23.04.2015, 09:35
Сколько «Томагавков» и F-15 остановит С-300?
Сколько «Томагавков» и F-15 остановит С-300?Международная военная политика
Обама сомневается, что российская система ПВО сдержит «крылатую армаду» США в Иране.

Руководство США и Ирана продолжают обмен информационными ударами на фоне продолжающихся переговоров по поводу дальнейшей судьбы ядерной программы ИРИ.

В связи с решением российского президента, который 13 апреля подписал указ, разрешающий поставки в Иран систем С-300, Барак Обама заявил: эти зенитно-ракетные комплексы не спасут Тегеран в случае проведения американцами военной операции.

«Наш оборонный бюджет составляет почти 600 миллиардов долларов, а их (иранцев) — немногим меньше 17 миллиардов долларов. Даже если они получат несколько ЗРС, мы сможем их обойти, если в этом будет необходимость», - в присущей себе самонадеянной манере заявил нобелевский «миротворец». Это далеко не первое свидетельство того, что в Вашингтоне крайне болезненно восприняли решение Владимира Путина снять эмбарго на поставку ЗРС С-300ПМУ-1 в Иран.

До этого президент США не без доли ехидства публично выражал удивление по поводу того, что Россия так долго не поставляла Ирану С-300. «Эта сделка должна была состояться еще в 2009 году. Я впервые встретился с Путиным, который тогда был премьер-министром. И они остановили, отложили продажу по нашей просьбе. Я, честно говоря, удивлен, что это продлилось так долго, учитывая, что не было никаких санкций, которые бы запрещали эту сделку», - явно подтрунивал над наивностью Кремля Барак Обама 17 апреля.

Напомним, в сентябре 2010 в президентское правление Дмитрия Медведева Москва добровольно приняла решение о приостановке выполнения контракта на поставку С-300 Ирану, который уже был подписан и вступил в силу. Этот жест доброй воли по старой недоброй традиции был воспринят Западом как проявление слабости (косвенным подтверждением чему послужили дальнейшие события на Украине).

Вашингтон оказывался в двойном выигрыше. С одной стороны, с позиции силы принуждал Тегеран к участию в переговорном процессе. Причем в выгодном для Запада формате. С другой - лишал РФ естественного союзника по противодействию американской гегемонии (как минимум в ближневосточном регионе).

Можно предположить, что последней каплей, «переполнившей чашу терпенья» Кремля, стало законодательно оформленное Конгрессом США решение начать поставки летальных вооружений на Украину. В свете чего шаг Владимира Путина, «разморозившего» противовоздушную сделку с Ираном, выглядит не просто логичным, а, по сути, безальтернативным.

Пять дивизионов систем С-300ПМУ-1, которые получит Иран, представляют собой оптимальную структуру одной части, поясняет бывший начальник ЗРВ ВВС, генерал-лейтенант Владимир Горьков.

– Иными словами, это один полк. Во главе всей этой структуры находится командный пункт (КП), включая в себя аппаратный контейнер Ф9 и радиолокатор обнаружения (РЛО). В боевой обстановке КП управляет работой всего полка, распределяя цели между дивизионами. То есть, под его управлением находятся все пять дивизионов.

В составе каждого подразделения радиолокатор подсвета цели и пусковые установки с ЗУР (зенитными управляемыми ракетами). Обычно каждый дивизион включает от 8 до 12 пусковых установок. В состав КП и ЗРК входят средства связи, энергопитания, топопривязки и т.д.

Каковы боевые технико-тактические характеристики ЗРС С-300?

– ЗРС поражает аэродинамические (самолеты и крылатые ракеты) и баллистические (тактические и оперативно-тактические ракеты) цели. С определенными характеристиками, дальностью запуска, скоростью и эффективной поверхностью.

— В каком высотном диапазоне?

– В диапазоне высот от 25 м до 25 км, более поздние модификации имеют расширенные возможности – от 10 м до 30 км.

