28.11.2014, 12:15
Силовая геополитика
Силовая геополитикаМеждународная военная политика
Президент очертил перед армией зону российских интересов.

На совещании по вопросам военного планирования в среду Владимир Путин заявил о необходимости «надёжно защитить суверенитет и целостность России, безопасность наших союзников». При этом президент подчеркнул, что «мы никому не угрожаем и не собираемся ввязываться в какие бы то ни было геополитические игры, интриги и тем более конфликты, как бы и кто бы ни хотел нас туда втянуть».

Сейчас многие политические события внутри России воспринимаются нашим обществом и аналитиками за рубежом через призму ситуации на Украине. Слова Путина о втягивании РФ в «геополитические игры, интриги и конфликты» точно не исключение. Ситуация последнего времени четко говорит о том, что Запад был бы не прочь втянуть нас в широкомасштабное противостояние на разных территориях. Всякая реакция западных лидеров по любому поводу, так или иначе касающемуся наших интересов, похожа на провокацию. Россия хочет объективного расследования крушения малайзийского «Боинга» – против нас вводят санкции, на Украине проходят выборы президента или в Верховную Раду – против нас вводят санкции, мы отправляем гуманитарную помощь жителям Донбасса – говорят о российских имперских амбициях, мы проводим учения своей армии на своей территории – вся Европа кричит о скором вторжении русских танков в Прибалтику и Польшу. Подобную реакцию мы видим, даже если речь идет о договоре с Абхазией.

Обострение отношений с Европой и США идет постоянно. И сложно предсказать, когда и где появится новый повод для критики в сторону Москвы. Чуть было не разгорелся конфликт между Арменией и Азербайджаном, в стороне от которого России было бы остаться очень тяжело.

Понятно, что любое наше активное действие за пределами наших границ может быть воспринято как «казус белли». В конце концов, не просто так Запад усиливает давление, это должно иметь какую-то цель. Пока России удавалось умело избегать провокаций. Наоборот, наша страна последовательно выступала как миротворец в самых разнообразных конфликтах, будь-то Сирия, Иран или Украина.

Но Запад не хочет видеть нашего миролюбия умышленно. Поэтому слова президента о необходимости защищать свой суверенитет вполне логичны. Очевидно, что, не имей мы сильную армию, Запад бы давно перестал играть в санкции, а придумал бы меры воздействия к нам более тяжелые. Тем более, что в любой момент можно заявить о необходимости вмешаться в ситуацию по поводу «оккупации Крыма».

– Заявление президента достаточно дипломатичное, но направленность его очевидна, – говорит вице-президент Академии геополитических проблем Константин Соколов. – Когда глава государства говорит о союзниках, то подразумеваются члены ОДКБ и страны СНГ. Заявление направлено на то, чтобы предостеречь Запад от расширения агрессии на постсоветское пространство. С другой стороны, под словами о неучастии в конфликтах можно подразумевать Украину. Запад с самого начала пытается с помощью пропаганды доказать, что Россия участвует в украинских событиях, хотя это не так. Но если наши войска появятся в этой стране, то это будет поводом для расширения конфликта со стороны Запада.

— Кому президент посылает сигнал?

– Думаю, что заявление сделано для общественности, ведь другим странам можно сделать сигнал и по дипломатической линии. Заявление связано не только с Украиной, но и с недавно подписанным договором с Абхазией. Сам по себе договор примечательный, он показывает, что Абхазия будет с Россией надолго. Но как на это отреагирует общественность? Мы помним, что присоединение Крыма вызвало подъем патриотических чувств. С другой стороны, не всё так просто. До возвращения полуострова всего около пяти процентов жителей Украины были настроены антироссийски, но после – значительная часть украинцев стали нас не любить. Фактически, после присоединения Крыма стало возможным, когда русские стреляют в русских.

Интеграционные процессы с Абхазией тоже вызывают подъем патриотических чувств в стране, но при этом усиливают конфронтацию с Западом.

Но мы должны помнить, что Запад уже заранее считает Россию виноватой во всём, а потому можно ждать дальнейшего расширения конфликта. К продолжению конфликта готовится и киевская власть. В условиях, когда от драки не увернуться, заявление, направленное на поднятие патриотических чувств вполне логично.

— Как слова президента могут быть восприняты на Западе?

