27.03.2015, 18:05
США не имеют защиты от российского ядерного удара
США не имеют защиты от российского ядерного удараМеждународная военная политика
Несколько дней назад на блог-платформе Forbes появилась статья «США не имеют защиты от российского ядерного удара» за авторством специалиста по международной политике и безопасности Лорена Томпсона. Автор этой публикации обеспокоен существующей ситуацией в области ядерных вооружений и международных отношений. По его мнению, официальному Вашингтону следует принимать меры, направленные на сохранение безопасности государства в меняющихся условиях, с учетом существующих и возникающих угроз.

Свою статью Л. Томпсон начинает с напоминания о приоритетах американских властей. Так, администрация президента Барака Обамы предлагает включить в бюджет на следующий финансовый год дополнительные расходы на защиту от возможных угроз Афганистана, Ирака и других дружественных стран. По предложению руководства США, такие расходы должны составлять примерно 1 млрд долларов в неделю. Эти средства планируется направлять на проведение неких особых операций за рубежом.

Затем Л. Томпсон затрагивает тему безопасности самих Соединенных Штатов. Прежде всего, поднимается вопрос гипотетического ракетно-ядерного удара со стороны России. Россия, напоминает автор, располагает примерно 1600 ядерными боевыми блоками и средствами их доставки. Даже небольшая доля такого арсенала в случае удара может вывести из строя энергосистемы страны, финансовые структуры и даже всю экономику в целом. Л. Томпсон задает вопрос: сколько денег планирует потратить команда Б. Обамы на защиту США от российской ядерной угрозы?

Автор статьи тут же дает ответ: ни цента. Официальный Вашингтон не имеет подобных планов. При этом всем прекрасно известно, что большая часть российских ракет нацелена именно на объекты Соединенных Штатов. Кроме того, отношения России и США испорчены, что дополнительно ухудшает ситуацию в области ядерных вооружений.

В статье рассматривается текущая ситуация в США. Речь идет об отсутствии каких-либо средств защиты от ракетно-ядерного удара. На данный момент ядерное оружие является единственной угрозой, созданной человеком и способной в любой момент уничтожить Соединенные Штаты. Л. Томпсон предлагает представить читателю, что его знакомые и близкие погибли или ранены, а выжившие остались без крова и средств к существованию, причем происходит это не в отдаленном будущем, а уже завтра. Россия, напоминает автор, имеет возможность устроить подобную катастрофу. США, в свою очередь, не располагают средствами защиты от российских межконтинентальных баллистических ракет.

Такая ситуация никого не устраивает. На протяжении всей истории страны стремились обеспечить свою безопасность. Так, запуск первого искусственного спутника Земли, выполненный СССР в 1957 году, заставил американских военных заняться созданием систем противоракетной обороны. Тем не менее, угроза со стороны Советского Союза не уменьшалась – к семидесятым годам главный противник США располагал примерно 40 тыс. ядерных боеприпасов различных типов. К этому времени Вашингтон начал не только развивать средства защиты, но и пытаться замедлить гонку вооружений.

Л. Томпсон напоминает, что в 1972 году две сверхдержавы подписали Договор об ограничении систем противоракетной обороны. Фактически Вашингтону пришлось пожертвовать защитой своей страны, чтобы замедлить темпы гонки вооружений. Тем не менее, такое замедление не означало полное прекращение наращивания военной мощи. Страны сохранили возможность уничтожения друг друга, однако не имели подобного желания. Считалось, что потенциальный агрессор, понимая последствия ответного удара, не станет рисковать и развязывать ядерную войну.

В дальнейшем две страны договорились о сокращении своих арсеналов. Началась утилизация ядерных боевых блоков и средств их доставки. С вооружения было снято большое количество оружия, однако общая ситуация осталась прежней. Россия, как и несколько десятилетий назад, имеет возможность нанести Соединенным Штатам неприемлемо большой ущерб. Л. Томпсон полагает, что такая ситуация на международной арене в будущем не изменится. Дело в том, что Москва не доверяет Вашингтону, а ядерное вооружение пока является единственным доступным ей средством достижения статуса сверхдержавы.

Автор статьи напоминает, что некоторые руководители США, например президент Рональд Рейган, понимали сложность имеющейся ситуации. Вероятность взаимного уничтожения останавливала страны от агрессии, однако такая система была связана с определенными рисками. Так, в существующей ситуации отсутствовали какие-либо механизмы защиты от «иррациональных» противников, а кроме того, система не была защищена от несчастных случаев с катастрофическими последствиями. Наконец, ядерное оружие не могло эффективно использоваться при сбоях или повреждениях системы управления. При этом существовало понимание того, что во время конфронтации, схожей с Карибским кризисом 1962 года, велик риск неверных оценок и решений, которые могут иметь самые неприятные последствия. Когда ядерные силы готовы к боевой работе, даже самые лучшие лидеры не застрахованы от ошибок.

