26.04.2016, 21:01
США нагло нарушают Договор о СНВ
США нагло нарушают Договор о СНВМеждународная военная политика
8 апреля 2016 года исполнилось шесть лет со дня подписания Договора между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (Договор о СНВ). Также известно, что Договор о СНВ вступил в силу 5 февраля 2011 года. Срок выхода Сторон на заявленные уровни сокращения носителей и боезарядов – к 5 февраля 2018 года.

В России эти даты были отмечены заявлениями заместителя министра иностранных дел РФ Сергея Рябкова: «Договор о СНВ очень жизнеспособный, очень «сбитый», плотный и по-хорошему заряженный энергией. Текст Договора действительно отражает баланс интересов, строгий паритет. Это как точные аптекарские весы, где чаши стоят вровень, никаких отклонений от этого баланса нет. У нас не было какой-то задней мысли, что нужно что-то написать по-другому, что-то довернуть, дочистить и доправить. С политической точки зрения в условиях хаоса в некоторых регионах мира, нестабильности международных отношений в целом иметь подобный Договор, как «якорь», стабилизатор отношений полезно».

К сожалению, результаты системного анализа и значительный опыт войсковой и оперативной службы в СЯС ВС РФ показывают, что США допускают значительное количество нарушений и обходов тех статей Договора о СНВ, Протокола и Приложений к нему, контроль выполнения которых инспекциями на местах не предусмотрен. Это подтверждается следующими выводами, отражающими личную позицию автора.


Формальные преамбулы

Приходится начать наш анализ с того, что американская сторона нарушает ключевое положение преамбулы Договора о СНВ о «наличии взаимосвязи между стратегическими наступательными вооружениями и стратегическими оборонительными вооружениями, возрастающей важности этой взаимосвязи в процессе сокращения стратегических ядерных вооружений и то, что нынешние стратегические оборонительные вооружения не подрывают жизнеспособность и эффективность стратегических наступательных вооружений сторон».

Для российской стороны эта «взаимосвязь…» и ее динамика давно не соответствуют интересам военной безопасности государства, поскольку имеет место устойчивое и планомерное развертывание системы глобальной ПРО США, ЕвроПРО и других региональных сегментов и их негативное влияние на боевые возможности российских стратегических ядерных сил (СЯС). Достаточно обратиться к материалам Московской конференции по ПРО, где российскими представителями было продемонстрировано, что к 2020 году система ЕвроПРО будет способна перехватывать российские межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) и баллистические ракеты, размещенные на подводных лодках (БРПЛ).

Поэтому в США и НАТО продолжается работа по реализации второго этапа программы «Европейский поэтапный адаптивный подход» (ЕПАП). Отмечаются успешные противоракетные перехваты баллистических ракет-мишеней средней дальности, связанных с нарушением американцами Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД). Планируется отработка противоракетных перехватов противоракетами ГБИ, для чего комплектуются из различных ступеней незаявленные межконтинентальные баллистические ракеты-мишени, что означает грубое нарушение Договора о СНВ и РСМД. В Румынии приведен в готовность к боевому применению наземный противоракетный комплекс (ПРК) «Стандарт-3» мод. 1Б. К 2018 году будет развернут аналогичный ПРК с усовершенствованной противоракетой «Стандарт-3» в Польше. При этом серьезную угрозу объектам СЯС ВС РФ может представлять трансформация этих противоракет в ракеты средней дальности при условии доработки оборудования пусковых установок и системы боевого управления и связи. Не представляет серьезных технических проблем оснащение этих ПРК крылатыми ракетами типа «Томахок» блок IV. Это подтверждается значительным опытом переоборудования (по ресурсосберегающим технологиям) в СЯС ВС РФ шахтных пусковых установок и других объектов инфраструктуры под различные типы стратегических ракет. На военно-морской базе Рота (Испания) развернуты работы по оборудованию инфраструктуры для размещения кораблей ВМС США, оснащенных морскими противоракетными комплексами «Стандарт-3» и системой управления «Иджис». Реализуется также программа создания системы противоракетной обороны Ближнего Востока. В Японии под руководством США создается система противоракетной обороны Азиатско-Тихоокеанского региона, способная в перспективе перехватывать МБР и БРПЛ восточной группировки российских СЯС. Кроме того, в США ведется работа по выбору третьего позиционного района противоракетного комплекса ГБИ, при этом Договором о СНВ не запрещено «копание» шахтных пусковых установок.

