14.11.2015, 12:28
Штурм в Париже: правильно ли действовал спецназ?
Штурм в Париже: правильно ли действовал спецназ?Международная военная политика
При освобождении концертного зала Bataclan погибли 112 человек.

В ночь на 14 ноября Париж пережил самую страшную серию скоординированных террористических атак в истории. Как сообщил телеканал CNN со ссылкой на представителей французских властей, в терактах погибли 153 человека. По данным Le Figaro, более 200 человек получили ранения, 83 находятся в тяжелом состоянии. Во Франции впервые с 1945 года объявлено чрезвычайное положение на всей территории страны, граница закрыта, в столицу дополнительно переброшены 1500 военнослужащих.

Самой крупной акцией террористов оказался захват заложников в концертном зале Bataclan. В пятницу вечером там выступала известная рок-группа США Eagles of Death Metal. В общей сложности концертный зал вмещает 1,5 тысячи зрителей, и все билеты на выступление американских музыкантов были проданы. Террористы проникли в зал и открыли стрельбу. Зрители, которым не удалось вырваться из помещения, остались в заложниках. А спустя всего полчаса власти страны приняли решение провести штурм силами спецназа.

В ходе штурма были ликвидированы четыре террориста. Очевидцы сообщали о том, что нападавшие во время стрельбы кричали: «Это за Сирию!». В то же время, под перекрестным огнем полицейских и террористов, погибли десятки парижан.

По данным французского телеканала BFM, террористы расстреливали заложников — этим и объясняется большое количество жертв.

Один из зрителей, убежавших из театра, рассказал, что в здание проникли три или четыре вооруженных человека. Один из них начал стрелять из автомата в толпу. Он несколько раз перезаряжал оружие — в это время многим зрителям удалось выбежать из зала.

Общий итог погибших зрителей в зале — 112 человек.

По сути, Париж пережил свой «Норд-Ост». Именно захват заложников в театральном центре на Дубровке напоминает трагедия в Bataclan. Напомним, что в 2002 году, в Москве, группа боевиков во главе во главе с Мовсаром Бараевым захватила в заложники более 900 зрителей мюзикла, и чтобы освободить их, здание театрального центра также пришлось штурмовать силами спецподразделений. В том числе — легендарной «Альфы».

Мы попросили своих экспертов оценить действия французских спецслужб.

— Уже из первой информации об итогах штурма Bataclan стало известно, что 15 зрителей в ходе спецоперации погибли, а двоих террористов удалось ликвидировать, — отмечает вице-президент международной ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа», подполковник запаса ФСБ Алексей Филатов. — Даже из этого было видно, что теракт осуществлен небольшими силами и средствами со стороны террористов.

По моим оценкам, в группе боевиков, которая действовала в Париже, было всего 10−20 человек, вооруженных, в основном, стрелковым оружием. Именно поэтому я бы не сравнивал захват Bataclan с «Норд-Остом». В театральном зале на Дубровке, напомню, группа боевиков была куда более многочисленной — около 40 человек. И захватили они куда больше заложников — более 900 человек. Боевики в Москве заминировали зал, разместили среди зрителей шахидок, и сами были вооружены до зубов. Это намного более серьезный уровень подготовки теракта.

Исходя из этого, должен отметить: операция по штурму «Норд-Оста», кто бы что ни говорил, была выстроена грамотно. С боевиками вели переговоры, в то время как бойцы спецподразделений занимались разведкой, тренировались и отрабатывали пути отхода.

Нельзя сказать, что-то, что произошло в ходе штурма на Дубровке (в общей сложности, по официальным данным, погибли 130 человек из числа заложников), было идеальным выходом из ситуации. Но силовики, я считаю, сделали тогда все возможное. Именно поэтому все боевики Бараева были убиты в пределах периметра театрального центра, и они не сумели ни взорвать бомбу в зале, ни подорвать «пояса шахидок».

Что же касается Парижа, я удивлен, что операция по освобождению зрителей Bataclan была начата «с колес», без глубокой разведки.

Почему так произошло?

— Видимо, следует учесть, в какой психологической ситуации находились французские власти и руководители силовых структур в Париже. Думаю, на них оказывалось серьезное давление. Как правило, под таким давлением принимаются не совсем верные решения.

Есть еще момент — возможно, главный. К штурму без подготовки французские спецслужбы, скорее всего, подтолкнула информация о небольшом числе террористов в концертном зале. Технически это облегчало задачу французскому спецназу.

Тем не менее, в ходе штурма погибло слишком много людей. Хотя еще ночью, непосредственно перед штурмом, стало понятно: больших жертв в любом случае не избежать. Террористы, судя по всему, были настроены идти до конца, и хладнокровно расстреливали заложников.

Правильно ли поступили французы, решившись на экстренный штурм?

— Очень тяжело, находясь в другой стране, оценивать такие решения. Могу сказать одно. Подобная поспешность при штурме всегда приводит к лишним жертвам среди гражданского населения.

Какие меры должны предпринять французские власти и спецслужбы, чтобы предотвратить новые теракты?

