15.08.2016, 10:53
Сирийский расклад
Сирийский раскладМеждународная военная политика
Глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф предложил организовать трехстороннюю встречу Турции, России и Ирана для обсуждения путей урегулирования сирийского кризиса в интересах стран ближневосточного региона. Об этом 13 августа сообщило издание al-Hayat со ссылкой на иранские источники.

В пятницу Зариф во главе делегации с официальным визитом посетил Анкару, где встретился со своим турецким коллегой Мевлютом Чавушоглу, а также с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом и премьер-министром Бинали Йылдырымом.

СМИ отмечают, что во время визита иранской делегации стороны пообещали укреплять политическое сотрудничество и подчеркнули, что приоритетом для Анкары и Тегерана является сохранение «единства» Сирии и препятствование «сепаратистских курдских территорий». Кроме того, их источники сообщили о возможном визите Эрдогана в Тегеран через несколько недель.

Напомним, 11 августа министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу заявил, что Анкара готова обсуждать с Россией вариант совместной операции против группировки «Исламское государство». Он пояснил, что турецкой армии известно расположение баз ИГ, а авиация страны намерена бороться с ними более активно, чем раньше. При этом Чавушоглу заметил, что «это не означает, что турецкие самолёты и российские самолёты будут летать вместе». В свою очередь, спецпредставитель президента РФ по Ближнему Востоку и странам Африки, заместитель министра иностранных дел Михаил Богданов отметил, что Россия приветствует готовность Турции обсуждать совместные действия против ИГ.

В российском обществе заявление турецкого министра вызвало двойственную реакцию. Еще недавно все государственные СМИ не стесняясь в выражениях обвиняли Эрдогана и его ближайшее окружение не только в незаконной торговле нефтью и артефактами с исламистами, но и в прямой поддержке как «ан-Нусры» (ныне «Джебхат аль-Фатх аль-Шам»), так и «халифата». И вдруг — «совместные операции» и даже якобы закрытие «дыры» на сирийско-турецкой границе (погранперехода Баб аль-Хава, ведущего в провинцию Идлиб).

Такие заявления в контексте налаживания отношений можно было бы списать на ни к чему не обязывающую дипломатическую риторику, но, как бы это странно ни звучало, несмотря на многочисленные противоречия по Сирии, сегодня координация усилий между Москвой, Тегераном и Анкарой действительно возможна. Для этого сторонам даже необязательно быть закадычными друзьями.

Взятие проамериканским курдско-арабским альянсом «Демократические силы Сирии» города Манбидж делает реальным сценарий соединения трех кантонов Роджава (Африн, Кобани и Джазира) в единое территориальное пространство. Так, 1 июля редакционная комиссия учредительного собрания Федерации Рожава — Северная Сирия, куда входят не только курды, но арабы и ассирийцы, опубликовала текст проекта Общественного договора, который должен стать фактической конституцией данного региона (состоит из 11 глав и 85 статей).

Для Эрдогана такой сценарий неприятен по той причине, что грозит возникновением курдской государственности. Возможно, одной из основных причин, побудивших главу Турции извиниться за сбитый самолет, была как раз американская поддержка сирийских курдов (а также турецких левых). Отсюда — и его попытки наладить сильно испорченные отношения с Россией, которая осторожно оказывает поддержку сирийским курдам, но при этом выступает за целостность Сирии. Позиция Дамаска и Тегерана в отношении любой формы курдской автономии — крайне негативная. И в этом плане интересы Анкары и просирийской коалиции сходны.

Когда в состав турецкой делегации 9 августа в Санкт-Петербург, как писали турецкие СМИ, в самый последний момент был включен глава национальной разведывательной организации Турции (MIT) Хакан Фидан, некоторые эксперты предположили, что на встрече шла речь об установлении контакта между российской авиагруппой в Сирии и вооруженными силами Турции во избежание повторения инцидентов, подобных сбитию российского бомбардировщика Су-24М в ноябре 2015 года. Однако заметим, что об этом решении было объявлено еще до встречи, а значит, там могли обговариваться уже какие-то детали (все-таки надо учитывать и специфику MIT). Например, затрагиваться вопрос возобновления полетов турецких боевых самолетов над территорией Сирийского Курдистана (перемещения армейской авиации фиксировались не раз), которые были прекращены после того, как на боевое дежурство в САР заступил дивизион ЗРС С-400.

Более того, некоторые сирийские оппозиционные сайты (например, издание Enab Baladi, основанное в 2011-ом активистами из провинций Дераа и Дамаск) начали сообщать о контактах якобы российских спецслужб с группировками, воюющими на севере Сирии возле турецкой границы. В частности, предложение о взаимодействии вроде как получила бригада «Аль-Мутассим» (из состава Сирийской свободной армии), действующая в приграничном городе Азаз и получающая помощь от турок. Суть его в том, что оппозиционерам готовы помочь вернуть город Тель-Рифат, расположенный на трассе Алеппо-Азаз-Газиантеп в 20 км от турецкой границы, и город Манаг с одноименной авиабазой, а также обеспечить их помощью в обмен на сотрудничество и координацию усилий в борьбе против «Исламского государства».

