10.09.2015, 22:29
Сюжет с «российскими войсками в Сирии» начинает проясняться
Сюжет с «российскими войсками в Сирии» начинает прояснятьсяМеждународная военная политика
Озвученное Сергеем Лавровым подтверждение того, что Россия отправляет в Сирию военные грузы именно самолетами (а не только кораблями), наложилось на серию сообщений о наших морпехах в Латакии. Все это позволяет с большой уверенностью предполагать, что Россия действительно готовит возможность массовой и срочной переброски войск в Сирию. Осталось разобраться, с какой именно целью.

Судя по данным американской разведки, на территории Сирии в районе Латакии в рекордные сроки возведены комплексы, сильно напоминающие системы управления полетами и штабные системы. По различным сообщениям перекрывающих друг друга источников, в порт Латакии уже прибыли два российских десантных корабля, а в среду в местном аэропорту приземлились два военно-транспортных самолета Ан-124. Можно предположить, что самолеты несли именно технические материалы, которые были необходимы для возведения штабного центра, а вот часть морской пехоты, которая взяла под охрану этот комплекс, прибыла из Крыма на кораблях.

Слухи о переброске некоторых частей российской морской пехоты из Крыма в неизвестном направлении ранее тиражировались исключительно украинскими «источниками» и посему вызывали очень большие сомнения. Однако в четверг огромный массив аналогичной информации выброшен одновременно множеством не перекрывающихся источников. И едва ли не самое главное из этого – собственно заявление министра иностранных дел России Сергея Лаврова о том, что в российских самолетах, переброске которых в Сирию столь активно пытаются помешать США, действительно находится «продукция военного назначения». Отдельно стоит обратить внимание и на комментарий пресс-секретаря президента России по поводу возможных военно-морских учений у берегов Сирии.

То, что Москва поставляет Дамаску оружие, разумеется, не секрет. Но до самого последнего времени это делалось исключительно морским путем, возник даже целый термин «сирийский экспресс», под которым понималась череда десантных кораблей на маршруте Новороссийск – Тартус. Морской путь абсолютно логичен – корабли передвигаются медленнее самолетов, зато несут гораздо больше груза, а сама доставка существенно дешевле. Переброска военной техники самолетами – это крайне, крайне дорогое удовольствие, оправдать которое может только одно, но ключевое обстоятельство – скорость. Груженный БТРами и боеприпасами большой десантный корабль идет из Новороссийска в сирийский Тартус несколько дней. Зато укомплектованный десантниками и необходимой боевой техникой Ил-76 или Ан-124 летит в Сирию всего лишь несколько часов. Которые в боевой – или приближенной к боевой – обстановке могут иметь решающее значение. До самого последнего времени аэропорт Латакии не имел возможности принимать подобные самолеты, по крайней мере, в регулярном режиме. Теперь, похоже, он такую возможность получил, либо получит в самое ближайшее время.

Итак, если предположить, что российские подразделения действительно готовятся к переброске в Сирию, то для их дислокации выбран не Тартус – официальная российская военная база, в которой действительно ведутся работы по улучшению ее системы вплоть до возможности принимать и обслужить крупные корабли. Выбрана Латакия. С чем это связано? Ведь с точки зрения военных коммуникаций возможности Латакии крайне ограничены. Аэропорт и военная база вынесены за пределы старого города, и снабжение возможного там центра координации полетов или даже наземных сил затруднено. Просто чтобы туда доехать из порта, надо долго вилять по старому городу с его характерными улочками, а затем объезжать район стадиона и парка.

Другое дело, что, возможно, такому решению попросту нет альтернативы. Военно-воздушная база под Латакией никак не попадает под воздействие сил ИГИЛ или так называемой светской оппозиции в Сирии. Она находится в зоне досягаемости турецких радаров, но вряд ли можно себе представить, что турецкие самолеты будут атаковать российские корабли или российскую же морскую пехоту. Все источники в один голос утверждают, что буквально за последнее время военно-воздушная база в рекордные сроки переоборудована российскими специалистами до современного уровня. Там появились здания и технические системы, очень похожие на систему управления полетами, новый асфальт, временные штабные модули. С другой стороны, никто пока не констатировал работу активных радаров или иных систем электронного слежения, которые однозначно свидетельствовали бы о появлении в Латакии некоего нового центра военного управления.