— Как в свете сказанного стоит расценивать слова главы Белого дома?

– Давайте произведем обычный арифметический подсчет. Итак, мы поставляем Ирану пять подразделений (по крайней мере, такая цифра фигурировала в контракте от 2007 года). В каждом по 12 пусковых установок. Всего, получается 60. На каждой пусковой установке по 4 ЗУР. Всего Иран получает 240 поражающих изделий в полковом комплекте. Теперь это число нужно разделить на два, получается 120.

— В чем смысл этого арифметического действия?

– Потому что расход ЗУР на один воздушный объект составляет, как минимум, две ракеты. Получается 120 стрельб или 240 пусков. Даже чисто психологически это будет влиять на летчика. Едва ли он сможет при такой огневой плотности прикрытия с близкого расстояния атаковать объект. При средней эффективности одной стрельбы (примерно 0,9) математическое ожидание числа уничтоженных самолетов составляет больше 100 единиц. Каждое подразделение может одновременно уничтожать по шесть целей. Всего, получается, 30 целей, которые можно обстрелять двумя ракетами. То есть, 60 ЗУР одновременно могут подняться с земли.

Когда летчик подходит к объекту и видит такое «море огня», у него практически не остается шансов.

— Получается, Израилю уже не удастся наносить свои излюбленные авиаудары?

– Да и США тоже. Впрочем, у последних есть еще крылатые ракеты, например, «Томагавки». Всего крылатых ракет у Пентагона в районе четырех тысяч, размещенных на разных носителях, включая подлодки. Но это уже предполагает беспилотную, а не пилотируемую атаку. По крылатым ракетам количество одновременно атакуемых целей поменьше, чем 30. Потому что они идут к объекту на высоте 25-50 метров с огибанием рельефа местности. Поразить такую цель сложнее.

При этом пять дивизионов будут прикрывать объект по принципу круговой, эшелонированной обороны с сосредоточением усилий на определенном участке. Американцам придется создать «крылатую армаду», чтобы поразить нужную цель.

— Насколько можно судить, это будет недешевое удовольствие для США, а Израилю, видимо, придется израсходовать весь свой немногочисленный арсенал крылатых ракет?

– Стоимость одного запуска КР «Томагавк» в марте 2011 года составляла около $1,5 млн. Так что, Вашингтону придется заплатить приличную цену за свою агрессию.

— Россия могла бы поставить в Иран дополнительную группировку С-300?

– В принципе, можно провести докомпозицию группировки, в зависимости от поставленных задач. Первая докомпозиция - это прикрытие объекта: Тегерана, Исфахана или ядерного центра. Вторая часть докомпозиции - это обеспечение живучести самой группировки. Несмотря на оборонительный характер комплекса, для этого он должен прикрываться наступательным вооружением. Способным уничтожать, аэродромы, базы хранения, пункты управления и те же авианосцы.

По сути, это уже требует отдельной операции – предупредить, снизить эффективность применения «Томагавков», потопить авианосцы. У Ирана есть такое наступательное оружие. Например, китайские противокорабельные ракеты, которые позволяют удалённо атаковать морские суда. Правда, они разработаны для атаки малых судов водоизмещением меньше 200 тонн.

На вооружении Ирана стоят C-601 и другие ракеты класса «Шелкопряд», несущие боеголовку весом в полтонны (дальность стрельбы свыше 150 километров). Ракета C-802 несёт 165-килограммовую боеголовку, способную поражать корабельную броню. Дальность её полета составляет 200 километров. А это уже может стать серьезной проблемой для авианосцев.

Но самое главное морское оружие Ирана - ракета SS-N-22 «Москит». Это разработка СССР времён окончания «холодной войны». Весит противокорабельная ракета 4,5 тонны, способна доставлять боеголовку весом в 320 килограмм, дальность стрельбы до 100 км. Точность попадания в цель составляет свыше 99%.

— Власти Израиля пеняют Москве на то, что поставляемые С-300 могут использоваться как наступательное вооружение.

