19.05.2015, 08:55
Штрафные круги для танкового биатлона
Штрафные круги для танкового биатлонаМеждународная военная политика
Минобороны РФ готово отказаться от новейших самолетов, но не от любимого детища Шойгу.

В последнее время сообщения о вынужденных сокращениях гособоронзаказа со стороны Министерства обороны РФ пошли опасной чередой. В понедельник очередное: военные уведомили, что из-за кризиса не смогут до 2020 года закупить заказанные было у промышленности 62 новейших легких военно-транспортных самолета Ил-112В. Сколько удастся приобрести для армии подобных машин – пока неизвестно.

Двумя месяцами ранее, 23 марта, заместитель министра обороны России Юрий Борисов заявил, что к тому же времени в наших Военно-Воздушных силах появится в лучшем случае 12 истребителей пятого поколения Т-50, больше известного как перспективный авиационный комплекс фронтовой авиации (ПАК ФА). Но в соответствии с госпрограммой к 2020-му собирались-то мы в строй поставить 60 таких чудо-самолетов!

Понятно, что это далеко не все, от чего в ближайшие годы придется отказаться нашим генералам. Выпуск оружия и боевой техники из-за сокращенного финансирования наверняка урежут и по многим другим позициям. По логике, в таких условиях каждый рубль должен в Минобороны обрести особую цену. Тем удивительней было узнать, что на военное шоу «Танковый биатлон-2015» в нынешнем году вознамерились потратить в полтора раза больше, чем в 2014-м – 1 миллиард 660 миллионов рублей. И это лишь на подготовку к соревнованиям полигона «Алабино» в Наро-Фоминском районе Московской области, который принадлежит 4-й гвардейской танковой Кантемировской дивизии. Заказчиком работ выступает ФГУП «Спецстройинжиниринг» при Спецстрое РФ.

Нет-нет, если бы переоборудование полигона было жизненно необходимо гвардейцам-кантемировцам, вопросов бы, думаю, ни у кого не возникало. Но Минобороны намерено потратить деньги именно на подготовку к соревнованиям, претенциозно названным уже генералами «чемпионатом мира по танковому биатлону». По сути дела, – ярком и грохочущем шоу в стиле «милитари». Стоит ли оно этих денег?

Прежде, чем рассуждать на эту тему, отметим, что сам танковый биатлон придумал лично министр обороны РФ Сергей Шойгу. Чего ни сам он, ни его приближенные никогда особо не скрывали и не скрывают. Как придумал Шойгу и соревнования с боевой стрельбой и бомбометанием для летчиков фронтовой авиации «Авиадартс». Скорее всего, по этой причине вряд ли сегодня кто-нибудь в военном ведомстве решится предложить Сергею Кужугетовичу подвести под кризисное сокращение и статьи расходов на эти мероприятия.

Официально считается, что такие соревнования вносят в рутинный процесс боевой подготовки соревновательный элемент и повышают усердие экипажей. А поскольку танковый биатлон с помощью популярного спортивного комментатора Дмитрия Губерниева еще и широко демонстрируется по ведущим телеканалам, то зрелище заодно становится и замечательной рекламой воинской службы. И это, конечно, правда. Только ведь и на рекламу стоит тратить только разумные деньги.

Первый чемпионат мира по танковому биатлону состоялся в минувшем году и в нем приняли участие команды из 12 стран: России, Анголы, Армении, Белоруссии, Венесуэлы, Индии, Казахстана, Киргизии, Китая, Кувейта, Монголии и Сербии. Приглашали и представителей ведущих натовских армий, но те не приехали. То ли украинский кризис помешал. То ли побоялись опозориться. А может, дело в том, что в НАТО собственные полуспортивные соревнования для танкистов уже пробовали? Назывались те состязания западных союзников Canadian Army Trophy и с 1963 года они гремели в Западной Германии. В 1989 году альянс от разорительной военно-технической забавы отказался из-за дороговизны и низкой эффективности по части боевой подготовки.

Как бы там ни было, победили в прошлом году, как и следовало ожидать, российские танкисты, выступавшие на модернизированных танках Т-72Б3. Остальные команды отстреляли и отъездили на предоставленных российской стороной танках Т-72Б. По тактико-техническим характеристикам последние несколько уступали машинам, на которых выступали наши. Однако, как утверждают организаторы чемпионата, соперники сами выбирали для себя машины. И на Т-72Б остановились потому, что именно такие стоят на вооружении их армий.

Сказанное не относится лишь к китайцам. Те прибыли в Алабино с собственным новейшим танком третьего, как сами утверждают, поколения Type-96А. Впрочем, подозрительно напоминающим одну из модификаций российского Т-72, но с более совершенное электроникой. Продвинутая электроника, однако, не помогла. Китайцы заняли на чемпионате лишь третье место, уступив еще и армянам.

