31.03.2015, 15:49
Спираль смены военных доктрин теперь находится в руках России
Спираль смены военных доктрин теперь находится в руках РоссииМеждународная военная политика
Небезызвестный император Франции Наполеон Бонапарт кое-что понимал в военном деле. И однажды он изрек – ну, во всяком случае, так говорят – одну фразу, приобретшую широкую известность: «Une armee de moutons dirigee par un lion est plus dangereuse qu'une armee de lions dirigee par un mouton.». На языке страны родимых осин это звучит так – «Армия баранов, управляемых львом, грознее армии львов под предводительством барана».

Корсиканец был, в конце концов, бит русскими войсками, как были биты и швед Карл Двенадцатый, и австриец Гитлер со своими блестящими генералами прусской военной школы, но это отнюдь не повод к тому, чтобы не посмотреть внимательнее на данную хлесткую метафору. Итак – достоинство армии определяется свойствами ее командующего. И не столько индивидуальными, – хотя таланты полководцев Наполеон умело выделял и щедро награждал – сколько видовыми, хищник он, или травоядное.

То есть лев, большой котик, имеет преимущество не столько в наличии когтей, клыков и хорошо форсируемых, питаемых энергонасыщенным мясом мышц, но в его поведении, в инстинктах и опыте. В том, чего в своей эволюции был лишен баран, склонный к хождению стадом, питающийся широкораспространенным подножным кормом и имеющий вполне твердые рога и копыта. Ну, совсем не тому его учил исторически-эволюционный процесс.

Это-то великий военный авантюрист понял задолго до того, как Дарвин сформировал свое ученье. Видовые различия крайне важны не только для зверюшек, но и для армий. И если в живности они хранятся в генетическом коде, то где же они содержатся в Вооруженных силах? Ну, на низовом уровне – это Уставы. И те общевойсковые, с которыми имеют место все бойцы, и те, которые предназначены для глаз офицеров родов войск. То есть уставы и наставления родов войск – это аналог родовым отличиям в биологии.

Ну а что же тогда является аналогом генетического кода биологического вида львов? Наверное, с ним можно отождествить лишь военную доктрину государства. Военная доктрина – это система официально принятых в государстве взглядов на подготовку к вооруженной защите и вооруженную защиту той или иной страны. Понятие военных доктрин «в явном виде» достаточно ново, но из этого отнюдь не следует отсутствие их встарь – мольеровский господин Журден ведь говорил прозой, сам этого не зная.

Для того, чтобы понять, как в области военных доктрин раскручивается диалектическая спираль развития, давайте обратимся к прошлому нашей страны, к советскому периоду его истории, к имени человека, которого знают лишь истовые любители военной истории да кадровые офицеры. Российский грек Владимир Кириакович Триандафиллов учился в Российской империи на учителя. Но – вспыхнула Первая мировая. Выпускник Закавказской учительской семинарии был призван в армию. Дрался рядовым на Юго-Западном фронте, кончил Московскую школу прапорщиков, служил офицером в 6-м Финляндском полку.

После революции штабс-капитан Триандафиллов избирается солдатами командиром полка, а потом, на несколько дней, даже и 7-й армии (за это и Керенский, и Петлюра, объявляли его вне закона…). Вступает в Красную Армию, отнюдь не заболев «звездной болезнью» – бывший командарм начинает с ротного командира, лишь летом 1919-го года становясь комбатом. Учится – периодически командуя соединениями на фронте – в Военной академии. Командует корпусом, становится заместителем начальника Штаба РККА, гибнет 12 июля 1931 года в авиакатастрофе.

А незадолго до этого Триандафиллов обессмертил свое имя, представив Штабу РККА доклад «Основные вопросы тактики и оперативного искусства в связи с реконструкцией армии», в котором в виде тезисов были изложены основные взгляды на характер глубокого боя и операции. В виде книги теория глубокой операции была оформлена в его книге «Характер операций современных армий», вышедшей третьим изданием в 1936 году.

