01.06.2016, 21:08
Сирийская армия готовится к триумфу, сравнимому с освобождением Пальмиры
Сирийская армия готовится к триумфу, сравнимому с освобождением ПальмирыМеждународная военная политика
Еще недавно утверждалось, что исход войны решится в районе Алеппо, но, поддавшись нажиму Запада, сирийская армия пересмотрела свои планы. Как ни странно, в более перспективную сторону. На кону освобождение последнего действительно крупного города, заблокированного ИГИЛ. Это пахнет успехом, сопоставимым с Пальмирой. Однако у ВКС РФ могут возникнуть трудности.

За последнюю неделю боевые действия в Сирии приняли странный характер. Сразу в нескольких районах продолжается концентрация и правительственных войск и «сочувствующих» курдов, но заявленные наступления ничем, кроме громких рекламных кампаний, себя не проявили. Столь же странно ведут себя проамериканская коалиция и войска Ирака. Сперва очень медленно продвигались к Фаллудже, а потом, подойдя к ее окраинам, вывесили на каком-то сарае флаг, сфотографировали его и быстро отступили на безопасное расстояние. Этим они обеспечили прекрасную картинку для CNN, но практический эффект от всех этих действий нулевой. Впрочем, по порядку.

Правительственная армия Сирии, как и прошлой осенью, пребывает в раздумьях, какую же цель объявить главной. Неделю-полторы назад казалось, что генералы в Дамаске склоняются к продолжению успешного наступления в районе Алеппо, но сейчас ориентир смещается в направлении Дей-аз-Зора. Возможно, что одна из причин такой перемены сугубо политическая: слишком уж активно США и Европа требовали не допустить эскалации боев в регионе Алеппо, апеллируя к гуманитарным аспектам.

В то же время спешное, неподготовленное продвижение курдов и поддерживающих их американских спецназовцев в направлении Ракки («столица» ИГИЛ) требовало агрессивной поддержки на других фронтах. В том числе, и от правительственной армии. Курды сообщают, что им удалось собрать группировку в 12 тысяч бойцов, из которых большинство – арабы, и они уже приступили к операции по освобождению стратегически важного города Манбидж. Это похвально, но никакого отношения к наступлению на Ракку не имеет. Манбидж – это в сторону Алеппо. Курды медленно, но громко спускаются с гор на равнины там, где это оказалось возможным в силу ослабления противника. Создается впечатление, различные курдские группировки до сих пор не смогли наладить координацию не то что с россиянами и американцами, а даже между собой. Они плохо ориентируются вне своих земель, и, прорвавшись в незнакомую среду – сады к северу от Ракки неделю назад, остановились и не знают, как себя вести.

При этом то, что правительственная армия может решиться на наступление на Дейр-аз-Зор из района Пальмиры, как и предполагалось несколько месяцев назад, новость скорее хорошая. Это не такой уж великий путь, тем более, что по дороге могут встретиться только летучие отряды, для уничтожения которых есть вертолеты российских ВКС. Выход к Дейр-аз-Зору снимет блокаду с города, а это последний действительно крупный населенный пункт в Сирии, полностью блокированный джихадистами. Но, что еще важнее, соединение с гарнизоном Дейр-аз-Зора полностью завершит окружение Ракки. После этого не будет уже никакой нужды штурмовать там позиции ИГИЛ, привлекать слишком медлительных курдов или некстати образовавшихся тут американцев. Падение «северной столицы» ИГИЛ станет делом времени, а высвободившиеся части можно будет перевести на другие участки фронта.

Например, в Латакию, где кровопролитные бои не прекращаются ни на день. Сейчас район Идлиба – самая проблемная для правительственных войск зона, поскольку и в туркоманских горах, и к северу от них боевики не имеют проблем со снабжением, а местное население настроено к ним лояльно. И можно предположить, что именно освобождение провинции Идлиб будет одной из самых сложных задач для правительственной армии.