– Заявление президента это дипломатический ход. Ведь не участвовать в геополитике мы в принципе не можем, на нашей территории пересеклись интересы всех ведущих мировых сил.

Крупнейшая геополитическая игра, которую ведет Россия, это строительство альтернативного глобального центра, который формируется в рамках ШОС, БРИКС. Именно это больше всего пугает Запад. Доллар может быть потеснен на огромных пространствах, где крупные рынки и большие запасы ресурсов.

Возможно, президент имел в виду то, что активность в этом направлении будет умеренной. Но тут сложно делать прогнозы. Я не знаю, что говорили Путину мировые лидеры на встрече «большой двадцатки».

— Какова главная мысль слов президента?

– Для общественности главное, что мы не агрессор. Но в реальной политике любое действие требует ответного действия. Если давление на нас будет усиливаться, то Россия будет отвечать.

– Проблема в том, что как бы кто не хотел втянуть себя в конфликты, то всё равно придется участвовать в них, если другие государства усиленно работают в этом направлении, иначе придется отступать, – считает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров. – Приведу историческую аналогию. Сталин очень не хотел войны с Германией, запрещал отвечать на провокации, но в итоге всё равно война началась, причем не только с Германией, но фактически со всей объединенной Европой. Хорошо, что мы не хотим сейчас страданий своих людей, но это может обернуться разрушениями на собственной территории.

Я считаю, что государство должно вести оборону на передовых рубежах, сдерживать противника на чужой территории. Значит, надо бороться, если активно затронуты наши интересы. Пока мы видим, что внешнеполитическая ситуация осложняется, а позитивных результатов нет. Не осталось надежд, что мы сможем замириться с Западом, восстановить отношения. Запад понял, что Россия не готова капитулировать. Так что мы должны быть готовы к жесткой борьбе с Западом.

— Россия сейчас готова к этому?

– Президент очертил зону влияния: государства ОДКБ, которые мы не дадим в обиду. Но не очень понятна наша позиция по Украине. В результате, у Запада складывается ложное впечатление, что он может нас додавить. Надо более жестко говорить, что мы будем защищать свои интересы. Их зона вполне четко очерчена, это государства СНГ. Об этом мы говорили раньше. Надо об этом заявлять почаще.

Недавно Дмитрий Песков так и сделал, заявив о необходимости четких гарантий невступления Украины в НАТО. Правда, Запад любит делать вид, что не понимает заявлений Москвы.

Мы должны сказать, что СНГ – зона наших интересов, и мы никому не позволим на этом пространстве устраивать госперевороты, любые вопросы тут должны решаться только после консультаций с нами. Но Запад на это не идет. Он понимает только силу.

— Удовлетворят ли Запад слова Путина, что мы не собираемся ни на кого нападать?

– Конечно нет! Запад будет давить дальше. Сейчас такая ситуация, что отступать нельзя. Либо мы полностью выигрываем, либо полностью проигрываем. Добиться своего мы сможем только тогда, когда Запад утратит всякие иллюзии о своих возможностях влиять на процессы на постсоветском пространстве. Пока эти иллюзии есть. Любая наша мягкость только провоцирует Запад на дальнейшую агрессию. Если бы в апреле мы разгромили киевскую хунту, то Запад опасался бы, что мы можем пойти в Европу. С нами на серьезные переговоры идут только тогда, когда у нас есть сила. Скажем, когда при Брежневе был достигнут ядерный паритет, то сразу американцы испугались и пошли на договоренности. Если мы проявляем слабость, то нам будут рассказывать сказки о том, что расширение НАТО в интересах России.

– Действия России связаны не только с нашими желаниями, но с активностью наших недругов на международной арене, – уверен заведующий сектором региональных проблем и конфликтов отдела европейских политических исследований ИМЭМО РАН Константин Воронов. – Президент говорит об обеспечении суверенитета страны, но добиться этого непросто во взаимозависимом мире. Суверенитет предполагает некоторую степень свободы. Даже большие державы обладают суверенитетом, скорее, формально. Распоряжаться суверенитетом на международной арене они могут только в очень узком диапазоне. Претензии на полный суверенитет говорят о большом желании обеспечить себе свободу действий.

Что касается слов президента о втягивании в геополитические игры. На самом деле, мы и так участвуем в них. И на постсоветском пространстве, и на Ближнем Востоке, и в Азии, и в Европе. Везде идет глубинное взаимодействие с мировыми державами, региональными силами, различными не обладающими суверенитетом сетевыми структурами.

