17.03.2015, 13:34
Спасет ли экономику России «дешевый» рубль?
Спасет ли экономику России «дешевый» рубль?Международная военная политика
В Москве прошел очередной инвестиционный форум. Участники оптимистично сошлись на мнении о том, что «власти прислушались к инвесторам» (РБК), а также что «дешевый рубль» делает российскую экономику конкурентоспособной. Значит, все в порядке? А те, кто, как, например, автор этих строк, выступили против осуществленного российскими властями целенаправленного обрушения рубля, охарактеризовали его как прямое нарушение Конституции и требующее расследования уголовное преступление, посрамлены?


Скрепы и разломы

Нынешний год у нас во многих отношениях юбилейный – масса юбилейных и памятных дат, а также годовщин. Наряду с общеизвестным - предстоящим в мае юбилеем Победы, еще и:

- тридцать лет приходу к власти Горбачева и фактическому старту «Перестройки» (март);

- четверть века отмене шестой статьи советской Конституции (также март);

- двадцать лет созданию вопреки Президенту Ельцину Счетной палаты России;

- двадцать лет протаскиванию как спецоперация нынешнего закона о Центральном банке (апрель);

- двадцать лет попытке взятия Западом под свой контроль всех наших природных ресурсов оптом через протаскивание изначально недвусмысленно колониального варианта закона «О соглашениях о разделе продукции» (июль-декабрь);

- двадцать лет «кредитно-залоговым аукционам» (ноябрь-декабрь), в результате которых самые сливки российского природно-ресурсного комплекса, предварительно собранные в единые удобные для отчуждения крупные концерны (в том числе, «Норильский никель», «Сибнефть» и «ЮКОС») были у государства притворно и противозаконно украдены.

Великую Победу у нас принято рассматривать как один из безусловных символов и объединителей страны, залогов возможности славного не только прошлого, но и будущего. Но что же в отношении иных перечисленных событий? Играют ли они в нашей истории какую-то роль? И если в отношении того, что трактуется как «скрепы», мы наблюдаем масштабную пропагандистскую кампанию, то достаточно ли в отношении явных разломов и мин, заложенных под наше будущее (имею в виду, прежде всего, нынешнюю банковско-финансовую систему и олигархический захват основных ресурсов государства), одного лишь замалчивания или ретуширования фактов?

В отношении преступлений периода нашей новейшей истории нынешняя российская власть – безусловно охранительная. Не только преступно организованная и проведенная приватизация «не подлежит пересмотру». Ни пересмотру, ни осуждению, ни наказанию (в отношении «героев») равно не подлежит и весь комплекс преступлений по сдаче стратегическому противнику долгосрочных интересов страны и попутному разграблению своими собственными силами всего, до чего только руки власти дотянулись. Соответственно, «герои» сдачи страны и ее разграбления периода «лихих девяностых» и поныне, в основном, либо на высоких госдолжностях, либо, как минимум, на управлении госсобственностью. Те же, кто уничтожению страны противостоял тогда, и поныне в противостоянии – уже нынешней власти, безусловно преемственной своей предшественнице периода «лихих девяностых».

Вопрос: когда действительно мощным скрепам, но скрепам старым, родом из уже сравнительно давнего прошлого, противостоят все новые и новые рукотворные разломы, никоим образом не преодолеваемые, хватит ли сил у старых скреп эти новые разломы сдержать?


Вместо статьи шестой – статья семьдесят пятая?

Ради чего тогда, четверть века назад, отменяли приснопамятную шестую статью советской Конституции - о КПСС как руководящей и направляющей силе советского общества? Чего ожидали от этого? Естественно, ожидали, что «расцветут все цветы», причем, на равных.

А что получили? Получили подтверждение старой истины о том, что свято место пусто не бывает. При отсутствии фундаментальных антимонопольных ограничений и, что еще важнее, готовности общества жестко и последовательно противостоять любой новой монополизации, получили незамедлительный приход и утверждение монополии новой. Но уже радикально менее публичной и, как следствие, несопоставимо более криминальной.

Если для сокрушения прежней монополии достаточно было подрубить ее правовую основу – прямую запись в Конституции об исключительных правах, то новая монополия сложнее и изощреннее.

Помните старый (советских времен) анекдот о «добровольно и с песнями»? Ни остроумные выдумщики – авторы этого анекдота, ни те, кто радостно ему смеялись, не могли и представить себе, насколько это «добровольно и с песнями» окажется нашим общим фатальным будущим при уже совершенно другом социальном строе. Разница лишь в том, что тогда «добровольно» означало административно-принудительно. Теперь же люди (и отдельные граждане, и целые предприятия) массово оказываются в такой ситуации, когда иного способа выжить, кроме как, действительно, «добровольно» пойти в фактическое рабство, у них в принципе нет.

