09.10.2015, 17:13
Смотрим на Сирию, Донбасс — в уме
Смотрим на Сирию, Донбасс — в умеМеждународная военная политика
Можно ли увязывать между собой события на Ближнем Востоке и Украине?

С самого начала российской операции в Сирии мировые СМИ наперебой обсуждали подробности возможной «сделки» по размену Сирии на Украину, якобы заключенной между Москвой и Вашингтоном. И если подобная «сделка» остается лишь поводом для фантазий, многие эксперты однозначно сходятся в том, что успех России на сирийском направлении значительно упрочит ее позиции на переговорах по Украине и позволит выдвигать новые условия, с которыми Запад, не сумевший за год ничего сделать с ИГИЛ, вынужден будет согласиться.

Ряд западных СМИ уже успел написать о российской операции как о признаке «возрождения сверхдержавы». Наверное, все-таки использовать термин времен «холодной войны» в 21-м веке было бы некорректно. Однако для многих очевидно, что победа России над терроризмом прорвет ту изоляцию, в которую Запад усиленно пытается втянуть Москву все последние полтора года с начала украинского кризиса. Во всяком случае, как и прежде, убеждать мировую общественность в том, что Россия является третьей угрозой миру после ИГИЛ и эболы, Вашингтону будет сложновато.

Победа над ИГИЛ — воплощением международного терроризма, создает России новый образ, который никак не вяжется с образом «агрессора, третирующего маленькую страну, стремящуюся к европейским ценностям». На этом фоне на руку России, несомненно, играет тот факт, что образ Украины, как «европейской демократической страны», в глазах самих европейских лидеров стремительно тускнеет…

Экс-руководитель израильской спецслужбы «Натив» Яков Кедми считает, что после победы в Сирии Запад не рискнет спорить с Путиным по Украине, о чем он заявил в эфире передачи «На самом деле» новостного агентства «News Front».

По его мнению, вмешательство России в сирийский конфликт вскоре должно привести к поражению антиправительственных сил, что в итоге повлияет на ситуацию с противостоянием в Донбассе.

«Если планы Москвы и Дамаска будут реализованы успешно, это резко повысит авторитет России в Европе и в мире», — полагает Кедми. «И тогда любое выступление России в поддержку Донбасса будет более эффективно и по-другому восприниматься. После решения сирийской проблемы остается проблема Донбасса и режима Порошенко. Пока и Россия, и Европа надеются, что удастся приблизиться к решению этой проблемы без военных действий. Насколько это окажется верно, решит внутренне положение на Украине».

Эксперт убежден, что слабость режима Порошенко очевидна, а на Украине, как и Сирии, действуют такие же банды, пытающиеся дестабилизировать ситуацию, и обрисовал два сценария дальнейшего развития решения украинского кризиса.

«Медленное загнивание режима на Украине и продолжение экономической катастрофы приведут к внутренним переменам и смене власти в нужном направлении, то есть признания факта существования двух республик», — отметил аналитик. «Критической точкой будут выборы, зафиксированные в Минских соглашениях. Тогда вся Европа должна будет признать Луганск и Донецк как законные политические формирования».

После такого признания, полагает эксперт, «последует дестабилизация украинской власти, в противном случае — крах Минска».

«А крах Минска очень серьезно поднимает вероятность военных действий», — убежден Кедми. «Учитывая решительную позицию и поддержку России в Сирии и, если там будет достигнут успех, это снизит желание тех, кто стоит за режимом Порошенко, столкнуться с российской поддержкой Новороссии на Украине. Это очень остудит их пыл. Или так, или по-другому, но развитие событий идет не в пользу Порошенко и майдановской власти. Желательно, чтобы обошлось без человеческих жертв».

«События, возможно, идут не так быстро, как этого хотелось бы жителям Донецка, Луганска, Харькова и Одессы, но развиваются они в нужном направлении», — заключил Кедми.

Поскольку точка зрения израильского эксперта отнюдь не нова, мы решили опросить наших экспертов, что они думают о перспективах урегулирования украинского кризиса в свете военной операции в Сирии.

Украина и Сирия — это взаимосвязанные театры военных действий (ТВД). Если Россия усиливается — она усиливается везде. Если Россия проигрывает — она проигрывает везде (даже в России), убежден обозреватель МИА «Россия сегодня» Ростислав Ищенко.