Следует подчеркнуть, что данную «взаимосвязь», еще на этапе согласования текста Договора о СНВ, предлагалось оформить в специальном согласованном заявлении, которое содержало бы состав, тактико-технические характеристики, боевые возможности противоракет; обмен данными по ПРО США; состав и содержание уведомленческих и контрольно-инспекционных процедур; порядок представления информации о наращивании элементов системы ПРО США и ее региональных сегментов, а также другие данные.

Между тем после корректировки руководством Ирана своей ядерной программы американо-натовское руководство заявило об угрозах, связанных с разработкой и развертыванием Ираном и КНДР межконтинентальных баллистических ракет. В результате развертывание системы ПРО США и ее региональных сегментов идет полным ходом. Какова же система контроля выполнения бессодержательных лозунговых преамбул? В дальнейшем необходимо отказываться от таковых, поскольку они не предусматривают механизм контрольно-инспекционной процедуры.

Далее. США нарушают другую преамбулу Договора о СНВ, которая требует учитывать «влияние МБР и БРПЛ в обычном оснащении на стратегическую стабильность». Зарубежные и российские политики в области СНВ утверждают, что проведение испытательных пусков и создание в США группировки неядерных стратегических ракет давно имеет явно дестабилизирующий характер. Даже сенат США не утверждает программу финансирования работ до тех пор, пока Пентагон не представит убедительных доказательств, что пуск этих ракет, особенно с ПЛАРБ типа «Огайо», не приведет к ядерному инциденту с Россией и Китаем. Как известно, способов идентификации стартов МБР и БРПЛ с неядерными головными частями не существует. Из-за отсутствия международно-договорной базы не предусмотрено оперативного оповещения глав государств о незаявленных стартах американских МБР и БРПЛ; согласование трасс полета ракет через их территорию; уточнение районов ступеней ракет на территорию других стран, что неизбежно вызовет осложнение отношений между государствами.

Нарушение Договора о СНВ связано также с возможностью США по скрытному переоснащению МБР и БРПЛ на ядерные боезаряды, так как в Договоре о СНВ и приложениях к нему контрольно-инспекционные процедуры не определены. Под предлогом проведения испытательных пусков ракет в неядерном оснащении вполне реальным является неконтролируемое совершенствование характеристик МБР, БРПЛ, испытания новых ядерных боеголовок и других видов боевого оснащения, поскольку представление телеметрической информации по такому пуску также не предусмотрено.

Обозначились новые, очевидные нарушения Договора о СНВ в ходе реализации оперативно-стратегической концепции «Глобальный удар», связанные с проведением испытательных пусков стратегических ракет и гиперзвуковых средств вооружения (ГЗСВ), предназначенных для уничтожения критически важных и стратегических объектов противника на максимальной дальности. Так в интересах проведения летных испытаний ГЗСВ (HTV-2) осуществляется изготовление ракет типа «Минотавр», комплектуемых из ступеней снятых с вооружения стратегических ракет «МХ». Между тем данная ракета заявлена в Договоре о СНВ в качестве ракеты «существующего» типа.

По мнению российских специалистов, серьезной угрозой и дестабилизирующим фактором обстановки является наличие в боевом составе ВМС США четырех атомных подводных лодок (ПЛАРК) типа «Огайо», переоборудованных под КРМБ «Томахок» блок IV в неядерном оснащении (до 154 на каждой лодке), которые периодически находятся на боевом патрулировании. По своим боевым возможностям группировка ПЛАРК должна быть отнесена к стратегическим наступательным вооружениям, поскольку способна поражать стратегические объекты вероятного противника. При этом российские СПРН пока не способны фиксировать старты крылатых ракет данного типа.

Особую озабоченность международной общественности вызывает вполне реальная возможность оперативного переоснащения этих крылатых ракет на ядерные боезаряды. Следует подчеркнуть, что в Договоре о СНВ предусмотрена инспекция этих лодок на предмет контроля возможного обратного переоборудования пусковых шахт под БРПЛ «Трайдент-2». Однако американцы и не думают заниматься подобным наращиванием боевого состава морских стратегических ядерных сил (МСЯС), достаточно и других способов. К тому же проведена доработка крылатых ракет «Томахок» блок IV, которые обрели способность барражировать в интересах поиска и последующего поражения подвижных грунтовых ракетных комплексов.


Тринадцатая статья

Американская сторона допускает грубые нарушения Статьи ХIII Договора о СНВ: «Стороны не передают третьим сторонам стратегические наступательные вооружения, подпадающие под действие настоящего Договора… Настоящее положение не распространяется на какую бы то ни было существующую на момент подписания настоящего Договора, практику сотрудничества, включая обязательства, в области стратегических наступательных вооружений между одной из сторон и третьим государством».