Теория глубокой операции – плод Гражданской войны в России. Если западные военные опирались на опыт Первой мировой, с ее противостоянием зарывшихся в землю сухопутных фронтов и войной на истощение, то советские командиры руководствовались успехами крупных мобильных соединений, самым известным из которых была Первая конная армия Семена Михайловича Буденного.

Интересный парадокс – относительная технологическая отсталость нашей Гражданской по сравнению с Западным фронтом Первой мировой (о тогдашних технологических достижениях см. отличную книгу: Евгений Белаш, «Мифы Первой мировой») сделало возможным применение стратегической конницы (это – официальный военный термин своего времени (интересующихся отошлем к соответствующей статье в энциклопедии «Гражданская война и военная интервенция в СССР», 1983). Именно она, с легендарными тачанками, смогла осуществлять то, что позже назовут глубокой операцией.

И именно идея глубокой операции, порожденная технологической отсталостью междоусобицы Смутного времени ХХ века, оказалась наиболее подходящей для условий ускоренно оснащающихся механизацией и бронетехникой сухопутных войск. А еще и успехи авиации дали возможность наносить мощные удары в глубину вражеского фронта, прикрывать свои ушедшие в прорыв силы, высаживать десанты… Идея глубокой операции легла в основу предвоенной советской военной доктрины.

А затем – затем случилось страшное… Страна спешно, страшным напряжением сил, индустриализовывалась. Но – она все еще сильно уступала в индустриальном развитии, особенно ключевых отраслей, нацистской Германии. (Об этом – 2-й том двенадцатитомника «Вторая мировая война».) А Третий рейх, успешно адоптировав советскую доктрину глубокой операции, блистательно применил ее на практике. И в итоге к воскресному утру 22 июня 1941 года в распоряжении Гитлера были ресурсы всей Европы, превосходно обученная армия индустриального государства и заимствованная у русских доктрина глубоких операций. Пусть военные историки спорят о степени ее идентичности блицкригу…

Победа далась нашим предкам страшной ценой. В Книге памяти Тульской области непрерывно уточняемое число ушедших на войну навсегда колеблется в пределах 182-183 тысяч человек, добавляются умершие в эвакогоспиталях, исключаются учтенные в других Книгах памяти. Но по мере накопления опыта, позволяющего использовать ту самую теорию глубокой операции, падали потери наших войск и росли потери противника. Наглядно это видно в первом томе военных дневников Константина Симонова «Разные дни войны», превосходнейшей книге.

Потом был «Ялтинский» мир. Мир, достигнутый кровью и потом русского солдата и искусством полководцев. А потом этот мир рухнул, вместе с крахом СССР. В мире к началу 1992 года оказалась одна единственная сверхдержава, США. Лавров таких она удостоилась как из-за исчезновения соперника, так и в результате победы в ходе операции «Буря в пустыне», разгрома Ирака. Казалось бы, это свидетельствовало о превосходстве ее военной доктрины. Но – только на первый, ди на не слишком компетентный, взгляд…

Сами военные англосаксы прекрасно знали, откуда взялась их доктрина, которую они, с присущей им скромностью называли RMA - revolution in military affairs . Революция в военном деле. (Подробнее – Kipp J. W. Confronting the RMA in Russia. Military Review, Foreign Military Studies Office, Fort Leavenworth, KS., June-July 1997) . На самом же деле создал ее Маршал Советского Союза Николай Васильевич Огарков, начальник Генерального штаба Вооруженных Сил СССР с 1977 по 1984 год. И называлась она – Доктрина Огаркова. Своим-то офицерам – а обманывать их крайне опасно – военные преподаватели говорили об этом прямо. (Mitchell O. S. The New High Ground: An Analysis of Space-Based Systems in the Information Revolution’ Air Force Institute of Technology WRIGHT-PATTERSONAFB OH, 2002.)