По словам представителя бригады, который встречался с разведчиками, предложение касалось не только бригады «Аль-Мутассим», но и иных фракций, действующих в Северном Алеппо. Отметим, что это не первые сообщения о контактах российских спецслужб (ГРУ или СВР): о подобных предложениях со стороны сирийского мухабарата по инициативе РФ в июне полевые командиры «умеренных» рассказывали в интервью корреспондентам изданий BuzzFeed, The Daily Beast и др.

Вообще надо отметить, что такие контакты — не новость, поскольку авторитетные отечественные востоковеды не раз говорили, что переговоры российских специалистов с сирийской оппозицией фиксировались еще до начала экспедиционной кампании РФ в Сирии. Поэтому вполне можно допустить, что наши спецслужбы (при посредничестве турецких) действительно контактируют с «умеренными» группировками в районе Азаза, чтобы они активнее боролись с ИГ, а заодно и мешали американским планам.

По всей видимости, мы сейчас наблюдаем формирование некоего стратегического партнёрства между Ираном, РФ и Турцией, полагает востоковед-тюрколог, руководитель политического направления Центра изучения современной Турции Юрий Мавашев.

— Напомню, что в ночь несостоявшегося переворота в Турции Россия и Иран заняли принципиальную позицию о недопустимости неконституционной смены власти в стране. Важно отметить, что все пожелания в адрес турецкого руководства звучали с определенным ожиданием, что Анкара изменит свою внешнюю политику. Во время визита в Санкт-Петербург турецкой делегации президент Владимир Путин подчеркнул, что он был одним из первых, кто позвонил президенту Эрдогану во время известных событий. Это был вполне понятный сигнал к тому, что РФ и Иран хотели бы закрепить изменения в политическом курсе Турции, который начал принимать другие очертания еще с уходом с поста премьер-министра Ахмета Давутоглу. А речь идет о переходе не только к принципиально другой политике, но и даже к иным политическим инструментам в решении спорных вопросов. Ранее, как известно, Анкара придерживалась вектора, направленного на фактически дезинтеграцию САР.

Обратим внимание на то, что все встречи проходят практически синхронно. 12 числа глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф провел переговоры с турецким руководством, которые длились три часа. А накануне встречи в Санкт-Петербурге — 8 августа — состоялась трёхсторонняя встреча президентов Азербайджана, Ирана и России. Еще ранее Реджеп Тайип Эрдоган выражал готовность «больше прежнего» сотрудничать с Ираном и Россией ради восстановления мира в регионе.

Таким образом, речь действительно идет о взаимодействии в политической плоскости и совместном решении проблем, причем стороны здесь хотели бы добиться как минимум статуса-кво при невмешательстве Запада. Скажем, в конце июня в Париже прошла конференция «Национальной армии освобождения Ирана» под покровительством Саудовской Аравии. В частности, на мероприятии присутствовал бывший саудовский начальник разведки, принц Турки ибн Фейсал (ему некоторые эксперты приписывают создание «Аль-Каиды»), который там призвал к падению иранского режима. То есть у игроков действительно есть общие вызовы. Один из них — трансграничный курдский фактор. Поэтому логично, что РФ, Иран и Турция стараются разработать новые правила региональной игры, формировать новую конъюнктуру без вмешательства извне.

Понятно, что в открытой печати конкретных достигнутых договорённостей пока мы не увидим — все-таки общество должно быть к ним подготовлено. А акцентировать внимание на турецких СМИ сейчас не стоит, поскольку для внутреннего пользования могут делаться любые заявления в духе «Турция своих позиций не меняет». Там это крайне необходимо, поскольку общество после неудачного переворота накалено до предела и всюду ищет предателей.

— Понятно, что переговоры РФ с Турцией по курдскому вопросу ведутся, и рано или поздно к ним должен был присоединиться Иран, — говорит директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров.

— Но надо четко понимать — каких целей мы хотим достигнуть на северо-западе страны? Озабоченность Анкары понятна: провозглашенная курдами Федерация Северная Сирия, поддерживаемая США, — это плацдарм для разрушения Турции, поскольку там действуют не только отряды YPG сирийской партии «Демократический союз», аффилированной с РПК, но еще и базируется Турецкая коммунистическая партия/марксистско-ленинская. Для Тегерана формирование курдской дуги также неприятно, поскольку в самом Иране сейчас идут активные боевые действия КСИР против местных курдов.