В рабство к кому?

Ответ содержится в данных, которые я уже несколько раз за последнее время цитировал, но повторить которые совсем не вредно. Если по большинству развитых стран мира доля финансовых активов, принадлежащих банкам, от общего объема финансовых активов страны составляет чуть более половины, то в нынешней России эта доля доходит до 85-90% (по данным ректора Финансового университета при правительстве РФ). И после этого львиная доля (по некоторым оценкам – свыше трех четвертей) всей «антикризисной» помощи правительства из бюджета и разнообразных резервных фондов направляется кому? Правильно – банкам.

Подчеркиваю: не должникам банков, оказавшимся в сложном положении не по своей воле, а, в большинстве своем, конкретно сейчас – прямо по вине власти, но банкам. Что никак не помешает последним продолжать выжимать из должников все до последней рубашки. Никакими обязательствами банков по смягчению требований к должникам помощь, оказываемая сейчас банкам за наш общий счет, разумеется, не обуславливается.

Тем не менее, главная моя претензия здесь – отнюдь не к «либеральному правительству» - оно здесь не более чем на подтанцовке. Важнее понимать, кто здесь теперь новая «руководящая и направляющая» сила. И кто же? Да тот, о ком речь не в 6-й статье Конституции старой (советской), а в статье 75-й Конституции нынешней.

Кто запросто сначала сам искусственно вдвое обвалил рубль, а затем, якобы для борьбы с этим обвалом, вдвое задрал процентную ставку по кредитам? В результате чего огромное количество ранее вполне успешных и сравнительно рентабельных предприятий оказались вынужденными либо переоформлять кредиты на оборотные средства (подчеркиваю: не на развитие, которое можно иногда и притормозить, а на элементарное выживание) уже под 30-35% годовых, что для большинства из них - прямой путь к быстрому разорению, либо приступать к самоликвидации немедленно (см. мою статью «Россия-2015: вырваться из капкана или погибнуть?»).

Обратите внимание: никаких совещаний в Политбюро, никаких постановлений ЦК. Можно сказать, только Президент успел рассказать всем нам, какая у нас теперь крепкая и надежная валюта, и тут раз – и тот же Президент уже рассказывает нам, как выгоден стране подешевевший рубль…

Так это Председатель ЦБ у нас такая всесильная, что запросто может манипулировать даже Президентом, и потому все, под руководством известных провокаторов, завтра же выходим на демонстрации с требованием национализации исключительно Центробанка? Или же, напротив, не забываем, что на смену монополии публичной пришла монополия скрытая и криминальная, в которой банальный «перевод стрелок» (включая сознательно заложенный и в Конституцию) - самое святое дело?


Сравнивая с соседом-конкурентом

О ценностях, в том числе, о таких, как конкуренция или же, напротив, монополизация, свободный рынок или плановое администрирование, у нас спорят обычно, вроде как, прогрессивные либералы и реакционные государственники-ортодоксы. Первые, понятно, за все конкурентное и рыночное. Вторые, вроде как – против этих ценных достижений исторического прогресса.

Но вот ведь незадача: если именно первые занимают все ключевые посты в государственной власти, включая и пост Президента, и Парламент, и Правительство, и Центральный банк, то что же еще мешает становлению полноценного свободного конкурентного рыночного пространства?

Вот и на очередной «инвестиционный форум» собрались сплошь одни самоназванные «рыночники». И дружно затем утверждают, что нынешний «дешевый рубль» - благо: мол, снижение издержек повышает конкурентоспособность наших товаров. Даже Китай в пример приводят.

Но в Китае для промышленности и сельского хозяйства, кроме дешевой рабочей силы (на что теперь уповают наши «рыночники») и планового стимулирования развития (что наши, напротив, решительно отрицают), стоит напомнить, есть еще и:

- практическая госмонополия на важнейшие собственные природные ресурсы, прежде всего, редкоземельные металлы, а также почти полная защита в рамках даже и ВТО своей науки и своих высоких технологий (для геофизических исследований – более чем на 90%) в сфере недропользования;

- доступ к интенсивно развиваемой государством инфраструктуре;

- дешевые энергоресурсы;

- дешевые кредиты на развитие;

- эффективный валютный контроль (юань – до сих пор не конвертируемая в полном объеме валюта);

- отказ от признания в полном объеме западных прав интеллектуальной собственности, что на этапе догоняющего развития позволяет радикально удешевлять производство фактически копируемой продукции;

- масштабная господдержка экспорта;

- железный правовой порядок и безопасность;

- жесточайшее пресечение коррупции, в т.ч., притесняющей предпринимательство;

- адекватная задачам развития прогрессивная шкала подоходного налогообложения, при которой ставка варьируется от 3 до 45%, причем, с заработков, эквивалентных нашим 45 тыс. руб. в месяц, налог берется лишь в размере до 10%, при том, что реальная стоимость жизни (жилья, продуктов питания и, тем более, промышленных товаров) в Китае существенно ниже, нежели в России.