— Прежде всего, властям Франции необходимо вести более грамотную миграционную политику. Еще пять-семь лет назад, до начала боевых действий на Ближнем Востоке, Париж частично превратился в нефранцузский город — я имею в виду людей, которые стали его населять. Во французской столице появились целые кварталы, заселенные арабами, с тяжелой криминогенной обстановкой, в которые сами французы старались лишний раз не соваться.

Другими словами, бездумная толерантность французского руководства давно показывала: добром это не кончится. И сейчас, я считаю, главная задача российского руководства — извлечь уроки из трагедии в Париже.

На мой взгляд, существует риск, что если Россия будет продолжать военные действия против «Исламского государства», подобные — подготовленные на скорую руку — теракты могут случиться и в РФ. Стопроцентной гарантии по обезвреживанию всех радикальных исламистов на российской территории не может дать никакая спецслужба, а без ответа наши действия в Сирии радикальные исламисты, видимо, не оставят…

— Штурм Bataclan был необходим, — уверен полковник запаса, ветеран «Альфы», участник антитеррористических операций в операциях в Минеральных Водах (1993), Махачкале (1994), Буденновске (1995), Первомайском (1996) Василий Верещак. — Если бы террористы удерживали заложников, с ними имело бы смысл вести переговоры. Но в данном случае, они заложников просто расстреливали, проводя акцию массового запугивания методом уничтожения. Медлить в такой ситуации бессмысленно, потому действия французского спецназа полностью оправданы.

Кстати, о том, что террористы в Париже ни с кем не собирались договариваться, говорят схемы других терактов этой серии. Во всех случаях боевики просто взрывали бомбы и уничтожали гражданское население.

На мой взгляд, трагедия в Париже — прямое следствие заигрывания западных политиков со злом. Это обратная сторона поддержки Парижем войны в Ираке и усилий по уничтожению сирийского режима Башара Асада.

Теперь нормализовать ситуацию во Франции, я считаю, можно только жесткими политическими решениями. Одними техническими средствами — рамками металлоискателей, кордонами и заборами защитить от террористов жителей такого мегаполиса, как Париж, невозможно…

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  15.06.2017
Близится к завершению одна госпрограмма вооружения — ГПВ-2020, грядет следующая — ГПВ-2025. Мы поговорили с президентом Объединенной судостроительной корпорации Алексеем Рахмановым о том, как обстоят дела с гособоронзаказом, финансированием и смежниками.
Мировой ВПК  14.06.2017
Дальневосточный вояж заместителя министра обороны Юрия Борисова ежедневно приносит новости о том, как продвигается перевооружение российской армии. И каким образом совершенствуется военная техника, даже успешно пройдя государственные испытания. На днях Борисов, выступая в Комсомольске-на-Амуре во время посещения авиационного завода им. Гагарина, заявил о необходимости доработки истребителя Су-35С.
Мировой ВПК  14.06.2017
Продукция корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ) в ходе проведения операции в Сирии хорошо зарекомендовала себя и показала высокое качество. Такое мнение высказал вице-премьер Дмитрий Рогозин на юбилее знаменитой не только в нашей стране корпорации в подмосковном Королёве. «Это только начало большой работы, которая сейчас проходит испытания в Сирии, где все то, что производится вами, или большая часть того, испытывается, дорабатывается, доводится до ума, но показывает высокий класс. Это фактически переводит нашу армию, наш флот в другую лигу», — сказал Рогозин.
Мировой ВПК  14.06.2017
Радиотехнические войска ВКС планируют провести модернизацию радиолокационного комплекса «Небо-М», сообщил начальник РТВ генерал-майор Андрей Кобан. Комплекс достаточно молод, пришел в войска всего лишь пять лет назад, однако, как заявил Кобан: «У нас задан ряд работ по модернизации вооружения, которое имеется. Мы понимаем после 3−5-годичной технической эксплуатации, какой у нас имеется модернизационный потенциал — простым языком говоря, что можно было бы улучшить. На сегодняшний день такая работа активно ведется».
Конфликты  20.06.2017
Судя по сводкам, авиация коалиции США больше не пересекает линию, за которой ее самолеты станут целями российских средств ПВО. Впервые со времен «броска на Приштину» США пришлось уступить под нажимом российских военных. Австралия и вовсе отказалась поднимать свои самолеты в сирийское небо. Теперь вопрос в том, будут ли зоны военного влияния в Сирии совпадать с политическими.
Конфликты  19.06.2017
Минобороны объявило, что «любые воздушные объекты (включая самолеты и беспилотные аппараты международной коалиции), обнаруженные западнее реки Евфрат, будут приниматься на сопровождение российскими наземными средствами ПВО в качестве воздушных целей». Это решение – следствие уничтожения американским самолетом сирийского Су-22. Что оно означает с практической точки зрения?
Конфликты  15.06.2017
США перебросили на базу Ат-Танф в Сирии реактивные системы залпового огня. Их местные союзники говорят о создании второй базы в Эз-Закфе. Причины спешки понятны: многомесячная эпопея движется к развязке, ставки резко возросли, и сложившуюся в Сирии ситуацию недаром сравнивают с гонкой по Европе весной 1945 года.