Возможно, что наши спецслужбы действительно имеют контакты с группировками в районе Азаза. Но дело в том, что если нам и удастся там с ними договориться, то их командиры могут сказать: «Не трогайте и союзные нам отряды в Алеппо». Поэтому, на мой взгляд, сирийские войска при нашей поддержке должны сами поспешить и продвинуться в район Азаза, чтобы курды считались с нами при соединении Африна и Кобани. От нас они практически никакой помощи не получают, их полностью спонсируют американцы, которые создали на территории Сирийского Курдистана свои военные объекты, которые курды скромно называют «сельхозугодиями» и на которых развернута армейская авиация.

Проблема в том, что закрыть границу с Турцией — значит, еще и уничтожить ту инфраструктуру, откуда боевики, поддерживаемые США, Персидскими монархиями, получают боеприпасы и т. д. Это изменит ситуацию в Сирии, в том числе и в Алеппо. Но неужели американцы дадут это сделать туркам? С одной стороны — они не могут поддаться на шантаж Анкары, с другой — лишить себя тыловых баз. Мое мнение такое: Эрдоган будет подвергаться мощному прессингу, и я очень удивлюсь, если он продержится больше года.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  23.03.2017
Китай продолжает очередную масштабную реформу Народно-освободительной армии (НОАК). Вслед за реорганизацией органов центрального военного управления объявлено очередное сокращение численности НОАК. Китайцы опять режут Сухопутные войска (СВ). И опять в пользу флотской компоненты, а также ВВС. Столь последовательная и долгосрочная политика ясно показывает приоритеты Китая в направлении своего военного развития и выбора противников.
Мировой ВПК  21.03.2017
Генеральный конструктор, вице-президент по инновациям Объединенной самолетостроительной корпорации (ОСК) Сергей Коротков сообщил о том, что корпорация проводит работы по созданию перехватчика нового поколения МиГ-41, который должен прийти на смену МиГ-31. Причем самолет разрабатывают не только конструкторы РСК «МиГ», но и специалисты других компаний, входящих в состав РСК.
Геополитика  20.03.2017
8 марта 2017 года вице-председатель американского Объединенного комитета начальников штабов генерал Пол Селва в выступлении в комитете Палаты представителей Конгресса США впервые публично обвинил Россию в нарушении бессрочного Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности (РСМД), заключенного в 1987 году президентом США Рональдом Рейганом и генеральным секретарем ЦК КПСС Михаилом Горбачевым. Селва объявил, что Россия поставила на вооружение крылатую ракету наземного базирования (в классификации НАТО — SSC-8), чем нарушила «дух и смысл» соглашения о контроле над вооружениями, сделав это с целью создать угрозу для НАТО.
Геополитика  20.03.2017
На сайте Стратегического командования США появилось сообщение о проведении учений под кодовым названием Global Lightning 2017. Мероприятие могло бы остаться рутинным, если бы не три любопытных новшества. Во-первых, в этот раз «молнию» встроили в глобальные учения Европейского командования ВС США Austere Challenge 2017, которые по сути являются командно-штабными учениями (КШУ) армий всего Североатлантического альянса. Во-вторых, как заявил глава U.S. Strategic Command генерал Джон Хиттен, они впервые за четверть века не ограничились компьютерным моделированием.
Конфликты  23.03.2017
«На границе тучи ходят хмуро…» — это сегодня про израильский Север. Про тучи, которые следует развеять, а заодно и вызванный ими туман, про назревающую грозу на северной границе. Напряжение там, ставшее очевидным после обмена ударами между Израилем и Сирией в конце прошлой недели, — не локальное кратковременное обострение ситуации, а отражение новой реальности, которая определит будущее региона в ближайшей перспективе.
Конфликты  22.03.2017
Израиль пообещал продолжить авиаудары по оружейным конвоям «Хезболлы» в Сирии. Атаки будут продолжаться в случае «возможности с разведывательной и военной точек зрения», - подчеркнул премьер- министр страны Биньямин Нетаньяху. Он отметил, что проинформировал президента России Владимира Путина о своих намерениях. Кроме того, израильский премьер опроверг сообщения о том, что Россия настаивает на прекращении Израилем военных операций на сирийской территории. «У России имеется выработанная политика (по отношению к позиции Израиля на Ближнем Востоке), и она не изменилась», - цитирует заявление Нетаньяху израильское издание The Jerusalem Post.
Конфликты  22.03.2017
Швейцарский военный ресурс «Offiziere.ch» опубликовал статью канадского военного эксперта Пола Прайса «Strategic Spillover: The Emirates in Africa» («Стратегическая экспансия Эмиратов в Африке»). Автор, ранее работавший в аналитических структурах НАТО и ОБСЭ, комментирует создание Объединенными Арабскими Эмиратами двух военных баз на территории Африки.