То же самое касается и вопроса о появлении на территории российской морской пехоты. Никаких прямых доказательств этого нет, хотя заявления ряда американских и израильских источников можно рассматривать как рабочие версии в общем контексте. Охрана объектов за пределами российской территории традиционно возлагалась именно на морскую пехоту, просто такого рода объекты можно по пальцам одной руки посчитать, да для них до последнего года и не требовалась дополнительная охрана.

Тем не менее все эти признаки показывают, что вовлечение российских вооруженных сил в конфликт в Сирии выглядит все более вероятным. Но идеологическое его понимание более сложно, чем простое утверждение «русские вошли в Сирию, чтобы помочь Башару Асаду». Речь уже не столько об Асаде как таковом, сколько об операции против ИГИЛ. Участие войск РФ в войне против ИГИЛ еще не было предметом публичного политического обсуждения. И только в четверг, 10 сентября, министр иностранных дел Лавров заявил, что создание некой глобальной коалиции, «суперармии», как он выразился, невозможно. Война против ИГИЛ для каждой из сторон, которая в ней участвует, носит сугубо индивидуальный характер, обусловленный в том числе и множеством обстоятельств взаимоотношений с государствами региона.

В последнюю неделю вовлеченность третьих стран в конфликт на Ближнем Востоке приняла характер лавины. О разной степени участия стали объявлять и Франция, и Великобритания, и даже Италия. Как бы цинично это ни звучало, но Россия могла бы просто опоздать к этой войне. Но позиции РФ опираются не на виртуальное отрицание ИГИЛ как на «абсолютное зло» современной политики, а на внятную поддержку легитимного правительства Башара Асада.

На данный момент «Исламское государство» контролирует до трети Сирии, но это всего лишь пустыня. Позиции ИГИЛ напрямую примыкают к густонаселенным районам только чуть восточнее Дамаска, со стороны уже печально погибшей Пальмиры, но там противостояние приняло характер позиционных боев. ИГИЛ оказывает существенное давление на позиции курдов, пробиваясь к турецкой границе на севере Сирии. Война, таким образом, превратилась в тотальную, где более пяти противоборствующих сторон ведут бои друг с другом без какой-либо перспективы существенных военных успехов именно в силу запутанности фронта – там, где он есть, и несогласованности. Такая ситуация может в перспективе длиться десятилетия, как это было в Ливане, но сейчас время «спрессовывается», и такие войны иногда просто превращаются в недолговечную всеобщую бойню.

В такой ситуации перспектива и планы пребывания российских войск в Сирии (если они там будут и в зависимости от комплектации) могут оцениваться двояко.

Во-первых, Россия может пойти по тому пути, который декларируется большинством европейских государств. То есть организовать серию авиаударов по позициям ИГИЛ, вероятнее всего, в районе восточнее Дамаска с перспективой на Пальмиру. Возможно, военно-воздушная база в Латакии спешно переоборудуется как раз для этих целей.

Но, во-вторых, уже не раз подчеркивалось, что воздушные удары по ИГИЛ не приносят никакого реального результата. Сама структура ИГИЛ такова, что уничтожить ее только ракетно-бомбовыми ударами невозможно. Если международное сообщество решило для себя устранить этот источник зла, то наземная операция неизбежна. США, при всей их мощи, на нее не способны.

Россия же способна поставить перед собой локальную цель. Скажем, ликвидировать давление со стороны ИГИЛ на восточные пригороды Дамаска. Для этого может хватить морской пехоты, переброшенной из Крыма. Принять пехоту в кратчайшие сроки и в большом количестве как раз и может спешно модернизированный аэродром. Основное вооружение ИГИЛ – это так называемые технички, грузовички «Тойота» с пулеметами. Тяжелой техникой они не располагают, а к стрелковому бою не приучены. Их преимущество заключалось исключительно в терроризировании мирного населения, за счет чего они порой получали целые населенные пункты без боя. Напоровшись даже на сирийскую армию, они остановились. А малейшего давления чего-то более подготовленного они и подавно не выдержат. Их имидж и успехи – целиком плод пропаганды, в том числе и американской, которая последовательно создавала себе такого врага.

