25.02.2016, 10:47
Сирийское перемирие может оказаться ловушкой
Сирийское перемирие может оказаться ловушкойМеждународная военная политика
Договоренности о прекращении огня в Сирии были достигнуты подозрительно вовремя. Еще более подозрительно то, что сложившаяся ситуация напоминает ту, которую мы видели уже как минимум дважды – в Боснии и в Донбассе. Сейчас России необходимо понимать, что игроки, в первую очередь США, готовы использовать любую возможность, чтобы переломить ситуацию в свою пользу. Впрочем, ИГИЛ это не спасет.

На фоне заявлений о режиме прекращения огня для «оппозиционных сил не террористической направленности» ИГИЛ решило вновь заявить о себе, захватив поселок Хнассер, а значит, и контроль над небольшим участком основной дороги снабжения Алеппо. Поселок этот вскорости был отбит сирийским спецназом, но его для этого пришлось вернуть с перспективных наступательных частей фронта на севере Алеппо.

Не бог весть какой важности событие, тем более что ИГИЛ достаточно часто пыталось играть на «стратегии непрямого действия», концентрируясь на перерезывании систем снабжения правительственных войск. Другое дело, что уже несколько месяцев боевики квазигосударства вообще не предпринимали попыток проведения операций тактического характера, тем более успешных (хотя бы и временно). А большинство аффилированных с антиасадовской оппозицией комментаторов и СМИ тут же заявили, что в районе Алеппо в тактическое окружение попала группировка правительственных войск, оснащенных современным российским оружием, в частности танками Т-90.

Вся эта история продержалась в топах не более суток и большого следа за собой не оставила. Кроме напоминания о том, что война еще не окончена.

Для ИГИЛ бои за Хнассер означали временную отсрочку наступления правительственных войск на как бы столицу – Ракку. Для «Джебхат ан-Нусры» – ослабление давления на турецкой границе. Теперь сирийский генштаб (как обычно с ним в такие моменты происходит) задумается, что логичнее прямо сейчас – начать наступление на Ракку или продолжить добивать джихадистов к северо-западу от Алеппо. И, учитывая его стиль мышления, вполне может выбрать Ракку.

К Хнассеру были спешно свезены основные силы специального назначения в регионе: «Бригада 3», «Гепарды», «Тигры пустыни» полковника Сухейля и «Аль-Кудс» (то есть «Иерусалим» – бригада, состоящая в основном из палестинцев и ливанцев). А раз они уже там, то зачем перемещать их обратно, чтобы доделать недоделанную работу на турецкой границе – примерно так рассуждают в сирийском генштабе. И неважно, что недоделанное дело – на важнейшем участке фронта. На участке, принципиально значимом для многих игроков, играющих за совсем другую команду.

А ведь условия мирного соглашения» такой ход развития событий как раз и предполагают. Ведь военные действия против ИГИЛ и «ан-Нусры» не остановлены – и не будут остановлены до их полного разгрома. Но то, что Ракка – фактическая столица ИГИЛ, не более чем европейское заблуждение, основанное на привычном восприятии мира. В действительности это лишь наиболее крупный и удаленный город из контролируемых ИГИЛ, что не делает его столицей и не наделяет присущей оным значимостью («мировой халифат» вообще пока не определился со столицей, известно лишь, что Мекку и Медину он отвергает, считая даже поклонение Каабе отклонением от ислама, даже несмотря на то, что на святость Каабы указывал сам Мухаммед). Тем не менее именно в направлении Ракки начинается гонка как со стороны правительственной армии, так и со стороны коалиции, возглавляемой США. Это, конечно, не аналог Берлина, но некий парафраз – «кто первый, тот и победитель нового мирового зла».