– Только в том случае, если эти комплексы размещены на расстоянии до 150 км от Израиля. Тогда ЗУР с С-300 смогут сбивать самолеты. К Ирану это, сами понимаете, не относится.

— Израильские военные эксперты, ссылаясь на сирийский опыт, утверждают, что С-300 это, якобы малоэффективная система, которая «спасает объекты только в том случае, если их никто не атакует». Это чистый блеф, или какая-то доля истины в этих утверждениях есть?

– Мне трудно комментировать это, учитывая, что мы не осуществляли поставок С-300 в эту страну.

— Некоторые российские военные специалисты утверждают обратное.

– У меня нет такой информации. Другое дело, что там есть старые системы советского производства.

— И все же, нет ли доли истины в словах критиков, учитывая, что С-300 была разработана еще в конце 1970 гг.?

– А американские «Томагавки» появились в начале 1980 гг. И что теперь? Они примерно «ровесники». К тому же комплекс постоянно модернизировался. От первых образцов он отличается уровнем защищенности и пространственными характеристиками.

— Каким образом ЗРС будет доставлена в Иран. Понятно, что американцы едва ли рискнут активно препятствовать этому, и все же, какой способ наиболее надежен?

– У нас есть выход на Иран через Каспий. Можно переправлять и воздухом, например, на «Русланах» или «Ил-76».

— Может ли Россия в перспективе поставлять Ирану более совершенные системы ПВО, например, С-400?

– Все будет зависеть от политической ситуации и наших отношений с США и Западом, в целом. В первую очередь, от событий в Украине и от того, удастся ли Вашингтону договориться с Тегераном по поводу будущего его ядерной программы.

В Сирии никогда не было систем С-300, согласился со своим коллегой заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин.

– Так что израильские домыслы никого не должны волновать. На сирийском примере они ничего не могли изучить. Западная авиация никогда не встречалась с С-300.

— Эта зенитно-ракетная система, вообще, когда-либо тестировалась в настоящих боевых условиях?

– Никогда. Поэтому все высказывания (как «за», так и «против») это сплошные гипотезы, неподтвержденные догадки и предположения. В этом смысле блефуют обе стороны. Пока комплекс не будет испытан в реальных боевых условиях, любые разговоры о его эффективности преждевременны. С другой стороны, незнание порождает неопределенность, которая играет роль сдерживающего фактора.

Конечно, американцы могут подавить С-300 с помощью нескольких сотен крылатых ракет. В конечном итоге, комплексы будут подавлены потому, что израсходуют свой боекомплект. К тому же существует неразрешимая проблема перезарядки.

Многое еще будет зависеть от степени подготовки иранских расчетов. От того, насколько хорошо они будут стрелять. Пока у Ирана нет своих специалистов такого профиля, их еще придется долго готовить…

У Израиля ситуация сложнее – слишком мало крылатых ракет. А авианалеты на объекты, прикрываемые С-300ПМУ-1, означают сбитых летчиков. И это очень серьезная проблема.

— Кто больше угрожает Ирану – Израиль или США?

– Конечно, Израиль. Для Тель-Авива вообще не существует никаких норм международного права. И никаких особых геополитических игр он тоже не ведет – просто наносит удар по врагам и все. С другой стороны, у Израиля гораздо более ограниченные возможности, иначе бы они давно сокрушили Иран. Основная ударная сила Израиля это самолеты F-15 и F-16. Есть, правда, немного подводных лодок, на которых размещены какие-то крылатые ракеты.

— Как следует расценивать заявление Обамы? Это попытка скрыть раздражение по поводу того, что Москва, несмотря на санкции и вопреки мнению Вашингтона, поступает по-своему, усиливая переговорные позиции Ирана поставками С-300? Или с точки зрения американо-иранского противостояния поставки С-300 действительно «погоды не делают»?

– Надо понимать, что Обама сейчас подвергается очень сильному давлению со стороны своих политических оппонентов. По их мнению, тот ведет неэффективную внешнюю политику. В этом плане переговоры с Ираном ему идут только в минус.