Россия никак не согласовывала гипотетическую переброску войск в Сирию с кем-то из «партнеров» – возможно, это и есть причина столь резкой реакции на такую возможность со стороны США. Неучастие РФ в событиях вокруг Сирии, Ирака и ИГИЛ долгое время использовалось в американской пропаганде как козырь. Мол, мы тут в одиночку боремся против «мирового зла», в то время как Россия раскраивает Украину. Теперь ситуация меняется. И уже не важно, в каких конкретно обстоятельствах будут задействованы российские части в Сирии – если, конечно, они будут задействованы. Возможно, что участие в боевых действиях и вовсе ограничится воздушной разведкой или в крайнем случае применением штурмовиков. И уж точно это будет поддержка именно законного правительства Башара Асада, а не некое участие в международной коалиции. Дело в том, что участники такой потенциальной коалиции все как один настаивают именно на ликвидации «режима Асада», что совершенно неприемлемо для России.

И именно потому некое самостоятельное участие в конфликте на Ближнем Востоке, исходя из собственных интересов, было бы для Москвы логично и даже необходимо. Терять темп в такой обстановке было бы непростительно.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  27.03.2017
Ижевский электромеханический завод «Купол» впервые поставил полковой комплект ЗРК малой дальности 9К331М «Тор-М2» для оснащения 538-го зенитного ракетного полка 4-й гвардейской Кантемировской танковой дивизии Западного военного округа. Об этом сообщил в ходе Единого дня военной приемки командир полка Константин Демидов.
Мировой ВПК  27.03.2017
Ракетный крейсер «Украина» был построен в последние годы советской власти, в 1984–1990 годах. Разработка корабля (который первоначально назывался «Комсомолец», а в 1985–1993 – «Адмирал флота Лобов») велась в ленинградском Северном конструкторском бюро, собственно строительство – на николаевском судостроительном. Крейсер относится к проекту 1164 «Атлант» – классу кораблей, занимающему промежуточное положение между тяжелыми атомными крейсерами типа «Киров» и эсминцами типа «Современный». В основные задачи таких крейсеров в том числе входит уничтожение надводных кораблей противника вплоть до авианосцев, борьба с подлодками, решение задач коллективной ПВО, поддержка десантов и т.д.
Геополитика  23.03.2017
Китай продолжает очередную масштабную реформу Народно-освободительной армии (НОАК). Вслед за реорганизацией органов центрального военного управления объявлено очередное сокращение численности НОАК. Китайцы опять режут Сухопутные войска (СВ). И опять в пользу флотской компоненты, а также ВВС. Столь последовательная и долгосрочная политика ясно показывает приоритеты Китая в направлении своего военного развития и выбора противников.
Мировой ВПК  21.03.2017
Генеральный конструктор, вице-президент по инновациям Объединенной самолетостроительной корпорации (ОСК) Сергей Коротков сообщил о том, что корпорация проводит работы по созданию перехватчика нового поколения МиГ-41, который должен прийти на смену МиГ-31. Причем самолет разрабатывают не только конструкторы РСК «МиГ», но и специалисты других компаний, входящих в состав РСК.
Конфликты  23.03.2017
«На границе тучи ходят хмуро…» — это сегодня про израильский Север. Про тучи, которые следует развеять, а заодно и вызванный ими туман, про назревающую грозу на северной границе. Напряжение там, ставшее очевидным после обмена ударами между Израилем и Сирией в конце прошлой недели, — не локальное кратковременное обострение ситуации, а отражение новой реальности, которая определит будущее региона в ближайшей перспективе.
Конфликты  22.03.2017
Израиль пообещал продолжить авиаудары по оружейным конвоям «Хезболлы» в Сирии. Атаки будут продолжаться в случае «возможности с разведывательной и военной точек зрения», - подчеркнул премьер- министр страны Биньямин Нетаньяху. Он отметил, что проинформировал президента России Владимира Путина о своих намерениях. Кроме того, израильский премьер опроверг сообщения о том, что Россия настаивает на прекращении Израилем военных операций на сирийской территории. «У России имеется выработанная политика (по отношению к позиции Израиля на Ближнем Востоке), и она не изменилась», - цитирует заявление Нетаньяху израильское издание The Jerusalem Post.
Конфликты  22.03.2017
Швейцарский военный ресурс «Offiziere.ch» опубликовал статью канадского военного эксперта Пола Прайса «Strategic Spillover: The Emirates in Africa» («Стратегическая экспансия Эмиратов в Африке»). Автор, ранее работавший в аналитических структурах НАТО и ОБСЭ, комментирует создание Объединенными Арабскими Эмиратами двух военных баз на территории Африки.