Как сообщала иностранная пресса, поражение своих танкистов в танковом биатлоне в Подмосковье вызвало бурю негативных эмоций в Китае. Заместитель командующего Нанкинским военным округом Ван Хунгуан в местном издании Global Times заявил, что хотя у Type-96А немало преимуществ перед российской машиной, но и недостатки тоже есть. В частности, у китайского танка, по мнению Ван Хунгуана, более значительная огневая мощь и защищенность, но с двигателем, а как следствие – с маневренностью, существуют проблемы.

Однако главный вывод китайского военачальника таков: танковый биатлон – это лишь соревнование, где танки не могут в полной мере проявить свои основные технические характеристики. Такие, как маневренность, огневая мощь, защищенность, надежность в эксплуатации и многие другие. Соревнования и настоящее сражение на поле боя – абсолютно разные вещи, уверен авторитетный зарубежный специалист.

Если все так и есть, если китайский генерал не заблуждается – на что же мы в нынешнем году намерены выложить порядка двух миллиардов целковых?

Для тех, кто не в курсе, правила танкового биатлона таковы. Отдельные виды – спринт и преследование, индивидуальная гонка, эстафета и спортивный старт. В каждом свои тонкости. На всех для краткости останавливаться не станем. Однако вот, скажем, индивидуальная гонка. Три круга по 7 километров через множество преград (косогор, эскарп, понтонный мост и другие). При этом три огневых рубежа. На первом – стрельба из орудия по мишени, изображающей танк противника. Потом из зенитного 12,7-мм пулемета НСВТ надо постараться сбить вражеский вертолет. Далее из пулемета отбиться от расчета ручного противотанкового гранатомета. За каждый промах – штрафное время.

Казалось бы – чем не боевая учеба? Только многие бывшие, но авторитетные танкисты настроены скептически. Танки, по их словам, на таком чемпионате мира носятся по полю в идеальных условиях, которых не будет ни в каком бою. Стрельба ведется только днем и только в условиях хорошей видимости. При этом – исключительно с места и исключительно по неподвижным мишеням.

Мало того. Скажем, вражеские «танки» установлены на дистанциях 1500, 1700 и 1800 метров. В то время как пушка Т-72Б позволяет вести прицельную стрельбу с места и в движении на дальность 2000-3000 метров. При этом вероятность поражения цели – 70-80 процентов.

В то же время основные боевые танки США, Германии и Китая способны подбивать наши машины с дистанции 2500-3000 метров. Как можно в настоящей дуэльной ситуации ждать, пока они приблизятся к Т-72 на расстояние, вдвое меньшее, и лишь затем самим открывать стрельбу? Однако никто и не ставит перед участниками танкового биатлона задачу предельной сложности. Почему?

Сошлюсь на мнение известного российского военного эксперта генерал-майора запаса Сергея Канчукова: «Здесь нужно в обязательном порядке учить стрелять КУВ (комплекс управляемого вооружения – ред.) «Рефлекс-М» с ТУР (танковой управляемой ракетой – ред.) «Инвар» и «Инвар-М». Если не стрелять этим комплексом на широко разрекламированных соревнованиях, то когда же тогда ими учиться стрелять? На пальцах не научишь, несмотря на значительную дороговизну этой «игрушки».

Отчего же даже на чемпионате мира не стреляют танковыми ракетами (иногда называемыми управляемыми снарядами (УС)? Ответ у генерал-лейтенанта запаса Сергея Скокова, в прошлом заместителя главнокомандующего Сухопутными войсками России: «Дороговизна УС, сложность и привередливость в содержании, высокая цена оборудования танка для их применения значительно увеличивает цену машины. По этой причине практически отсутствуют условия для качественной подготовки к стрельбе управляемыми снарядами. За 30 лет службы в танковых войсках мне не удалось сделать ни одного выстрела этим боеприпасом. Ни в одном танковом подразделении, которым я командовал (до батальона включительно), также не было сделано ни одного выстрела УС».

И это условия, максимально «приближенные к боевым»?

В состязательной стрельбе из танкового пулемета НСВТ тоже много удивительного. Эффективная дальность стрельбы из него - 1500-2000 метров. Почему же участникам состязаний нужно ждать, когда атакующий их вертолет подлетит на невероятную дистанцию в 900 метров и сам подставится под пули?

Снова слово генералу Сергею Канчукову: «Самым легким оказалось для экипажей вести огонь по вертолету, так как дистанция минимальная и составляла всего 900 метров, что в боевых условиях практически нереально. Но однобокие действия экипажей по условиям упражнения не позволили насладиться даже таким зрелищем. Ведь до поражения вертолета пулеметным огнем нужно было применить систему «Туча» (гранатомётная система постановки дымовой завесы – «СП») и только потом открывать огонь и совершать маневр. А этот элемент организаторы упустили. На такой дистанции можно стрелять только из хорошо организованной засады, особенно когда командир по пояс высовывается из люка, но и здесь должны применяться меры маскировки».

Если танковый биатлон столь далек от реальной боевой учебы танкистов – нужен ли нам такой биатлон? Особенно – за огромные деньги.