Доктрина Огаркова была развитием советской теории глубокой операции на нынешний этап научно-технического прогресса, этап, называемый информационной революцией. И суть ее была не просто в насыщении боевых порядков высокоточным оружием, но в резком улучшении взаимодействия между собой родов оружия. Достигаемого не только организационными мерами и выучкой войск, как в Великую Отечественную, но и внедрением систем C3I - Command, Control, Communication and Intelligence по армейскому обозначению англосаксов.

Именно они позволяли получаемые техническими системами разведки данные доводить до командования, помогать находить лучшие решения и вырабатывать реализующие их приказы, передавать их в войска и контролировать их исполнение. Достигать смертоносной гармонии между ударами авиации, огнем артиллерии, движением бронетанковых и мотострелковых сил. СССР добровольно ушел с геополитической арены… (Очень уместны слова великого историка Соловьева «Крамолами людей, питавших старинные притязания, нарушена была духовная и материальная связь областей с правительственным средоточием: части разрознились в противоположных стремлениях. Земля замутилась; своекорыстным стремлениям людей, хотевших воспользоваться таким положением дел для своих выгод, хотевших жить на счет государства, открылось свободное поприще.»)

Но – история второй раз, как правило, повторяется не трагедией, а фарсом. Заимствование вермахтом теории глубокой операции было величайшей военной трагедией ХХ века. А вот американцы, изящно приватизировавшие доктрину Огаркова, поймали сами себя в очень изящную и очень высокотехнологическую ловушку. Они слишком уж стали преувеличивать роль «информационного» компонента в современных войнах. Тех самых нужных и полезных – на своем месте – систем C3I - Command, Control, Communication and Intelligence, которые в 90-е годы обратились в C4I, к Командованию, Управлению, Связи и Разведке добавились Computers.

В результате слишком много внимания стало уделяться нервам, и слишком мало – мускулам и особенно костям. Пока воевали с моджахедами в Афганистане, и покупали генералов Саддама Хуссейна, это сходило с рук. (Правда, Афганистан нынче живет наркоторговлей – ну, наркоконтролевские так говорят – а в Ираке резвится Исламское государство, но это частности, скорее политические просчеты…) Но вот на территории Украины вспыхнула гражданская война. Где сторонами используется хоть и очень старая, но мощная техника. И американские военспецы, преподаватели истории из Вест-Пойнта стали внимательно изучать опыт этой войны.

И – получили очень и очень неожиданные выводы – они изложены в статье «The lessons of Debaltseve: Armored vehicles still matter, but they need to be mobile, lethal, and survivable», опубликованной респектабельнейшим американским изданием Foreign Policy. Оказалось, что янки готовились совсем не к той войне, что нынче полыхает в Европе. (Гражданская на Донбассе – сугубо европейская война…) Уроки отступающих из Дебальцевского котла украинских войск явились абсолютно обескураживающими.

Оказалось, что самая высокая выживаемость была у тех украинских военных, кто бежал из котла пешком, лесами и перелесками. (Говорить о боевом потенциале таких «окруженцев» бессмысленно, хоть матери и должны радоваться, что детям не пришлось умереть за интересы миллиардеров…) А вот те, кто организованно, по всем правилам западной военной науки – к животворящим родникам которой успели припасть киевские генералы и офицеры – пытался выйти в колоннах и по дорогам, оказались в самом скверном положении.

Дело в том, что колесная слабобронированная, а то и вовсе небронированная техника сковала маневр и подвижность бронированных гусеничных машин, унаследованных от СА танков и БМП. А это сделало и их легкой (ну, относительно, конечно – легко на войне не бывает) мишенью для старых советских пушек ополченцев. Так что потери у спасающих свою жизнь в колоннах оказались максимальными.

