27.02.2016, 18:39
«Штора» проблему не решит
«Штора» проблему не решитМеждународная военная политика
Требуемая живучесть бронетанковой техники в современных условиях может быть обеспечена только комплексным применением различных средств защиты.

Видео срыва ракетной атаки боевой машины пехоты БМП-3 в пустынной местности вызвало повышенную активность блогосферы и некую эйфорию по этому поводу. На кадрах видно, как противотанковая управляемая ракета (ПТУР) в непосредственной близости от цели резко взмывает вверх. По данным первоисточников, это фрагмент демонстрационных испытаний в Объединенных Арабских Эмиратах. Мишень БМП-3М от поражения ПТУР «Конкурс» защищает комплекс электронного оптикопротиводействия (КОЭП) высокоточному оружию (ВТО) «Штора».

Интерес к «Шторе» подогрели и сообщения о применении российских танков типа Т-90 с этим комплексом защиты в Сирии. Ранее сообщалось, что боевики ДАИШ располагают значительным количеством противотанковых средств, в том числе американских управляемых комплексов TOW.

В результате некоторые публикации со ссылкой на это видео могут навести на мысль о том, что проблема защиты танков от поражения современными противотанковыми средствами (ПТС) решена, однако это не вполне соответствует реалиям. Для понимания сути проблемы ― немного о «Шторе».


О «Шторе»

Комплекс «Штора» ― средство активной защиты бронетанковой техники от поражения ВТО, в котором для наведения на цель используется лазер. Это управляемые ракеты типа «Дракон», TOW, «Милан», «Мейверик», «Хелфайр», артиллерийские корректируемые снаряды «Копперхед», другое ВТО наземного и воздушного базирования. Комплекс принят на вооружение в 1989 году.

Чувствительные датчики «Шторы» обнаруживают источник лазерного излучения, предупреждают экипаж машины и одновременно выдают команду на автоматическое применение средств постановки помех системам управления оружием противника ― аэрозольных гранат и инфракрасных прожекторов. Через три секунды гранаты создают аэрозольную завесу в 55‒70 метрах от танка для противодействия лазерному излучению и «прикрытию» цели от наводчиков артсистем противника. Инфракрасный прожектор с дальности 2,5 километра «ослепляет» ракету и изменяет траекторию ее полета. 




Комплекс обеспечивает круговую защиту от нескольких управляемых ракет в вертикальном секторе от –5 до +25 градусов. Высокая (0,54‒0,9) вероятность срыва «Шторой» наведения управляемых ракет и корректируемых снарядов на цель снижает вероятность ее поражения в 3‒5 и 1,5 раза соответственно. Время реакции комплекса после обнаружения атакующей цели не превышает 20 секунд. Наряду с защитой «Штора» может использоваться для обнаружения огневых точек противника.


Суть проблемы

Существующая проблема защиты бронетехники заключается в многообразии эффективных противотанковых средств (ПТС) и тактики их применения. Ее можно рассматривать как очередной пример вечного противостояния между «мечом» и «щитом», когда совершенствование одного из них не решает проблему в целом.

Сегодня развитие противотанковых средств находится на таком уровне, когда даже мощная броневая защита может быть преодолена относительно дешевыми средствами. Увеличение толщины брони себя исчерпало и не решит существующую проблему по тактико-эксплуатационным и экономическим показателям: первые снизят боевые возможности бронетехники, а вторые будут разорительны для ее владельцев.

Проблему защиты бронетехники еще более обостряет применение наряду с ВТО эффективных средств обнаружения в видимом, тепловом и радиолокационном диапазонах. В современных условиях они стали базовым условием, без выполнения которого поражение танков и другой техники маловероятно.


Пути решения проблемы

Сегодня для поражения бронетехники используются различные неуправляемые и управляемые средства с высокой бронепробиваемостью. При этом стоимость одной единицы любого из них ниже стоимости поражаемой цели, при том что общее количество ПТС в войсках и на поле боя может превышать общее количество бронеобъектов противника в разы. Наличие бронетехники не гарантирует победу в ситуации, когда вероятность поражения танков на поле боя весьма высока. Для решения проблемы эффективной защиты техники на поле боя существует несколько путей.

В первую очередь это снижение демаскирующих признаков боевых машин в оптическом, тепловом и радиолокационном диапазонах. По данным ведущего разработчика в этой области ОАО «НИИ стали», использование средств маскировки снижает вероятность поражения техники боеприпасами с радио- (тепловыми) датчиками цели с 0,85 (0,7‒0,8) до 0,2 (0,04‒0,01), потери от ударов авиации (разведывательно-ударных комплексов) ― на 50‒70 (70‒80)%, а общие потери танковой дивизии в бою ― на 80%.

Уменьшение вероятности обнаружения бронетехники возможно за счет оптимизации ее форм, применения маскирующей окраски, аэрозолей, средств на новых физических принципах. Так, маскировочные комплекты типа «Накидка» и «Терновник» из поглощающих материалов снижают вероятность обнаружения танка в инфракрасном диапазоне на 30%, а вероятность его захвата ИК-головками самонаведения ― в два-три раза. В настоящее время снижение заметности является основным путем и «дальним рубежом» в разработке защиты бронемашин. Игнорирование этого направления может привести к бессмысленности использования бронетанковой техники из-за низкой боевой эффективности.