Вслед за Раккой последует, например, Мосул или что-нибудь еще, но захват конкретного населенного пункта не будет означать окончание тотальной войны. Просто европейская структура восприятия подразумевает поднятие флага над символически важной территорией врага, и очень бы хотелось, чтобы вовремя. Для США же наступление на Мосул и Ракку стало не просто элементом предвыборной гонки, но и жизненно важным шагом в деле восстановления репутации единственной сверхдержавы в кратчайшие сроки. И да, стоит пойти на соглашение о прекращении огня, чтобы сконцентрироваться на движении на Ракку, даже если для этого нет приличествующих ситуации наземных сил, а союзники (например, Саудовская Аравия) на земле столь же недееспособны, сколь и в воздухе. Те же, что дееспособны – Турция – не слишком контролируемы психологически, да и сама Анкара находится в почти коматозном состоянии после поражений протурецких сил в провинции Латакия. Таким образом, «гонка на Ракку» в ближайшее время станет самым важным элементом политико-военного противостояния, при котором, как это обычно бывает в Сирии, на время подзабудут о боях у Алеппо, в Латакии и в провинции Дераа.
Настораживает сходство событий, эта преследующая мир цепочка.

Войска Сербской Республики Босны выходят на стратегическое наступление, закрепляются в «коридоре Брчко» и зачищают Восточную Босну – и тут же в ситуацию вмешиваются Соединенные Штаты, принуждая к тому же и НАТО (Германия очень не хотела появления на Балканах танков с характерным черным крестом впервые с 1941 года, но пришлось). Результат: Дейтонские соглашения, расчленение Боснии и Герцеговины на невыгодных для сербов условиях, создании недееспособного «многослойного» государства, фактическое его расчленение, потеря им суверенитета и превращение сербов в «народа-изгоя» и «народа-агрессора» (с последующим навешиванием и других пропагандистских ярлыков).

Войска Новороссии по факту уничтожают украинскую армию дважды подряд, но каждый раз западная дипломатия успевает вмещаться, ратуя за мир, прекращение огня и прочие гуманитарные радости, под которыми подпишется любая университетская девочка. В первый раз Киев начинает спешно собирать новую армию – и вновь переходит в наступление, теряя при этом Дебальцево и старательно затягивая переговоры. Результат: Минские соглашения, то есть то ли замороженный конфликт при непонятной трактовке договоренностей, то ли подготовка к новой, более организованной фазе военных действий. Причем бесконечные консультации с западными посредниками только усугубляют обстановку.

Правительственная армия Сирии при помощи российских ВКС удачно реализовала серию наступательных операции, которые привели к краху джихадистских и протурецких сил – речь уже зашла об окончательном разгроме этих группировок и выводе из состава региональных военно-политических игроков Турции и ряда стран Залива. И вдруг американская сторона идет на неожиданное соглашение о прекращении огня (а самодержцы стран Залива спешат поговорить с Москвой), которым, по сути дела, почти невозможно управлять, но ответственность за соблюдение которого будет повешена на Дамаск и Москву. Тут же в стане проамериканских сил и дипломатических кругах начались разговоры о возможном расчленении Сирии «по дейтонскому сценарию», который будет сочетать в себе еще и элемент вечных «минских переговоров» (неважно в каком городе в реальности они будут проводиться, скорее всего, в Вене).

Мы это все уже проходили. Боевики ИГИЛ напали на «дорогу жизни» очень вовремя, оттянув на себя специальные силы Сирии и добровольцев из северо-западного Алеппо, отсрочив разгром «ан-Нусры» в тех местах на несколько дней и приостановив выход правительственных войск на новые стратегические позиции на турецкой границе. Списать это все на простое совпадение или на то, что ИГИЛ снова воспользовалось склонностью дамасского генштаба чрезмерно концентрировать силы на одном участке фронта, бездумно оголяя другие, уже нельзя. Это больше похоже на продуманную акцию.