Победа над террористами в Сирии будет означать прорыв изоляции, в которую нас пытается ввергнуть Запад?

— Мы никогда не находились в изоляции. Запад составляет десятую часть человечества. Но даже от него мы не были изолированы. Те же США продолжают покупать наши ракетные двигатели, вынуждены консультироваться с нами по Сирии, а в минский формат мы их не пускаем совместными усилиями с Францией и Германией.

— В последнее время много разговоров чуть ли не о возрождении «сверхдержавы». Приведет ли успех в Сирии к крушению однополярного мира?

— Однополярного мира давно нет. То, что США не желают это признать — их проблема, но сам факт их конфронтации с Россией свидетельствует о том, что статус «сверхдержавы» Москва вернула. В однополярном мире гегемон не конфликтует — он наказывает ослушников. Если однополярный мир и вернется, то не США будут единственным полюсом.

— Каковы критерии победы в Сирии? Разгром ИГИЛ? Разгром всех оппозиционных сил? Сохранение за Асадом президентского кресла? А критерии поражения?

— Критерий победы в Сирии — мир с сохранением определяющего российского влияния в регионе. Поражение — вытеснение России из региона.

— В случае разгрома террористов в Сирии Запад будет вновь настаивать на безоговорочном уходе Асада? Удастся ли найти компромисс? Или же президентство Асада будет длиться ровно столько же, сколько и война с терроризмом?

— Настаивать Запад может на чем угодно. Решать будет народ Сирии (с нашей помощью). Асад не является неприкосновенной фигурой, но я не думаю, что сирийцы отвергнут победителя в противостоянии не только и не столько с исламистами, сколько с США, Европой, Турцией, Израилем и Саудовской Аравией (не считая мелких эмиратов) вместе взятыми. А дальше посмотрим…

То, что успех операции в Сирии повысит и авторитет, и значимость России в международных раскладах — это бесспорно, считает секретарь ЦК ОКП и экс-представитель МИД ДНР в Москве Дарья Митина.

— Однако я бы, в отличие от Кедми, не стала бы напрямую увязывать украинский и сирийский сюжеты. Сирийская операция — это часть единой ближневосточной стратегии, выстраиванием которой Путин занялся недавно, и стратегия эта многовекторная, затрагивающая весь ближневосточный регион. Последнее время внешнеполитическая активность Москвы на этом направлении зашкаливает, что можно только приветствовать и воспринимать это с осторожным оптимизмом.

Что касается Донбасса, то это абсолютно отдельный сюжет. В отличие от Ближнего Востока, Украиной и Донбассом в частности в российском руководстве занимаются совершенно другие люди — те, которые обычно занимаются внутренней политикой, и это накладывает отпечаток на всю нашу политику на постсоветском пространстве.

Поддержка Донбасса носит весьма условный характер. Россия не дает Донбассу загнуться в экономическом смысле, но политически никакого курса на поддержку государственного суверенитета ДНР и ЛНР нет, и недавний финт с отменой выборов красноречивое тому доказательство.

—  Обратный вопрос: если Россия в Сирии не добьется успеха, как это отразится на ситуации на Украине? Означает ли поражение на одном фронте автоматическое поражение на другом?

— Подчеркну ещё раз: за сирийскую операции отвечает Минобороны и другие ведомства «со звездочкой», а также МИД. Украиной же и постсоветским пространством у нас занимаются люди, количество которых можно пересчитать по пальцам одной руки, но зато их влияние вполне себе монопольно, и вся украинская политика отражает уровень их понимания проблемы.

— Сегодня среди пессимистов модна точка зрения, что операцией в Сирии Москва пытается прикрыть поражение на Украине. Насколько она верна?

— Это разные проблемы, разные ответственные исполнители, разные логики, разные стратегии. Обратите внимание: сирийский узел воспринимается всем миром как ключевая проблема, международная проблема номер один, тогда как Украина в целом и Донбасс в частности — локальная, местечковая европейская проблема. Это даже не Югославия. Это какое-то непонятное бурление в какой-то заштатной периферийной полуевропейской-полуроссийской провинции, которую мировое сообщество по привычке воспринимает как часть российского влияния и российских интересов. Подавляющее большинство мировых элит называет Украину частной проблемой России. Так это или не так на самом деле — второй вопрос, но мировое общественное мнение таково.