Что же касается ситуации на юге, с подачи российских центров по примирению обстановка в провинции Дераа стабилизируется, с 1 июня там был вновь продлен режим тишины. Это позволяет не отвлекаться на теперь уже второстепенное направление и договариваться с Израилем по тактическим вопросам в воздухе и на земле – в районе Голанских высот и Кунейтры, где некоторую территорию все еще контролируют джихадисты.

Дамаск уже привык к масштабным скоростным операциям, которые почему-то не афиширует публично (в отличие от американцев и иракцев, которые устраивают из них что-то вроде шоу наподобие гонок по пустыне из старого «Безумного Макса»). Повторение у Дейр-аз-Зора такой же операции, какая выпала на долю Пальмиры, могло бы серьезно поднять престиж правительственной армии. Тем более, что в районе Алеппо коренного перелома пока не наблюдается. Опять же, в отличие от районе Алеппо, наступление на Дейр-эз-Зора не требует значительного количества сил и техники. Сама география фронта такова, что там просто не уместить столько войск, сколько планирует собрать Дамаск, - бои идут на относительном небольшом фронте у Евфрата, в сельскохозяйственной зоне, а вглубь пустыни отвлекаются все те же летучие отряды на «техничках», которые патрулируют нефтяные поля, отдельные технические поселки и перекрестки дорог. Здесь не надо уподобляться американцам, которые несколько лет гонялись за каждой отдельной «техничкой» на бомбардировщике ценой в полтора миллиарда долларов, но присутствие в воздухе российских ВКС в районе Дейр-эз-Зоре сейчас действительно необходимо.

И здесь российские части могут столкнуться именно с теми проблемами, о которых говорил Владимир Путин на недавнем совещании с представителями ВПК и Министерства обороны. Дейр-эз-Зор расположен максимально далеко от базы Хмеймим, дальше уже Ирак, американцы, курды и игиловский Мосул. Ресурс Су-24 практически исчерпан, на предельной дальности им трудно «резвиться» так же, как это происходило в других районах Сирии. Потому и производится ротация на новые модели самолетов, которые поступают в войска, к сожалению, не так быстро, как хотелось бы.

Резкую реакцию Верховного главнокомандующего вызвали и доклады о том, что на земле подготовка к вылету каждого отдельного самолета (особенно новых типов) оказалась долгой и трудоемкой, а аэродромные команды пришлось переучивать, что снизило эффективность вылетов. Возможно, что этим фактором отчасти вызвана и столь долгая подготовка к наступлению на Дейр-эз-Зор, поскольку правительственная армия остерегается выдвигаться в пустыню без поддержки с воздуха. И это при том, что за полгода ее боевой дух резко вырос, а тактическая выучка в отдельных подразделениях как армии, так и народного ополчения достигла вполне приемлемого уровня.

Сирийцев можно понять. Забрезжившая надежда на мир заставляет дорожить людьми, которые хотят дожить до победы. Сирийские генерал – не слепые марионетки, они вполне осознанно избирают ту тактику, которая кажется им более перспективной (период, когда каждое оперативное решение принималось столь долго, что становилось неактуальным, мы, кажется, пережили). Если в центральных и южных районах страны политика уже подменила собой войну, и с остатками отрядов боевиков принудительно договариваются, то в таких критичных районах как Алеппо, Ракка и Дейр-эз-Зор тактические решения принимаются исходя из имеющихся ресурсов.

Если заявленное наступление на Дейр-эз-Зор начнется в ближайшие дни (а об этом говорят почти что на официальном уровне), это будет серьезной победой разума над эмоциями. Сейчас уже никто никуда не спешит. Нет никакой необходимости ломиться в так называемые столицы ИГИЛ напрямую, расходуя ресурсы и подставляясь под критику «международного сообщества». Без прямого снабжения – на собственных ресурсах джихадисты долго не протянут, даже несмотря на то, что под их контролем осталась та часть местного населения, которая добровольно приняла внутренние порядки ИГИЛ.

