18.11.2014, 01:01
Слетал на разведку
Слетал на разведкуМеждународная военная политика
Саммит в Брисбене прошел так, как и полагается встречам военного времени.

Можно ли представить, чтобы во время Второй мировой войны Сталин оказался на одном международном конгрессе с Гитлером? Да еще и на территории одной из оккупированных рейхом стран? Нет – и это едва ли не единственное принципиальное отличие от нынешней ситуации с участием Владимира Путина вместе с лидерами англосаксонского мира в саммите «большой двадцатки» в Брисбене.

России пока что объявлена лишь экономическая и информационная война – так что в этих условиях Путин мог спокойно поехать в страну, возглавляемую британской королевой.

Саммит G20 с участием самых влиятельных политиков мира будут помнить только по внезапному отъезду президента России. Но если цель Запада заключается в том, чтобы российский лидер казался «изолированным» на мировой арене и чтобы это снизило его популярность на родине, то эта цель достигнута не была – написала лондонская The Telegraph. В этом пассаже содержится редкое для англичан признание собственной неудачи. Гораздо более типичен для «расы господ» призыв Guardian: мировые лидеры должны перестать относиться к Путину как к равному, его приглашение на саммиты АТЭС и «большой двадцатки» – это ошибка, потому что там с ним пытались вести диалог на равных, но он «продолжает упрямиться» и не идет на контакт.

Собственно говоря, ради контактов Путин и приехал в Брисбен – прекрасно понимая, какие чувства испытывает к нему англосаксонская элита. Австралия, как и Канада, являются хоть и периферийной, но частью англосаксонского мира – и их элита всегда использовалась Лондоном и Вашингтоном для выполнения черной работы.

Поэтому если британский премьер Кэмерон без всякого шума едет на встречу к Путину в российскую резиденцию, то канадский премьер Харпер чуть ли не отказывается жать руку российскому президенту, приговаривая при этом рекомендацию «убраться с Украины». Австралийский премьер Эбботт, правда, подставился еще до Брисбена, пообещав взять Путина за грудки, поэтому ему еще на китайском саммите пришлось исправлять ситуацию, и на «двадцатке» он уже демонстрировал показное дружелюбие. Но зато австралийцы как организаторы отыгрались на мелочах – место с краю на коллективной фотографии, встреча в аэропорту...

Но Путин уехал из Брисбена чуть раньше завершения работы саммита вовсе не из-за обиды – вылет на утро воскресенья был запланирован еще до прилета в Австралию: и если в этом и была некая демонстративность, то заранее предусмотренная, а не реактивная. Впрочем, западная пресса все равно отыграла все как надо: разозлился, возмутился, сбежал. Но это для собственных читателей – сами лидеры прекрасно понимают, как все обстоит на самом деле. И с позициями России, и с характером Путина.

Путин приехал в Брисбен потому, что Россия не только не считает себя обороняющейся страной (и уж тем более не позволит сделать из себя изгоя) – он приехал для продолжения своей политики по выстраиванию нового мирового порядка. Порядка, который придет на смену англосаксонскому глобальному проекту, известному под условным названием «мир по-американски». Тот факт, что нынешний саммит «двадцатки» пришелся на Брисбен (а в прошлом году был в России, а на следующий год будет в Турции – кстати, Эрдоган вообще проигнорировал нынешнюю встречу), то есть на территорию врага, если называть вещи своими именами, вовсе не был поводом для отказа от поездки.

Во-первых, потому что отсутствие Путина было бы истолковано как проявление слабости, во-вторых, потому что Брисбен позволял провести уже вторую в этом году встречу глав стран БРИКС (а заодно и переговорить с новым индийским премьером Моди, которого в следующем месяце Путин посетит в Дели), в-третьих, потому что контакты на высшем уровне между Россией и Европой теперь поддерживаются только на международных многосторонних встречах.

А работу с Меркель, да и контакты с Олландом и итальянцем Ренци, несмотря на всю их зависимость от англосаксов, Путин вовсе не намерен забрасывать. Не говоря уже о том, что им самим эти встречи нужны больше, чем ему – хотя бы потому, что он понимает их гораздо лучше, чем они его.

Не только из-за борьбы за Украину, в которой время лишь добавляет новые козыри Путину, но и потому, что европейцы разрываются между собственными меркантильными интересами (а это нормальные отношения с Россией) и атлантическим диктатом, умело играющим на многовековом страхе перед «русским Медведем». А Путин – прагматик, к тому же хорошо знающий германский характер.

Понятно, что освободить французов, немцев и итальянцев от атлантического диктата никакой Путин сейчас не сможет – но он работает не только над их позицией на украинском фронте, но и на будущее, на то время, когда Европа взбрыкнет под англосаксонским наездником.

Путин понимал, куда и зачем он едет – и на самом деле ничего неожиданного в ходе саммита не произошло. С европейцами все было так, как и должно быть – прагматичный Ренци позвал Путина в Италию (естественно, под предлогом международного мероприятия), Олланд любезничал и ерзал из-за того, «о чем не говорили» («Мистраля»), Меркель, с каждым днем становящаяся все более проатлантической, все равно четыре часа провела в беседе с «угрозой миру».

БРИКС осудил антироссийские санкции – не публично, но и этого достаточно для очередной демонстрации полного провала «блокады». С саудовским принцем Путин наверняка обсудил будущее цен на нефть. И, конечно же, главный итог саммита – в совместном коммюнике «двадцатки» было выражено «глубокое разочарование продолжающимися задержками в реализации реформы МВФ» и зафиксирован настоятельный призыв США ратифицировать их до конца года. Понятно, что этого не будет – ну так БРИКС уже и действует исходя из этого. И не только БРИКС.