И вот это-то заставляет преподавателей истории из Вест-Пойнта задуматься. И не о частностях, а о самой военной доктрине США. Поскольку боеспособными для той войны, что сейчас идет в Европе, оказываются лишь тяжелые бригадные боевые группы Армии США, вооруженные танками M1 Abramsи БМП M2 Bradley. Причем M1 Abrams универсальным танком не является – его проектировали в годы Холодной войны для борьбы с советскими танками на Европейском ТВД (примерно для этого германские инженеры когда-то создали «Konigstiger»), у его 120-мм орудия с унитарными снарядами нет даже полноценного фугаса.

А вот разрекламированные бригадные боевые группы на колесных машинах Stryker хороши лишь возможностью быстрой аэротранспортировки. Ну а чем хороши легкие бригадные боевые группы на «хаммерах», которые обожает Голливуд, сказать вообще трудно… Плохо им без авиации! Но довольно многочисленные ВВС ВСУ были уничтожены архаичным ПВО ополченцев достаточно быстро. А современная войсковая ПВО РФ – от компактных тульских «Панцирей» до рекордных машин «Алмаз-Антея» – вообще не имеет аналогов в мире, и способна надежно прикрыть поле боя.

И вот это-то очень не нравится военспецам из Вест-Пойнта. Заложив в свою военную доктрину слишком большую роль «нервов», информационно-компьютерных систем, они оказались в положении очень хитрого человека, не позаботившегося о том, чтобы обзавестись прочным костяком и мощными мускулами. Все гибко-аэромобильное хорошо для неоколониальных войн, а не для полноценной схватки современных армий.

А вот действующая Военная доктрина Российской Федерации, похоже, является документом в высшей степени сбалансированным и своевременным. Учитывая все многообразие потенциальных военных угроз нашей стране, она перебрасывает мост от советского «индустриального» периода строительства Вооруженных Сил, к новой армии постиндустрильно-информационного общества, готовой к отражению вероятных в этот период истории угроз. Подробно описать ее – нужны многие тома. Но краткое описание сделать вполне можно.

Теория глубокой операции Триандафиллова диалектически соединяла опыт Гражданской с возможностями систем оружия, появившихся в результате индустриализации, танков и авиации. Доктрина Огаркова объединила опыт операций Великой Отечественной с потенциалом управляемого оружия. А современная Военная доктрина РФ исходит из структуры современного глобализированного и информатизированного мира, в котором предстоит защищать свои интересы новыми средствами. Прочтите эти слова – «воздействие на противника на всю глубину его территории одновременно в глобальном информационном пространстве, в воздушно-космическом пространстве, на суше и море», находящиеся в живой связи с учением Триандафиллова.

А конфликты в нынешнем мире включают и «комплексное применение военной силы, политических, экономических, информационных и иных мер невоенного характера, реализуемых с широким использованием протестного потенциала населения и сил специальных операций», и «массированное применение систем вооружения и военной техники, высокоточного, гиперзвукового оружия, средств радиоэлектронной борьбы, оружия на новых физических принципах, сопоставимого по эффективности с ядерным оружием, информационно-управляющих систем, а также беспилотных летательных и автономных морских аппаратов, управляемых роботизированных образцов вооружения и военной техники».

Военная доктрина РФ обеспечивает готовность ко всему этому – причем на прочном костяке, унаследованном от индустриальной эпохи развития, обретших новые возможности бронетехники и артиллерии. Именно так оценивают ее современные западные аналитики из влиятельного The National Interest – Welcome to Cold War 2.0: Russia’s New and Improved Military Doctrine. Именно так провернулась диалектическая спираль в области военного дела.