Где хотя бы что-то из этого у нас?


Запрет на рыночную экономику

Сколько же можно объяснять (правда, не совсем понятно, кому – наверху, очевидно, никто ничего слышать не хочет), что «дешевая» национальная валюта – это всего лишь один из множества инструментов промышленной политики. В одиночку – совершенно ничего не решающий. А в условиях открытости национальной экономики, при ее преимущественно сырьевой ориентации (а вся прочая ориентация у нас еще даже не в проекте, а лишь в разговорах), несущий в себе не столько плюсы, сколько, напротив, один сплошной минус – неограниченное вымывание ресурсов (как природных, так и кадровых) из страны, лишение наших потомков базы для будущего развития.

Когда же очередной высокопоставленный госчиновник или привластный «рыночник», как, например, «уполномоченный по правам предпринимателей при Президенте», вместо защиты этих самых предпринимателей от потери по воле властей оборотных средств и доступа к кредитам, на всех каналах рассказывает о преимуществах «дешевого» рубля, о том, как он снизит издержки и повысит конкурентоспособность, мне хочется спросить: чьи именно издержки? Конкурентоспособность какого именно товара (кроме не переработанного сырья, разумеется)?

Столько лет власти целенаправленно душили все, что только могло самостоятельно шевелиться, а совсем только что, не моргнув глазом, взяли и разорили тех, кто был более или менее дееспособен: задрали до небес налоги, в т.ч. на недвижимость, взвинтили цены на энергоресурсы, наконец, обесценили вместе с рублем и накопления, и оборотные средства и, одновременно, окончательно лишили доступа к кредитам. Так и кто же теперь сможет воспользоваться так пропагандируемыми преимуществами «дешевого рубля»? Не иначе, как только шустрые иностранные «инвесторы», для которых, надо понимать, все площадки сейчас так тщательно и расчищаются?

Кстати, ответ на этот вопрос есть, и весьма официальный. Фактически ответила на этот вопрос только что наш председатель Центрального банка – в своем выступлении, посвященном снижению «ключевой» ставки ЦБ с 15 до 14 процентов. А именно: мол, мы понимаем, что ставка запретительная, значит, правительство должно оказывать помощь тем, кому необходимо...

Надо ли эти признания переводить на общепонятный русский язык?

Перевожу: «запретительная ставка» по кредитам в рыночной экономике означает запрет на участие в рыночных отношениях, практически, запрет на товарное производство, создаваемое на рыночной основе.

Есть ли вопросы?

То есть, у нас расставленными на все ключевые посты нынешним Президентом самыми что ни есть «рыночниками» (уж куда «рыночнее» Набиуллиной – верной ученицы гайдаровского министра экономики Ясина и жены ректора придворной Высшей школы экономики Кузьминова?) строится такая «рыночная» экономика, в которой никакой свободной рыночной конкуренции не может быть в принципе. Она периодически тем или иным способом решительно пресекается. После чего дружный хор привластных пропагандистов такого «рынка» рассказывает нам о безусловных преимуществах новой ситуации – для новых «рыночных» игроков, приходящих на расчищенную площадку. Кому правительство поможет, тот и выживет. Или придет на освободившееся место. И плюс добрый иностранный «инвестор», для которого, надо понимать, так любезно расчищается поляна… 


Переживаем за рыночную экономику или за деградацию страны?

«Так это же - все тот же совок!», – презрительно бросают разоблачители нашей нынешней власти справа – со стороны, вроде как, либерально-свободолюбивой части обслуги олигархата.

Упрек, мягко говоря, не точен и не адекватен.

У Госплана и советского планирования было много недостатков, но тогдашнее планирование и администрирование точно не были изначально направлены на максимизацию прибылей какого-либо привластного олигархата и, тем более, олигархата зарубежного, транснационального.

Нынешние же наши правители – не то, чтобы и впрямь такие уж упертые рыночники, но демонстративная приверженность к «рынку» как абсолюту обосновывает их отказ в применении адекватных нашей практически военной ситуации принципов публичного целеполагания и четкого стратегического планирования, а также известных механизмов экономического стимулирования в целях достижения плановых результатов экономического развития.