Суть первого нарушения Статьи ХIII заключается в том, что американцы осуществляют незаявленную на момент подписания Договора о СНВ (8 апреля 2010 года) продажу БРПЛ «Трайдент-2» британским СЯС, участвуют в модернизации ПЛАРБ типа «Вэнгард» и различных мероприятиях по технической стыковке систем британских ПЛАРБ и головных частей с американскими ракетами, проведении автономных и комплексных испытаний. Ранее существовавшая практика передачи ракет «Посейдон», как это имело место в Договоре о СНВ-1, документально не подтверждена. Кроме продажи ракет, американская сторона в нарушение Договора о СНВ выполняет следующие мероприятия: подготовка британских специалистов; оказание помощи в изучении и освоении эксплуатационно-технической и боевой документации; стыковка систем БРПЛ «Трайдент-2» с британскими головными частями и ПЛАРБ; участие американских специалистов в приведении в готовность ракет на ПЛАРБ, их техническое обслуживание, проведение автономных и комплексных испытаний, устранение неисправности и сервисное обслуживание; участие в подготовке и проведении контрольно-боевых пусков британских БРПЛ с Восточного ракетного полигона и др. Интересно, сколько третьих государств может быть?

Суть второго нарушения Статьи ХIII связана с тем, что американцы на момент подписания Договора о СНВ скрыли свое участие в программе «Саксессор» («Преемник») по созданию новой британской ПЛАРБ с разработкой универсального ракетного отсека (Сommon Мissile Сompartment – CMC) для БРПЛ «Трайдент-2». Содержание данной программы раскрыто в многочисленных публикациях российских и зарубежных специалистов. Выяснилось, что американская корпорация «Дженерал Дайнэмикс» участвует в этой программе с мая 2012 года, то есть после подписания Договора о СНВ. Программа «Саксессор» предусматривает разработку новых ПЛАРБ, которые с 2028 года должны поступить на замену британским атомным подводным лодкам типа «Вэнгард». Ракетный отсек проектируется с заданными габаритными параметрами для перспективных БРПЛ типа «Трайдент-2», которые также будут поставляться британским военно-морским силам. Важно подчеркнуть, что британские ПЛАРБ нового поколения, наряду с ракетными отсеками, будут унифицированы с американскими стратегическими подводными ракетоносцами типа «Огайо», что позволит сэкономить ресурсы двух стран. Закладка головной ПЛАРБ планируется в 2021 году со сроком принятия ее на вооружение в 2027 году. Не трудно убедиться, что о таком сотрудничестве в Договоре о СНВ даже не упоминается.

Суть третьего нарушения Статьи ХIII заключается в том, что американцы с Великобританией осуществляют и другие виды незаявленного сотрудничества, которые Договором не регламентированы: согласование руководящих документов по ядерному планированию; выбор и согласование объектов поражения; разработка данных для прицеливания; распределение целей между носителями и боезарядами с учетом их тактико-технических характеристик и сокращения боевого состава стратегических наступательных сил США в связи с выполнением Договора о СНВ; согласование баллистической трассы пролета носителей через территорию других государств; оценка выбранных вариантов применения ядерных сил на реализуемость, совместное решение вопросов взаимодействия, обеспечения и управления; согласование и утверждение оперативных документов; разработка мер по сокращению сроков планирования и автоматизации процессов переприцеливания носителей на неплановые или вновь выявленные объекты поражения; разработка и реализация единых форм и способов боевого применения, боевого дежурства, эксплуатации вооружения и техники и др. Кроме того, в этом сотрудничестве просматривается и другой ядерный союзник – Франция.

В связи с этим вполне объяснимо следующее заявление президента Соединенных Штатов: «Вашингтон хотел бы продолжать процесс ядерного разоружения, однако пока не видит прогресса со стороны России». Еще бы! При сокращении ядерных боезарядов СНС США до уровня 1550 боезарядов и ниже перечень объектов вероятных противников и состав ядерных средств для их поражения ежегодно уточняется в ходе совместного ядерного планирования в Объединенном стратегическом командовании (ОСК) ВС США. Часть объектов вероятного противника будет назначаться для поражения ядерными силами союзников, в том числе в ходе элементарной операции, связанной с переприцеливанием БРПЛ. В качестве вероятного противника военно-политическое руководство Соединенных Штатов в последнее время все чаще указывает Россию.