При этом ИГИЛ оставляет без контроля ситуацию у Пальмиры и не форсирует наступательных действий у Дейр-эз-Зора, прекрасно понимания, что Дамаск не будет сейчас предпринимать в этих зонах каких-либо операций, сосредоточившись на «гонке на Ракку». В конце концов, исламисты три месяца игнорировали разгром «ан-Нусры» у Алеппо, перейдя к обороне у авиабазы Квейрис и даже не пытаясь занять территории, которые им сами в руки падали после отступления джихадистов к турецкой границе. Они ждали именно этой возможности – возможности бессмысленной из-за соотношения сил и других обстоятельств контратаки для того, чтобы снова заявить о себе и приостановить наступление на Ракку.

Похоже, они боролись за то, на что напоролись. Если «гонка на Ракку» станет новым трендом, придется вновь задуматься не о «расчленении Сирии» и не о «роли демократических сил», а о новых стратегических планах борьбы с ИГИЛ. А тут уж не «кто первый», а «один за всех». А Турция пусть покурит в стороне. Ей не привыкать.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  08.12.2016
Спецоперация «Потрясти мир продажей пакета акций «Роснефти»» успешно завершена. Произведенный эффект превзошел все ожидания. Но за экономическими деталями соглашения скрывается не менее интересный политический подтекст. Трудно найти более знаковые структуры, нежели Glencore и Суверенный фонд Катара, символизирующие новое качество России как великой державы. Продажа 19,5% акций «Роснефти» международному консорциуму имела все признаки сложнейшей спецоперации.
Мировой ВПК  08.12.2016
На днях немецкие СМИ разразились настоящей истерикой, через которую явно проглядывается постепенно нарастающее паническое состояние. Поводом к этому стали недавние испытания российского боевого железнодорожного комплекса (БЖРК) «Баргузин», или, попросту говоря, ядерного поезда. Так, журналисты влиятельного немецкого издания Die Welt заявили, что «Баргузин» – это российское оружие, которое, пожалуй, больше всего внушает страх Западу со времен окончания Холодной войны.
Геополитика  07.12.2016
Слова президента Казахстана о колониальном прошлом страны вызвали бурную реакцию в России и были расценены как антироссийские. Безусловно являясь таковыми по сути, они отражают крайнюю сложность ситуации, в которой оказался и Назарбаев, и его молодое государство. Как Россия должна относиться к подобным высказываниям?
Мировой ВПК  06.12.2016
Как можно было потерять за короткий срок два самолета из авиакрыла «Адмирала Кузнецова», да еще и по схожей причине — порвавшихся тросов авиафинишера? Defence.ru разбирается вместе с обозревателем Lenta.ru Ильей Крамником.
Конфликты  08.12.2016
Рамзан Кадыров не стал опровергать факт отправки чеченских бойцов в Сирию, выступив с подробным, но несколько расплывчатым заявлением по этому поводу. Ранее в Сети появился видеоролик под заголовком «Военные из Чечни отправляются в Алеппо». Военные аналитики предположили, какую именно роль в Сирии могли бы сыграть военнослужащие из Чечни. Глава Чечни Рамзан Кадыров в четверг выступил с пространным заявлением, поводом для которого стали сообщения о том, что в Сирию направлен чеченский спецназ - бойцы батальонов Минобороны «Восток» и «Запад».
Конфликты  08.12.2016
Если раньше Алеппо «умирал, но не сдавался», то теперь даже пропагандистские СМИ джихадистов сменили репертуар: да, мы вынуждены отступить, но «война только начинается». В этом с боевиками согласен Госдеп, и война действительно «началась»: атаковав анклавы шиитов, исламисты нарушили режим перемирия в Идлибе и оформили тем самым новый серьезный вызов сирийской армии.
Конфликты  07.12.2016
Банды боевиков полностью выбиты из старых кварталов Алеппо. «Противник разгромлен и бежит в южные кварталы», – сообщают сирийские военные. По их словам, освобождение восточного Алеппо будет завершено к концу недели. Помощь армии Сирии оказывают российские военные советники, одним из которых был погибший командир 5-й гвардейской танковой бригады полковник Руслан Галицкий. «Танкист мог вести управление сухопутным боем», – предполагает бывший замглавкома сухопутных войск России генерал-лейтенант Сергей Скоков.