Были бы они и впрямь маньяки исключительно одной лишь неограниченной конкуренции и подлинно свободного саморегулируемого рынка – что ж, не вполне адекватно нашей нынешней (требующей осмысленной мобилизации) ситуации, но с этим, что называется, еще можно было бы работать. Были бы трудности с организацией ускоренного целенаправленного развития, но точно не было бы обрушения своей национальной валюты, задранных до небес ставок по кредитам, да и вообще всего нынешнего искусственно организованного кризиса.

Были бы они ортодоксы-бюрократы от экономики (если, допустим, приходится выбирать исключительно из самых крайностей) – тоже были бы проблемы, но были бы и возможности какой-то концентрации ресурсов для выживания и будущего развития, как минимум, недопущение нынешнего масштабного вымывания всех ресурсов из страны.

А вот лицемеры, очевидные мошенники, лишь прикрывающиеся красивыми лозунгами о свободе и конкуренции как о двигателях развития, но на каждом новом этапе вновь и вновь разыгрывающие один и тот же сценарий очередного ограбления страны, да еще и пафосно рассуждающие о том, что это в интересах развития – что может быть пагубнее для любого государства?

Категория: Экономика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  09.12.2016
Вице-адмирал Джеймс Фогго, командующий 6-м флотом ВМС США, дислоцированном в Средиземноморье, сделал весьма примечательное и очень обязывающее заявление. По мнению Фогго, «длительность патрулирования американских боевых кораблей в Черном море может быть увеличена примерно до четырех месяцев». Кроме того, «если вызовы в этом регионе станут более срочными» то, считает адмирал, возможно наращивание у берегов России и численности таких кораблей.
Геополитика  08.12.2016
Спецоперация «Потрясти мир продажей пакета акций «Роснефти»» успешно завершена. Произведенный эффект превзошел все ожидания. Но за экономическими деталями соглашения скрывается не менее интересный политический подтекст. Трудно найти более знаковые структуры, нежели Glencore и Суверенный фонд Катара, символизирующие новое качество России как великой державы. Продажа 19,5% акций «Роснефти» международному консорциуму имела все признаки сложнейшей спецоперации.
Мировой ВПК  08.12.2016
На днях немецкие СМИ разразились настоящей истерикой, через которую явно проглядывается постепенно нарастающее паническое состояние. Поводом к этому стали недавние испытания российского боевого железнодорожного комплекса (БЖРК) «Баргузин», или, попросту говоря, ядерного поезда. Так, журналисты влиятельного немецкого издания Die Welt заявили, что «Баргузин» – это российское оружие, которое, пожалуй, больше всего внушает страх Западу со времен окончания Холодной войны.
Геополитика  07.12.2016
Слова президента Казахстана о колониальном прошлом страны вызвали бурную реакцию в России и были расценены как антироссийские. Безусловно являясь таковыми по сути, они отражают крайнюю сложность ситуации, в которой оказался и Назарбаев, и его молодое государство. Как Россия должна относиться к подобным высказываниям?
Конфликты  10.12.2016
Пальмира, некогда освобожденная от ИГИЛ с помощью ВКС РФ, находится сейчас под угрозой, причем наиболее опасной за последнее время. Другое дело, что есть угроза еще опаснее. Судя по всему, США настроились на раздел Сирии в той или иной форме. По крайней мере, они резко увеличили поддержку тех сил, цель которых не свержение Асада, а отделение от него. На фоне приостановки (по гуманитарным соображениям) операции сирийской армии в Алеппо, резко обострилась обстановка в провинции Хомс, конкретно – в районе Пальмиры. Подразделения ИГИЛ предприняли весьма успешную попытку наступления на этот город сразу с нескольких направлений.
Конфликты  09.12.2016
Коалиция во главе с США в иракском Мосуле нанесла воздушный удар по больнице, которую боевики террористической организации «Исламское государство» использовали в качестве штаба. Об этом сообщила газета The Guardian со ссылкой на центральное командование вооруженных сил США. Отмечается, что за часть сооружений комплекса несколько дней шла ожесточенная борьба иракской армии с террористами, после чего солдаты запросили авиационную поддержку коалиции.
Конфликты  08.12.2016
Рамзан Кадыров не стал опровергать факт отправки чеченских бойцов в Сирию, выступив с подробным, но несколько расплывчатым заявлением по этому поводу. Ранее в Сети появился видеоролик под заголовком «Военные из Чечни отправляются в Алеппо». Военные аналитики предположили, какую именно роль в Сирии могли бы сыграть военнослужащие из Чечни. Глава Чечни Рамзан Кадыров в четверг выступил с пространным заявлением, поводом для которого стали сообщения о том, что в Сирию направлен чеченский спецназ - бойцы батальонов Минобороны «Восток» и «Запад».