Важно отметить, что заместитель министра иностранных дел РФ Сергей Рябков в интервью заявил: «На двусторонней основе с США договариваться о дальнейшем сокращении стратегических наступательных вооружений возможности больше нет. Мы не можем и дальше вести процесс сокращения, не принимая в расчет ядерный потенциал других стран, который до сих пор оставался вне усилия по сокращению ядерного вооружения». Вполне резонным является вопрос. Что же мешало заняться этим раньше, когда о ядерных союзниках было известно в рамках Договора о СНВ-1, который действовал 15 лет?

Кроме того, существуют еще и ядерные силы НАТО, имеющие на вооружении тактическое ядерное оружие (ТЯО). Следует отметить, что США, размещая ТЯО (150–200 авиабомб типа В-61) на территории ряда стран-участников блока НАТО, грубо нарушают первую Статью «Договора о нераспространении ядерного оружия» (ДНЯО). Как известно, эта статья вводит запрет для ядерных держав на передачу или предоставление управления ядерным оружием неядерным государствам, а вторая статья ДНЯО вводит запрет для неядерных держав на приобретение и использование ядерного оружия. В связи с этим известно заявление заместителя министра обороны РФ Анатолия Антонова: «Размещение США тактического ядерного оружия в неядерных странах выходит за рамки ДНЯО. Тактическое ядерное оружие, размещенное в Европе, теоретически можно за короткое время доставить к границам РФ, тогда как российское нестратегическое ядерное оружие невозможно переместить в короткое время до границы США, и оно не представляет угрозу для безопасности Америки. Ядерное оружие должно быть возвращено в США, а соответствующая инфраструктура – уничтожена».

Однако с 2013 года ведутся работы по продлению срока эксплуатации авиабомб типа В-61-3, -4, -7. В рамках модернизации этих авиабомб планируется разработка новой авиабомбы типа В61-12, которой будут оснащаться перспективные истребители-бомбардировщики F-35 и самолеты стратегической бомбардировочной авиации США. Таким образом, нарушение Договора о СНВ налицо, поскольку авиабомба В61-12 в качестве боевого оснащения для стратегических бомбардировщиков не заявлена.

Кроме того, для базирования самолетов тактической авиации-носителя ядерного оружия и самолетов-заправщиков подготовлены авиабазы Зокняй (Литва), Лиллеварде (Латвия) и Эмари (Эстония), организовано их освоение в ходе учений и боевое дежурство.

В связи с этим президент РФ Владимир Путин заявил: «Тактическое ядерное оружие США в Европе способно решать стратегические задачи».

Следующее грубое нарушение Договора о СНВ связано с тем, что стратегические бомбардировщики В-1В, заявленные в качестве носителей обычных средств поражения, таковыми не являются, что означает создание возвратного ядерного потенциала. Сохранена возможность по обратному их переоборудованию для выполнения ядерных задач. При этом российские чиновники и так называемые независимые эксперты и «мудрецы» разоруженческого толка не упоминают о том, что в рамках «старого» Договора о СНВ-1 эти бомбардировщики уже были безъядерными, «наступили на те же грабли». Разве это не грубое нарушение американцами Договора о СНВ и где ноты протеста?


Бумажное сокращение американских СНВ и выводы

Президент США Барак Обама накануне открытия саммита по ядерной безопасности в Вашингтоне заявил: «Россия нарушает Договор о РСМД. Мое личное предпочтение как президента заключается в дальнейшем сокращении нашего ядерного арсенала, однако внимание российского руководства в последнее время сместилось с экономического развития на наращивание военной силы».

Заместитель министра иностранных дел РФ Сергей Рябков ответил: «Что касается дальнейшего сокращения стратегических наступательных вооружений, то мы вышли на рубеж, когда количество ядерных стратегических средств и носителей находится на самом низком уровне, начиная с конца 50-х – начала 60-х годов».

Это вполне объяснимо, поскольку российская сторона пунктуально и ответственно выполняет свои договорные обязательства путем ликвидации уникальных видов стратегических наступательных вооружений с продленным сроком эксплуатации. В плановом порядке проводит мероприятия по строительству и развитию группировки СЯС, состав и содержание которых раскрыты в статье Виктора Есина «Носители мира», опубликованной в феврале прошлого года в одной из российских газет.