Кстати - посчитаем. Что можно купить для армии на 1 миллиард 660 миллионов рублей (на самом деле чемпионат мира обойдется нашим военным в куда более кругленькую сумму. В данном случае, повторяю, названы лишь расходы на дооборудование полигона. А еще потребуются горючее, боеприпасы, моторесурс боевых машин, транспортные расходы).

По открытым данным, каждый российский основной боевой танк Т-90А, куда более современный, чем Т-72Б, обходится казне в 70 миллионов рублей. Получается – отказавшись от дорогущей забавы, Вооруженные силы РФ смогли бы дополнительно закупить 23 танка Т-90А. Как минимум! Почти батальон!

А можно, допустим, пополнить арсеналы суперсовременными танками «Армата», только что отгрохотавшими на Параде Победы и изумившими мир. В интернете названа фантастическая цена в 400 миллионов за каждую такую боевую машину. И вокруг этой суммы идет безостановочный ожесточенный спор между нашими генералами и промышленниками. Может, не ругаться, а начать покупать? Не батальоном, конечно, но четырьмя дополнительными «Арматами» обзавестись можно.

Сергей Кужугетович, не отложить ли нам танковый биатлон, который вам так дорог, до лучших времен?

Категория: В России



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  23.03.2017
Китай продолжает очередную масштабную реформу Народно-освободительной армии (НОАК). Вслед за реорганизацией органов центрального военного управления объявлено очередное сокращение численности НОАК. Китайцы опять режут Сухопутные войска (СВ). И опять в пользу флотской компоненты, а также ВВС. Столь последовательная и долгосрочная политика ясно показывает приоритеты Китая в направлении своего военного развития и выбора противников.
Мировой ВПК  21.03.2017
Генеральный конструктор, вице-президент по инновациям Объединенной самолетостроительной корпорации (ОСК) Сергей Коротков сообщил о том, что корпорация проводит работы по созданию перехватчика нового поколения МиГ-41, который должен прийти на смену МиГ-31. Причем самолет разрабатывают не только конструкторы РСК «МиГ», но и специалисты других компаний, входящих в состав РСК.
Геополитика  20.03.2017
8 марта 2017 года вице-председатель американского Объединенного комитета начальников штабов генерал Пол Селва в выступлении в комитете Палаты представителей Конгресса США впервые публично обвинил Россию в нарушении бессрочного Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности (РСМД), заключенного в 1987 году президентом США Рональдом Рейганом и генеральным секретарем ЦК КПСС Михаилом Горбачевым. Селва объявил, что Россия поставила на вооружение крылатую ракету наземного базирования (в классификации НАТО — SSC-8), чем нарушила «дух и смысл» соглашения о контроле над вооружениями, сделав это с целью создать угрозу для НАТО.
Геополитика  20.03.2017
На сайте Стратегического командования США появилось сообщение о проведении учений под кодовым названием Global Lightning 2017. Мероприятие могло бы остаться рутинным, если бы не три любопытных новшества. Во-первых, в этот раз «молнию» встроили в глобальные учения Европейского командования ВС США Austere Challenge 2017, которые по сути являются командно-штабными учениями (КШУ) армий всего Североатлантического альянса. Во-вторых, как заявил глава U.S. Strategic Command генерал Джон Хиттен, они впервые за четверть века не ограничились компьютерным моделированием.
Конфликты  23.03.2017
«На границе тучи ходят хмуро…» — это сегодня про израильский Север. Про тучи, которые следует развеять, а заодно и вызванный ими туман, про назревающую грозу на северной границе. Напряжение там, ставшее очевидным после обмена ударами между Израилем и Сирией в конце прошлой недели, — не локальное кратковременное обострение ситуации, а отражение новой реальности, которая определит будущее региона в ближайшей перспективе.
Конфликты  22.03.2017
Израиль пообещал продолжить авиаудары по оружейным конвоям «Хезболлы» в Сирии. Атаки будут продолжаться в случае «возможности с разведывательной и военной точек зрения», - подчеркнул премьер- министр страны Биньямин Нетаньяху. Он отметил, что проинформировал президента России Владимира Путина о своих намерениях. Кроме того, израильский премьер опроверг сообщения о том, что Россия настаивает на прекращении Израилем военных операций на сирийской территории. «У России имеется выработанная политика (по отношению к позиции Израиля на Ближнем Востоке), и она не изменилась», - цитирует заявление Нетаньяху израильское издание The Jerusalem Post.
Конфликты  22.03.2017
Швейцарский военный ресурс «Offiziere.ch» опубликовал статью канадского военного эксперта Пола Прайса «Strategic Spillover: The Emirates in Africa» («Стратегическая экспансия Эмиратов в Африке»). Автор, ранее работавший в аналитических структурах НАТО и ОБСЭ, комментирует создание Объединенными Арабскими Эмиратами двух военных баз на территории Африки.