На дипломатической и экономической войне, которая идет между Россией и англосаксами, настоящее примирение невозможно. И дело даже в неустранимых противоречиях по Украине, за которую Вашингтон будет цепляться до последнего момента, пока она под грузом собственных проблем и притяжением России не рухнет обратно в русский мир. Конфликт неустраним и обречен лишь на ужесточение в первую очередь потому, что он является лишь частью общего противостояния атлантистов и главных держав остального мира.

Это противостояние не носит столь открытого характера, как в случае с Россией – но глубинные противоречия (финансово-экономические, цивилизационные, геополитические) с англосаксонскими глобализаторами у Китая, Индии, исламского мира, Латинской Америки все равно неустранимы. Вашингтон и Лондон считают себя «лидерами мира» – но все громче в мире звучит вопрос: а кто дал вам это право? И, главное, идет настойчивая, не особо афишируемая работа по строительству несущих конструкций другого, многоукладного и многополярного миропорядка – чтобы обрушение отдельных элементов, а то и всего здания англосаксонского глобализма не похоронило весь мир.

Тот факт, что Россия активнее всех стимулирует этот процесс, бросает уже открытый вызов глобализаторам, связан не только с текущим моментом (прямым столкновением с Западом из-за Украины), но и с самой нашей историей, с тем, что мы даже в самой сложной ситуации обладали волей, чтобы отстаивать свой путь и свою землю.

Достаточно напомнить один простой факт – в нынешней «двадцатке» есть всего три страны, никогда не бывших колониями Запада: Япония, Турция и Россия. Сегодня Япония все еще не обрела полного суверенитета – частично ограниченного после того, как США оккупировали ее в 1945 году. Наследница великой Оттоманской империи Турция лишь на наших глазах начинает пытаться вернуть себе хотя бы часть былого блеска – и серьезные попытки проводить самостоятельную политику уже привели к конфликту с англосаксонским миром, к которому Анкара пристегнута в качестве члена НАТО. Есть еще и Китай – но он проиграл опиумные войны и стал экономической полуколонией еще в середине 19-го века, сумев вернуть последние из захваченных иностранцами территорий всего 17 лет назад (да и то с обременением в виде переходного периода).

Остается Россия – которая объективно является главным препятствием для англосаксонского проекта мирового господства. Причем Россия мешает в любой своей ипостаси – имперской, советской и даже нынешней.

Сталину пришлось воевать с Гитлером, а не с Черчиллем – но сложись ситуация чуть иначе, и объединенная Европа шла бы на Москву под руководством Англии, а не Германии. Черчилль думал об ударе по России с помощью немцев весной 1945-го, а спустя год предлагал США сбросить на СССР атомную бомбу. России не впервой сталкиваться с объединенными силами Запада – и ни разу мы не выходили из этой схватки проигравшими.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  15.06.2017
Близится к завершению одна госпрограмма вооружения — ГПВ-2020, грядет следующая — ГПВ-2025. Мы поговорили с президентом Объединенной судостроительной корпорации Алексеем Рахмановым о том, как обстоят дела с гособоронзаказом, финансированием и смежниками.
Мировой ВПК  14.06.2017
Дальневосточный вояж заместителя министра обороны Юрия Борисова ежедневно приносит новости о том, как продвигается перевооружение российской армии. И каким образом совершенствуется военная техника, даже успешно пройдя государственные испытания. На днях Борисов, выступая в Комсомольске-на-Амуре во время посещения авиационного завода им. Гагарина, заявил о необходимости доработки истребителя Су-35С.
Мировой ВПК  14.06.2017
Продукция корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ) в ходе проведения операции в Сирии хорошо зарекомендовала себя и показала высокое качество. Такое мнение высказал вице-премьер Дмитрий Рогозин на юбилее знаменитой не только в нашей стране корпорации в подмосковном Королёве. «Это только начало большой работы, которая сейчас проходит испытания в Сирии, где все то, что производится вами, или большая часть того, испытывается, дорабатывается, доводится до ума, но показывает высокий класс. Это фактически переводит нашу армию, наш флот в другую лигу», — сказал Рогозин.
Мировой ВПК  14.06.2017
Радиотехнические войска ВКС планируют провести модернизацию радиолокационного комплекса «Небо-М», сообщил начальник РТВ генерал-майор Андрей Кобан. Комплекс достаточно молод, пришел в войска всего лишь пять лет назад, однако, как заявил Кобан: «У нас задан ряд работ по модернизации вооружения, которое имеется. Мы понимаем после 3−5-годичной технической эксплуатации, какой у нас имеется модернизационный потенциал — простым языком говоря, что можно было бы улучшить. На сегодняшний день такая работа активно ведется».
Конфликты  20.06.2017
Судя по сводкам, авиация коалиции США больше не пересекает линию, за которой ее самолеты станут целями российских средств ПВО. Впервые со времен «броска на Приштину» США пришлось уступить под нажимом российских военных. Австралия и вовсе отказалась поднимать свои самолеты в сирийское небо. Теперь вопрос в том, будут ли зоны военного влияния в Сирии совпадать с политическими.
Конфликты  19.06.2017
Минобороны объявило, что «любые воздушные объекты (включая самолеты и беспилотные аппараты международной коалиции), обнаруженные западнее реки Евфрат, будут приниматься на сопровождение российскими наземными средствами ПВО в качестве воздушных целей». Это решение – следствие уничтожения американским самолетом сирийского Су-22. Что оно означает с практической точки зрения?
Конфликты  15.06.2017
США перебросили на базу Ат-Танф в Сирии реактивные системы залпового огня. Их местные союзники говорят о создании второй базы в Эз-Закфе. Причины спешки понятны: многомесячная эпопея движется к развязке, ставки резко возросли, и сложившуюся в Сирии ситуацию недаром сравнивают с гонкой по Европе весной 1945 года.