с воздуха. Критериев выполнения этого параметра нет никаких, за исключение субъективной оценки. Но ведь адмирал заранее предложил отобрать у разведки функции оценки и обработки первичной разведывательной информации, передав их в «большой» штаб. То есть оценкой обстановки и обработкой решающей для перехода к наземной операции информации будут заниматься сами военные, отшвырнув мнения специалистов. Это уже решение с далеко идущими последствиями.

Существование правительства Башара Асада и поддержку, которую оказывает ему Россия и Иран, адмирал Ставридис называет «темной тенью на солнце». Но тут он перекладывает ответственность уже на дипломатов, поскольку «переговоры в Вене только начались». Но уже из этого становится ясно, что ИГИЛ только в результате собственной наглости стала для Пентагона первостепенной (но временной) целью. Стратегической перспективой все равно остается свержение Асада, а зачем и ради чего – уже не важно. Ставридис ссылается на то, что в Вашингтоне сделаны выводы из иракских и афганской кампаний, но, судя по его же собственному «меморандуму», выводы эти слишком уж однобоки. Предлагаемая схема копирует прочие «коалиционные кампании» при абсолютном доминировании американской армии. В итоге США оказались оттеснены на вторые роли в крупнейшем военном конфликте современности, и теперь любыми средствами требуется вернуть себе лидирующую роль.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Геополитика  04.05.2017
Покамест эта программа касается только русского флота. В ближайшее время он сможет нейтрализовать нынешнее подавляющее преимущество американского флота по численности и вооружению. А в перспективе это может стать проектом надевания наручников на западных варваров, когда им станет просто опасно грозить кому-то силою или навязывать свою волю "томагавками". Ибо ответ может быть быстрым, разрушительным, а главное - решительно от кого угодно!
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).