В то же время американцы, в нарушение Договора о СНВ, не выполняют главного – необратимого сокращения стратегических наступательных вооружений, прежде всего носителей и пусковых установок. При этом наивным выглядит суждение некоторых российских экспертов из научно-исследовательских организаций РАН и МО РФ, что американцы побегут сокращать и уничтожать модернизированные МБР «Минитмэн-3» и уникальные БРПЛ «Трайдент-2», закупки которых продолжаются, а также ПЛАРБ типа «Огайо» и объекты системы управления войсками (силами) и ядерным оружием. Выход на заявленный уровень сокращения СНВ (осталось два года) они осуществляют путем вывода из эксплуатации части МБР и БРПЛ, перевода их в режим хранения, уменьшения количества боеголовок с сохранением платформы разведения головных частей, а также ликвидацией стратегических бомбардировщиков выпуска 60-х годов. Вряд ли будут ликвидированы по четыре пусковые шахты на каждой из ПЛАРБ типа «Огайо», что определено в ядерной стратегии Соединенных Штатов.

Следует отдельно остановиться на реализации пункта 4 Статьи III Договора: «Для целей настоящего Договора, в том числе засчета МБР и БРПЛ: с) применительно к МБР или БРПЛ, которые обслуживаются, хранятся и транспортируются по ступеням, первая ступень МБР или БРПЛ определенного типа рассматривается как МБР или БРПЛ этого типа». Содержание этой статьи касается МБР типа «Минитмэн-3» и БРПЛ «Трайдент-2», так как российские жидкостные и твердотопливные МБР и БРПЛ обслуживаются, хранятся, транспортируются и ликвидируются как единое целое. Кроме того, имеется пункт 2 Раздела II Главы III Протокола, который также «работает» в интересах американцев: «Ликвидация твердотопливных МБР и твердотопливных БРПЛ осуществляется с использованием любой из предусмотренных в настоящем пункте процедур: а) первая ступень уничтожается с помощью взрыва, об этом представляется уведомление; b) топливо удаляется методом прожига и в корпусе ракетного двигателя первой ступени прорезается или пробивается одно отверстие диаметром не менее одного метра, или корпус ракетного двигателя первой ступени разрезается на две приблизительно равные части; c) топливо удаляется методом вымывания, и корпус ракетного двигателя первой ступени сминается, сплющивается или разрезается на две приблизительно равные части».

Таким образом, независимо от способа уничтожения первой ступени, вывод американских МБР и БРПЛ из засчета будет фиксироваться по ликвидации их первых ступеней. Куда деваются вторая и третья ступени в Протоколе к Договору, не определено. Такой вариант ликвидации уже имел место при выполнении Договора о СНВ-1 в отношении ракет «Пискипер», которые сейчас заявлены в качестве «существующего» типа, хотя в целом они не существуют. То есть проводится неполная ликвидация МБР и БРПЛ (только по первой ступени) с созданием возвратного потенциала по ракетам. Можно утверждать, что пункт 2 обеспечит безусловное сохранение ступеней МБР типа «Минитмэн-3» и БРПЛ «Трайдент-2», поскольку изготовление первых ступеней не является проблемой. Кстати, американцы завершили мероприятия по сосредоточению производства всех ступеней МБР типа «Минитмэн-3» на одном предприятии своего военно-промышленного комплекса. Зачем же российская сторона согласовала этот пункт и допустила неполную ликвидацию американских стратегических ракет? При этом российские МБР и БРПЛ уничтожаются целиком.

Выясняется, что в течение пяти лет американское руководство занималось модернизацией СНВ и попутным уничтожением ракетно-авиационного металлолома и развалившихся шахт. В вышеупомянутой статье Виктора Есина отмечается: «США существенно проще выполнить условия Договора о СНВ. Им предстоит сократить излишнее количество носителей и снять с оставшихся развернутых носителей избыточное количество боезарядов». Можно дополнить, что американское руководство особое внимание уделяет созданию возвратного потенциала за счет сохранения носителей и ядерных боезарядов.

При осложнении военно-политической и стратегической обстановки в мире, затрагивающей интересы национальной безопасности США и их союзников, американцы имеют возможность оперативного наращивания боевого состава стратегических наступательных сил до 4248 боеголовок (см. таблицу).

Необходимо подчеркнуть, что не учтены возможности по переводу стратегических бомбардировщиков В-1В в ядерный статус и оснащения БРПЛ «Трайдент-2» двенадцатью боеголовками; наличие ядерных союзников (Великобритания и Франция) и ядерных сил НАТО; влияние глобальной системы противоракетной обороны Соединенных Штатов и ее региональных сегментов на российский потенциал ядерного сдерживания; включение в состав стратегических наступательных сил высокоточного оружия большой дальности и гиперзвуковых средств вооружений, создаваемых в рамках концепции «Глобальный удар». Кроме того, имеется возможность нарастить количественный состав МБР «Минитмэн-3» за счет изготовления первой ступени. Где же оно, реальное сокращение стратегических наступательных вооружений СНС США?