При Р. Рейгане шли некоторые работы в области противоракетной обороны, однако завершение Холодной войны привело к сокращению подобных проектов. Считалось, что распад Советского Союза значительно уменьшает возможные риски для США, из-за чего можно не тратить бюджетные деньги на разработку новых сложных и дорогих проектов. Интерес к противоракетной обороне не был большим до конца правления Билла Клинтона. После, уже при Джордже Буше-младшем, вероятность появления ядерного оружия у КНДР стала поводом для возобновления работ. Кроме того, тогда же США вышли из Договора по ПРО, который не позволял реализовывать все имеющиеся планы. Л. Томпсон отмечает, что в то время российское ядерное вооружение не было основным поводом для развития противоракетных систем.

Далее автор рассматривает последние события в области противоракетной обороны, относящиеся к периоду правления Барака Обамы. Администрация последнего придерживалась того же мнения, что и предыдущие президенты-демократы. Перспективная система ПРО называлась слишком сложной, чрезвычайно дорогой и способной дестабилизировать военно-политическую обстановку в мире. До прошлогодних событий на Украине официальный Вашингтон считал необходимым продолжать сокращение ядерных арсеналов и поддерживать систему ПРО, защищающую западное побережье страны от возможных атак Северной Кореи. В случае с Россией достаточным считалось наличие определенного количества ракет, необходимого для нанесения ответного удара и сдерживания.

США продолжают сдерживать Россию при помощи своей «ядерной триады» – ракет наземного базирования, подлодок и бомбардировщиков. Стратегические ядерные силы России являются главной угрозой безопасности США, и стратегия сдерживания в таком случае полностью себя оправдывает. Тем не менее, по мнению Л. Томпсона, все существующие ядерные арсеналы Соединенных Штатов при определенных обстоятельствах могут оказаться бесполезными. В существующей ситуации американские вооруженные силы не в состоянии перехватить российские межконтинентальные ракеты. Их потенциала хватит только для нанесения ответного удара, что, однако, никак не уменьшит собственные потери.

Существующая система ПРО США может противостоять северокорейской угрозе, поскольку КНДР пока не располагает большим количеством ракет. При необходимости она способна перехватывать и российские ракеты, однако при массовом запуске Россия гарантировано прорвет все существующие рубежи обороны. Таким образом, подводит итог Л. Томпсон, Соединенные Штаты могут обнаружить запуск российских ракет и ответить аналогичным ударом, но не в состоянии защитить себя от ядерных боезарядов противника.

Такая стратегическая близорукость, по мнению автора публикации The U.S. Has No Defense Against A Russian Nuclear Attack. Really, в итоге может привести к катастрофическим последствиям. США нуждаются в эшелонированной противоракетной обороне, которая сможет противодействовать российским баллистическим ракетам. Такая система должна, если не полностью уничтожать все ракеты удара, то, как минимум, предотвращать ущерб от ограниченного удара, являющегося следствием какой-либо ошибки. Л. Томпсон считает, что подобная система должна быть выполнена в виде сети наземных, морских и космических средств, которые смогут атаковать обнаруженные цели несколько раз. Так, при существовании трех эшелонов с эффективностью работы на уровне 80% вероятность прорыва даже одного боевого блока крайне мала.

Отмечается, что строительство подобной системы противоракетной обороны будет крайне дорогим. Тем не менее, Л. Томпсон предлагает сравнить стоимость этой программы с затратами на «безнадежные случаи» наподобие Афганистана и Ирака. Даже ускоренное развертывание средств ПРО должно быть ощутимо дешевле. Кроме того, расходы на строительство системы ПРО меркнут на фоне ущерба, который может нанести ядерное оружие вероятного противника. Предполагается, что всего пара российских ядерных боезарядов может нанести ущерб, равный стоимости строительства необходимой противоракетной обороны.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Геополитика  04.05.2017
Покамест эта программа касается только русского флота. В ближайшее время он сможет нейтрализовать нынешнее подавляющее преимущество американского флота по численности и вооружению. А в перспективе это может стать проектом надевания наручников на западных варваров, когда им станет просто опасно грозить кому-то силою или навязывать свою волю "томагавками". Ибо ответ может быть быстрым, разрушительным, а главное - решительно от кого угодно!
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).