— Каковы перспективы продолжения российско-иранского сотрудничества в противовоздушной сфере. Мы могли бы, например, поставить Тегерану более совершенные комплексы С-400?

– В Иране С-400 может появиться не раньше 2025 года.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  23.03.2017
Китай продолжает очередную масштабную реформу Народно-освободительной армии (НОАК). Вслед за реорганизацией органов центрального военного управления объявлено очередное сокращение численности НОАК. Китайцы опять режут Сухопутные войска (СВ). И опять в пользу флотской компоненты, а также ВВС. Столь последовательная и долгосрочная политика ясно показывает приоритеты Китая в направлении своего военного развития и выбора противников.
Мировой ВПК  21.03.2017
Генеральный конструктор, вице-президент по инновациям Объединенной самолетостроительной корпорации (ОСК) Сергей Коротков сообщил о том, что корпорация проводит работы по созданию перехватчика нового поколения МиГ-41, который должен прийти на смену МиГ-31. Причем самолет разрабатывают не только конструкторы РСК «МиГ», но и специалисты других компаний, входящих в состав РСК.
Геополитика  20.03.2017
8 марта 2017 года вице-председатель американского Объединенного комитета начальников штабов генерал Пол Селва в выступлении в комитете Палаты представителей Конгресса США впервые публично обвинил Россию в нарушении бессрочного Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности (РСМД), заключенного в 1987 году президентом США Рональдом Рейганом и генеральным секретарем ЦК КПСС Михаилом Горбачевым. Селва объявил, что Россия поставила на вооружение крылатую ракету наземного базирования (в классификации НАТО — SSC-8), чем нарушила «дух и смысл» соглашения о контроле над вооружениями, сделав это с целью создать угрозу для НАТО.
Геополитика  20.03.2017
На сайте Стратегического командования США появилось сообщение о проведении учений под кодовым названием Global Lightning 2017. Мероприятие могло бы остаться рутинным, если бы не три любопытных новшества. Во-первых, в этот раз «молнию» встроили в глобальные учения Европейского командования ВС США Austere Challenge 2017, которые по сути являются командно-штабными учениями (КШУ) армий всего Североатлантического альянса. Во-вторых, как заявил глава U.S. Strategic Command генерал Джон Хиттен, они впервые за четверть века не ограничились компьютерным моделированием.
Конфликты  23.03.2017
«На границе тучи ходят хмуро…» — это сегодня про израильский Север. Про тучи, которые следует развеять, а заодно и вызванный ими туман, про назревающую грозу на северной границе. Напряжение там, ставшее очевидным после обмена ударами между Израилем и Сирией в конце прошлой недели, — не локальное кратковременное обострение ситуации, а отражение новой реальности, которая определит будущее региона в ближайшей перспективе.
Конфликты  22.03.2017
Израиль пообещал продолжить авиаудары по оружейным конвоям «Хезболлы» в Сирии. Атаки будут продолжаться в случае «возможности с разведывательной и военной точек зрения», - подчеркнул премьер- министр страны Биньямин Нетаньяху. Он отметил, что проинформировал президента России Владимира Путина о своих намерениях. Кроме того, израильский премьер опроверг сообщения о том, что Россия настаивает на прекращении Израилем военных операций на сирийской территории. «У России имеется выработанная политика (по отношению к позиции Израиля на Ближнем Востоке), и она не изменилась», - цитирует заявление Нетаньяху израильское издание The Jerusalem Post.
Конфликты  22.03.2017
Швейцарский военный ресурс «Offiziere.ch» опубликовал статью канадского военного эксперта Пола Прайса «Strategic Spillover: The Emirates in Africa» («Стратегическая экспансия Эмиратов в Африке»). Автор, ранее работавший в аналитических структурах НАТО и ОБСЭ, комментирует создание Объединенными Арабскими Эмиратами двух военных баз на территории Африки.