Таков далеко не полный перечень нарушений американской стороной положений Договора о СНВ. Вместе с тем в Договоре имеется значительное количество ущербных для стратегических ядерных сил Вооруженных сил Российской Федерации статей, касающихся строительства и развития подвижных грунтовых ракетных комплексов. Большинство статей оказались заимствованы из текста Договора о СНВ-1. От них необходимо отказаться в одностороннем порядке, поскольку обесцениваются меры, принимаемые нами в интересах противодействия глобальному удару и противоракетной обороне Соединенных Штатов Америки. Однако это тема отдельной статьи.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  10.12.2016
Председатель совета по кораблестроению коллегии Военно-промышленной комиссии России Владимир Поспелов, вернувшийся вместе с российской делегацией из Чили после международного военно-морского салона «Экспонаваль-2016», ответил на вопросы военного обозревателя Михаила Ходаренка о состоянии российского кораблестроения.
Геополитика  09.12.2016
Вице-адмирал Джеймс Фогго, командующий 6-м флотом ВМС США, дислоцированном в Средиземноморье, сделал весьма примечательное и очень обязывающее заявление. По мнению Фогго, «длительность патрулирования американских боевых кораблей в Черном море может быть увеличена примерно до четырех месяцев». Кроме того, «если вызовы в этом регионе станут более срочными» то, считает адмирал, возможно наращивание у берегов России и численности таких кораблей.
Геополитика  08.12.2016
Спецоперация «Потрясти мир продажей пакета акций «Роснефти»» успешно завершена. Произведенный эффект превзошел все ожидания. Но за экономическими деталями соглашения скрывается не менее интересный политический подтекст. Трудно найти более знаковые структуры, нежели Glencore и Суверенный фонд Катара, символизирующие новое качество России как великой державы. Продажа 19,5% акций «Роснефти» международному консорциуму имела все признаки сложнейшей спецоперации.
Мировой ВПК  08.12.2016
На днях немецкие СМИ разразились настоящей истерикой, через которую явно проглядывается постепенно нарастающее паническое состояние. Поводом к этому стали недавние испытания российского боевого железнодорожного комплекса (БЖРК) «Баргузин», или, попросту говоря, ядерного поезда. Так, журналисты влиятельного немецкого издания Die Welt заявили, что «Баргузин» – это российское оружие, которое, пожалуй, больше всего внушает страх Западу со времен окончания Холодной войны.
Конфликты  10.12.2016
Пальмира, некогда освобожденная от ИГИЛ с помощью ВКС РФ, находится сейчас под угрозой, причем наиболее опасной за последнее время. Другое дело, что есть угроза еще опаснее. Судя по всему, США настроились на раздел Сирии в той или иной форме. По крайней мере, они резко увеличили поддержку тех сил, цель которых не свержение Асада, а отделение от него. На фоне приостановки (по гуманитарным соображениям) операции сирийской армии в Алеппо, резко обострилась обстановка в провинции Хомс, конкретно – в районе Пальмиры. Подразделения ИГИЛ предприняли весьма успешную попытку наступления на этот город сразу с нескольких направлений.
Конфликты  09.12.2016
Коалиция во главе с США в иракском Мосуле нанесла воздушный удар по больнице, которую боевики террористической организации «Исламское государство» использовали в качестве штаба. Об этом сообщила газета The Guardian со ссылкой на центральное командование вооруженных сил США. Отмечается, что за часть сооружений комплекса несколько дней шла ожесточенная борьба иракской армии с террористами, после чего солдаты запросили авиационную поддержку коалиции.
Конфликты  08.12.2016
Рамзан Кадыров не стал опровергать факт отправки чеченских бойцов в Сирию, выступив с подробным, но несколько расплывчатым заявлением по этому поводу. Ранее в Сети появился видеоролик под заголовком «Военные из Чечни отправляются в Алеппо». Военные аналитики предположили, какую именно роль в Сирии могли бы сыграть военнослужащие из Чечни. Глава Чечни Рамзан Кадыров в четверг выступил с пространным заявлением, поводом для которого стали сообщения о том, что в Сирию направлен чеченский спецназ - бойцы батальонов Минобороны «Восток» и «Запад».