Второе направление ― применение тактических приемов на поле боя и комплексов активной защиты (КАЗ). Среди последних особое внимание уделяется созданию новых и совершенствованию существующих КАЗ типа «Штора» и «Арена», прототипом которой является комплекс «Шатер». Первый поставленную задачу решает путем нарушения системы наведения ПТС, второй ― уничтожения (нарушения траектории полета) атакующего боеприпаса при подлете к цели пучком поражающих элементов.

Кстати, первым в мире КАЗ стал «Дрозд», который был принят на вооружение Советской армии и серийно устанавливался на танках Т-55 в 1980-х годах. Идеология и технические решения «Дрозда» актуальны и сегодня, что подтверждает приобретение США украинских танков с этим КАЗ для изучения его потенциала. Одновременно в США попала и документация по украинскому КАЗ «Заслон», прототипом которого является «Дождь» советской разработки 70-х годов.

Но практически непрерывные работы не были реализованы в серийном использовании таких разработок для защиты отечественной техники. Причиной этого явилась концептуальная неопределенность в связи с возможностью поражения элементами КАЗ своей пехоты и легкобронированной техники. Следует отметить, что подобный недостаток характерен для зарубежных КАЗ типа MUSS (США), AMAP ADS (Германия), «Trophy» (Израиль) и других.

Третье направление ― оснащение бронетехники различными защитными экранами и комплексами динамической защиты (ДЗ). Первые достаточно эффективны против существующих кумулятивных снарядов и ручных противотанковых гранат. Вторые в виде коробчатых элементов с небольшим количеством взрывчатого вещества (ВВ) внутри сегодня широко распространены и служат для защиты танков от кумулятивных и бронебойных подкалиберных снарядов. При попадании снарядов в ДЗ они детонируют и встречным взрывом противодействуют поражающим боеприпасам. Этот принцип использован в ДЗ «Реликт», «Контакт-V» и других подобных комплексах.

Вместе с тем следует иметь в виду, что эти средства неэффективны или малоэффективны для защиты от стрелкового оружия, бронебойных и осколочно-фугасных снарядов малого калибра. Для защиты от них могут использоваться комплексы ДЗ в сочетании с другими средствами, в том числе основанных на новых физических принципах.

Еще одно направление предполагает снижение последствий заброневого действия на экипаж и внутреннее оборудование бронетанковой техники ― поражение экипажа и внутреннего оборудования осколками брони и снаряда за броней, продуктами взрыва разрывного заряда или кумулятивной струей, которые возникают при использовании бронебойных и кумулятивных артиллерийских снарядов и кассетных боевых элементов.

Времена «пассивной» и даже многослойной брони ушли безвозвратно. В современных условиях только комплексный подход с учетом основных факторов, влияющих на защиту и живучесть танков и других бронированных целей, может обеспечить им требуемую боевую живучесть.

Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  14.07.2017
Мощные и дорогие корабли Королевского флота могут быть повреждены или разрушены сравнительно дешевыми ракетами, например, российского или иранского производства, пишет британское издание Daily Mail. Поэтому Великобритании стоит переключиться на разработку оборонительных мощностей кораблей, чтобы они не уступали наступательным.
Мировой ВПК  14.07.2017
С американским истребителем F-35 происходят удивительные трансформации. Нет, лучше он не становится. Самолет, который в ограниченном количестве находится в опытной эксплуатации, еще неизвестно когда доведут до ума. То есть до того уровня, который обещан корпорацией Lоckheed Martin как Пентагону, так и целому ряду стран, входящих в НАТО. Журнал National Interest в пространной статье рассказывает о модернизации пока еще как следует не вставшего «на крыло» многоцелевого истребителя пятого поколения.
Мировой ВПК  13.07.2017
После того как американские эсминцы разбомбили сирийскую авиабазу «Томагавками» — крылатыми ракетами, умеющими скрытно, на малой высоте подбираться к цели, оживились дискуссии о средствах противодействия этому коварному оружию. Среди таких средств особое место занимает МиГ-31, один из самых интересных боевых самолетов, созданных в нашей стране.
Мировой ВПК  07.07.2017
«Вестник Мордовии» на днях сообщил о том, что в Сирии танки Т-72Б3 впервые использовали танковые управляемые ракеты комплекса 9К119М «Рефрекс-М», которые по классификации НАТО имеют обозначение АТ-11 «Снайпер». «Рефлекс-М» и его предшествующую модификацию — 9К119 «Рефлекс» — принято называть противотанковым ракетным комплексом (ПТРК). Однако это не в полной мере отражает реальность", поскольку комплекс способен поражать не только танки, но и вертолеты, другие низколетящие цели, инженерные сооружения, уничтожать живую силу противника.
Конфликты  04.07.2017
На Международном военно-морском салоне в Санкт-Петербурге тульское НПО «Сплав» представило модернизированные противолодочные ракеты для комплекса РПК-8 «Запад». Ракеты, получившие индекс 90Р1, уже запущены в серийное производство и начинают поступать на боевые корабли ВМФ России.
Конфликты  04.07.2017
Риски прямого военного конфликта России и США на сирийской территории неумолимо возрастают, прогнозируют западные аналитики. Все плотнее «увязают» в сирийской пустыне и другие державы — Иран, Турция, Израиль, которые мечтают безраздельно властвовать на этой территории. У кого из генералов первым не выдержат нервы, чтобы отдать приказ на атаку вчерашних союзников?
Конфликты  04.07.2017
Интернет звенит о том, какой может быть конфронтация между РФ и США. Внесу свой вклад и я. Диспозиция глазами Stratfor и иже с ними: хоть у России в Сирии и имеются ракетные системы класса «земля-воздух» и юркие истребители, все это неспособно выстоять в короткой и жестокой войне против США.