— Кедми говорит, что на Украине, как и Сирии, действуют такие же банды, пытающиеся дестабилизировать ситуацию. Насколько корректно такое сравнение?

— Вполне корректно, только это никак не обнадеживает и не приближает ситуацию к разрешению. В мире сотни стран со слабыми режимами и депрессивными экономиками, и они могут в таком состоянии находиться сколь угодно долго. Например, если сравнить Украину с большинством стран тропической Африки, то её положение всё же несколько лучше, тем не менее, падают в основном те африканские режимы, которым предписали пасть в Вашингтоне, Париже или Лондоне.

— Кедми говорит, что «Пока и Россия, и Европа надеются, что удастся приблизиться к решению этой проблемы без военных действий». Удастся ли? Можно ли будет в случае успеха в Сирии, применить полученный военный опыт на Украине?

— Кедми говорит вполне осторожно: «надеются». Ну что ж, надежда умирает последней. Насчет применения военного опыта — наивный Кедми, рассуждая в логике израильского патриота, путает Украину с Палестиной и полагает, что Россия очень озабочена возвращением Украины в орбиту своего влияния. Вынуждена его разочаровать — нет, не озабочена.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  14.07.2017
Мощные и дорогие корабли Королевского флота могут быть повреждены или разрушены сравнительно дешевыми ракетами, например, российского или иранского производства, пишет британское издание Daily Mail. Поэтому Великобритании стоит переключиться на разработку оборонительных мощностей кораблей, чтобы они не уступали наступательным.
Мировой ВПК  14.07.2017
С американским истребителем F-35 происходят удивительные трансформации. Нет, лучше он не становится. Самолет, который в ограниченном количестве находится в опытной эксплуатации, еще неизвестно когда доведут до ума. То есть до того уровня, который обещан корпорацией Lоckheed Martin как Пентагону, так и целому ряду стран, входящих в НАТО. Журнал National Interest в пространной статье рассказывает о модернизации пока еще как следует не вставшего «на крыло» многоцелевого истребителя пятого поколения.
Мировой ВПК  13.07.2017
После того как американские эсминцы разбомбили сирийскую авиабазу «Томагавками» — крылатыми ракетами, умеющими скрытно, на малой высоте подбираться к цели, оживились дискуссии о средствах противодействия этому коварному оружию. Среди таких средств особое место занимает МиГ-31, один из самых интересных боевых самолетов, созданных в нашей стране.
Мировой ВПК  07.07.2017
«Вестник Мордовии» на днях сообщил о том, что в Сирии танки Т-72Б3 впервые использовали танковые управляемые ракеты комплекса 9К119М «Рефрекс-М», которые по классификации НАТО имеют обозначение АТ-11 «Снайпер». «Рефлекс-М» и его предшествующую модификацию — 9К119 «Рефлекс» — принято называть противотанковым ракетным комплексом (ПТРК). Однако это не в полной мере отражает реальность", поскольку комплекс способен поражать не только танки, но и вертолеты, другие низколетящие цели, инженерные сооружения, уничтожать живую силу противника.
Конфликты  04.07.2017
На Международном военно-морском салоне в Санкт-Петербурге тульское НПО «Сплав» представило модернизированные противолодочные ракеты для комплекса РПК-8 «Запад». Ракеты, получившие индекс 90Р1, уже запущены в серийное производство и начинают поступать на боевые корабли ВМФ России.
Конфликты  04.07.2017
Риски прямого военного конфликта России и США на сирийской территории неумолимо возрастают, прогнозируют западные аналитики. Все плотнее «увязают» в сирийской пустыне и другие державы — Иран, Турция, Израиль, которые мечтают безраздельно властвовать на этой территории. У кого из генералов первым не выдержат нервы, чтобы отдать приказ на атаку вчерашних союзников?
Конфликты  04.07.2017
Интернет звенит о том, какой может быть конфронтация между РФ и США. Внесу свой вклад и я. Диспозиция глазами Stratfor и иже с ними: хоть у России в Сирии и имеются ракетные системы класса «земля-воздух» и юркие истребители, все это неспособно выстоять в короткой и жестокой войне против США.