— Несмотря на нашу нацеленность на мир, в Европе постоянно говорят о «русской угрозе».

– Наш президент хочет снизить градус напряженности, произвести успокоение наших соседей. Но в глобальном мире некоторые заявления могут и ограничить свободу действий. Что значат слова о том, что мы не собираемся ни на кого нападать? Ведь помимо жесткой силы есть и «мягкая сила», идет борьба в информационном поле.

— Поверит ли Запад нашим словам о миролюбии?

– В политике всё имеет значение. И слова, и дела, и намерения, и возможности. Для какой-то части международной аудитории слова президента служат определенным маркером. На том же Западе есть политические силы, которые ориентируются на Россию. Так что фраза президента может сгладить некоторые противоречия.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  01.12.2016
Польша намерена приобрести у Соединенных Штатов партию высокоточных крылатых ракет класса «воздух-поверхность» JASSM-ER для оснащения своей боевой авиации. Сделка, как сообщает РИА «Новости» со ссылкой на польское агентство РАР, оценивается в 200 млн. долларов, и американский Госдеп ее уже одобрил. Слово — за конгрессменами, которые должны высказаться на этот счет до конца года. Впрочем, польские эксперты не сомневаются, что в данном вопросе Конгресс США поддержит своего партнера по НАТО. Чтобы Польша, как говорят в Варшаве, «могла защититься от российских агрессивных действий на Балтике».
Мировой ВПК  30.11.2016
Генеральный директор концерна «Алмаз-Антей» Ян Новиков сообщил РИА «Новости» о начале разработки новой системы ПВО средней дальности. Для многих это известие оказалось неожиданным. Потому что принятый на вооружение в этом году ЗРК «Бук-М3» полностью удовлетворяет требованиям современного ведения войны. И будет таковыми еще лет 10. А при условии периодической модернизации комплекса жизненный цикл может увеличиться еще минимум лет на 10. Причем эта разработка НИИ приборостроения им. В.В.Тихомирова (НИИП), входящего в концерн, опередила американский ЗРК «Патриот» минимум на два десятилетия.
Мировой ВПК  28.11.2016
Американский ежедневник The Wall Street Journal выступил с критикой России применения в военной операции в Сирии авианосца «Адмирал Кузнецов». Ссылаясь на представителей НАТО, газета заявляет, что у корабля нет мощной стартовой катапульты для запуска с его борта боевых самолетов, что создает летчикам большие проблемы — они вынуждены снижать полезную нагрузку и брать на борт меньше топлива.
Мировой ВПК  28.11.2016
Международной космической станции предстоит проработать как минимум еще несколько лет - но уже сейчас в России думают о том, как заработать на ее сведении с орбиты. Помочь в решении этой задачи должен новый грузовой корабль, разрабатываемый на замену «Прогрессам». И хотя корабль будет слабее ряда иностранных конкурентов, у России все же есть определенное преимущество.
Конфликты  01.12.2016
В украинских учениях, которые начались в четверг к западу от Крыма, задействованы «обновленные» советские ЗРК, отремонтированные в расположении херсонской бригады зенитно-ракетных войск, заявил бывший командир бригады генерал Бижев. Что еще могут использовать украинские военные и чем Россия закрывает Крым от возможного «случайного» удара?
Конфликты  30.11.2016
Во вторник, 29 ноября, Минобороны России объявило о достижении перелома в сражении за Алеппо и освобождении в восточной части города за сутки 14 кварталов с населением более 80 тысяч человек. По мнению военных специалистов, кампания, призом которой является крупнейший некогда город Сирии, близится к концу. Что дальше?
Конфликты  29.11.2016
Иран внезапно изменил свое мнение по поводу использования Россией авиабаз на своей территории. Если еще в августе из-за такого использования в Иране возник целый внутриполитический скандал, то сейчас Тегеран едва ли не призывает Москву воспользоваться своими аэродромами. Похоже, у этой перемены настроения есть глобальный политический подтекст. Тегеран готов вновь предоставить ВКС России авиабазу Ноуже в Хамадане, если этого потребует ситуация в Сирии, заявил во вторник советник главы МИД Ирана Хоссейн Шейхольэслам.