И хочется надеяться, что эта спираль максимально глубоко войдет в мягкие ткани тех, кто захочет попробовать ее на прочность.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  18.11.2017
The National Interest продолжает знакомит читателей с небывалыми качествами «чемодана без ручки». То есть неудачного легкого истребителя F-35, на который уже потрачено столько денег, что отказаться от него уже невозможно. Слабые летные характеристики компания «Локхид Мартин» уже давно пытается скомпенсировать мощным программным обеспечением, которое должно быть чуть ли ни умнее пилота. В статье говорится, что по-настоящему прекрасный истребитель появится в начале двадцатых годов, когда будет готов программный блок с индексом Block IV. А пока придется полетать на том, что имеем.
Геополитика  17.11.2017
Согласно текущим взглядам военно-политического руководства Соединенных Штатов, наземная компонента стратегических ядерных сил является главной составляющей американской ядерной триады. Это обусловливается следующими отличительными особенностями межконтинентальных баллистических ракет наземного базирования: высокая готовность к нанесению ракетно-ядерных ударов в ходе любой стратегической наступательной операции и способность к реализации различных по характеру форм и способов боевого применения (превентивный, ответно-встречный или ответный ядерные удары в любых условиях текущей военно-политической и стратегической или оперативно-тактической обстановки); высокая надежность и всепогодность несения ими боевого дежурства и боевого применения по предназначению, а также способность обеспечить поражение с высокой точностью и эффективностью любых имеющих стратегическую важность различных по типу объектов противника. При этом атомные подводные ракетоносцы, вооруженные баллистическими ракетами, рассматриваются в первую очередь как средство для осуществления гарантированного ответного ядерного удара.
Мировой ВПК  16.11.2017
На Украине появилась вертолетостроительная промышленность. Об этом своим читателям поведал издающийся в Киеве еженедельник «Деловая столица». При этом продукция новоиспеченной промышленности называется в статье «смертоносными птицами» и «ракетоносцами».
Мировой ВПК  15.11.2017
У меня нет иллюзий относительно способности тех, кто еще смотрит ящик идиота, выйти из летаргического ступора благодаря предупреждениям Пола Крэга Робертса, Уильяма Энгдаля, Дмитрия Орлова, Андрея Мартьянова и моим. Но мы должны продолжать делать это потому, что партия войны (Единая Партия Неоконов), кажется, старается изо всех сил разжечь конфликт с Россией. Поэтому я и предлагаю объединить понятия «война с Россией» и «неотвратимые личные страдания», показав, что если на Россию нападут, два наиболее святых символа США — авианосцы и сам американский материк — будут немедленно атакованы и уничтожены.
Конфликты  13.11.2017
Разведкой ДНР отмечена ротация подразделений ВСУ на мариупольском направлении В связи с этим заместитель командующего оперативным командованием Донецкой народной республики Эдуард Басурин не исключает обострения ситуации. По словам представителя военного ведомства ДНР, отмечено прибытие на мариупольское направление 501 обМП (отдельного батальона морской пехоты) 36 обрМП (отдельной бригады морской пехоты) предположительно для ротации подразделений 1 обМП. Басурин убежден, что прибытие очередных военных только усугубит и «без того сложную ситуацию вблизи линии соприкосновения на Мариупольском направлении».
Конфликты  11.11.2017
Сирийские войска президента Башара Асада при поддержке ВКС России взяли последний оплот «Исламского государства" - Абу-Камаль. Часть террористов, удерживавших город, уничтожена, часть переправилась через Евфрат и движется в северном направлении. Об этом с пятницу, 10 ноября, заявил министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу на военной коллегии России и Белоруссии.
Конфликты  08.11.2017
Исламское государство уже практически не существует, и его некогда мощная армия постепенно превращается в разрозненные и деморализованные партизанские отряды. Они совершают вылазки, предпочитают диверсии, но больше не могут организовать полноценное наступление. Конечно, это еще не конец, но больше Исламское государство не будет угрожать территориальной целостности Сирии. Окончательно это стало ясно после полного освобождения от боевиков города Дэйр-эз-Зор. Вероятно, пару серьезных сражений они еще дадут, но скоро на востоке страны станет спокойно, по крайней мере, на время, пока не станет ясно, чего друг от друга хотят курды и официальное правительство.