Да, людоедская форма псевдогосударственного устройства многим, увы, пришлась по душе, и что потом с этими людьми делать – сложный вопрос не только для Дамаска, но и для российских центров по примирению. Каждого второго придется фильтровать на предмет участия, например, в работорговле, а времена СМЕРШа прошли. Да и американский опыт в Ираке с тотальной люстрацией членов партии БААС оказался крайне неудачен и отчасти породил все тот же ИГИЛ, во главе военной структуры которого стояли и стоят бывшие иракские кадровые офицеры, движимые жаждой мести, а отнюдь не религиозными соображениями. Но уже скудеющая история. Пока что впереди Дейр-эз-Зор.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  15.06.2017
Близится к завершению одна госпрограмма вооружения — ГПВ-2020, грядет следующая — ГПВ-2025. Мы поговорили с президентом Объединенной судостроительной корпорации Алексеем Рахмановым о том, как обстоят дела с гособоронзаказом, финансированием и смежниками.
Мировой ВПК  14.06.2017
Дальневосточный вояж заместителя министра обороны Юрия Борисова ежедневно приносит новости о том, как продвигается перевооружение российской армии. И каким образом совершенствуется военная техника, даже успешно пройдя государственные испытания. На днях Борисов, выступая в Комсомольске-на-Амуре во время посещения авиационного завода им. Гагарина, заявил о необходимости доработки истребителя Су-35С.
Мировой ВПК  14.06.2017
Продукция корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ) в ходе проведения операции в Сирии хорошо зарекомендовала себя и показала высокое качество. Такое мнение высказал вице-премьер Дмитрий Рогозин на юбилее знаменитой не только в нашей стране корпорации в подмосковном Королёве. «Это только начало большой работы, которая сейчас проходит испытания в Сирии, где все то, что производится вами, или большая часть того, испытывается, дорабатывается, доводится до ума, но показывает высокий класс. Это фактически переводит нашу армию, наш флот в другую лигу», — сказал Рогозин.
Мировой ВПК  14.06.2017
Радиотехнические войска ВКС планируют провести модернизацию радиолокационного комплекса «Небо-М», сообщил начальник РТВ генерал-майор Андрей Кобан. Комплекс достаточно молод, пришел в войска всего лишь пять лет назад, однако, как заявил Кобан: «У нас задан ряд работ по модернизации вооружения, которое имеется. Мы понимаем после 3−5-годичной технической эксплуатации, какой у нас имеется модернизационный потенциал — простым языком говоря, что можно было бы улучшить. На сегодняшний день такая работа активно ведется».
Конфликты  20.06.2017
Судя по сводкам, авиация коалиции США больше не пересекает линию, за которой ее самолеты станут целями российских средств ПВО. Впервые со времен «броска на Приштину» США пришлось уступить под нажимом российских военных. Австралия и вовсе отказалась поднимать свои самолеты в сирийское небо. Теперь вопрос в том, будут ли зоны военного влияния в Сирии совпадать с политическими.
Конфликты  19.06.2017
Минобороны объявило, что «любые воздушные объекты (включая самолеты и беспилотные аппараты международной коалиции), обнаруженные западнее реки Евфрат, будут приниматься на сопровождение российскими наземными средствами ПВО в качестве воздушных целей». Это решение – следствие уничтожения американским самолетом сирийского Су-22. Что оно означает с практической точки зрения?
Конфликты  15.06.2017
США перебросили на базу Ат-Танф в Сирии реактивные системы залпового огня. Их местные союзники говорят о создании второй базы в Эз-Закфе. Причины спешки понятны: многомесячная эпопея движется к развязке, ставки резко возросли, и сложившуюся в Сирии ситуацию недаром сравнивают с гонкой по Европе весной 1945 года.