11.09.2014, 21:38
ШОС: затор на восточном направлении
ШОС: затор на восточном направленииМеждународная военная политика
Очередная встреча лидеров шанхайской группы рискует превратиться в саммит деклараций о намерениях.

11 сентября президент России Владимир Путин прибыл на саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в Таджикистан. Ожидается, что на саммите, который продлится два дня, лидеры стран-участниц ШОС обсудят приоритеты в деятельности организации, актуальные региональные и международные вопросы, взаимодействие с наблюдателями и партнерами по диалогу.

Уже согласован пакет из 10 документов. Среди них - Душанбинская декларация, где будут зафиксированы новые подходы к развитию ШОС и оценки по основным международным проблемам, обновится типовой меморандум об обязательствах для получения членства в ШОС и утвердится порядок предоставления членства.

Стоит отметить, что в 2015 году председателем организации станет Россия. Как только РФ вступит в права, будет опубликовано обращение президента с изложением приоритетов работы. Некоторые из них известны уже сейчас:

- принятие стратегии развития организации до 2025 года;

- активизация взаимодействия с государствами-наблюдателями и партнерами;

- создание центра ШОС по противодействию угрозам безопасности;

- запуск крупных экономических проектов;

- наращивание культурного и гуманитарного взаимодействия и связей с другими структурами;

- реализация плана мероприятий по празднованию 70-летия Победы.

Если на саммите в Душанбе, как сообщают СМИ, будет принят меморандум в отношении расширения ШОС и механизм, который пропишет процедуру принятия, то на саммите в Уфе в 2015 году, возможно, Индия и Пакистан войдут в состав организации.

- Открывается реальная перспектива, чтобы на следующем саммите в Уфе принять конкретные решения относительно заявок ряда стран, в частности, речь идет об Индии и Пакистане, - отметил накануне саммита помощник президента РФ Юрий Ушаков.

Напомним, в ШОС входят: Россия, Китай, Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан. Государствами-наблюдателями при ШОС являются Афганистан, Индия, Иран, Монголия и Пакистан. Белоруссия, Турция и Шри-Ланка имеют статус партнеров по диалогу.

Заместитель директора Центра политической информации России Алексей Панин отмечает: развитие альтернативных центров влияния – будь то БРИКС, либо ШОС, направлено на укоренение многополярности в мире.

- Россия, по сути, сейчас эту лямку тянет в одиночку. И, конечно, мы заинтересованы в том, чтобы как можно больше государств высказывали свою независимую от Брюсселя и Вашингтона точку зрения. С этой позиции развитие БРИКС и ШОС – логичная и последовательная линия. Если говорить о том, чего ожидать от саммита - каких-то возможных прорывных вещей или пиара, то на самом деле тут ситуация «50 на 50». Пиара в любом случае будет много, потому что мало-мальски значимое соглашение в нынешних геополитических условиях будет преподноситься как очередная внешнеполитическая победа Владимира Путина, одержанная им в пику Западу.

С другой стороны, по состоянию на сегодняшний день ШОС больше консультационная организация, и ее формат не предусматривает каких-либо революций. По большому счету, ШОС – это площадка для продвижения скорее китайских интересов в регионе, нежели российских.

Что касается вопроса «о принятии стратегии развития организации до 2025 года», то, конечно, временной отрезок внушает некий оптимизм с точки зрения долгосрочного планирования, но, тем не менее, в документе, скорее всего, будут прописаны некие общие вещи. Россия и Китай уже порядком потратились в рамках двухсторонних соглашений – газовая сделка и т.д.

Думаю, инновация может быть только одна: если стороны договорятся о развитии торгового оборота в национальных валютах. Если решение будет принято или будет показано намерение отказаться от доллара в каких-то товарных группах – вот это будет интересно. Причем даже если предложение не будет реализовано в ближайшее время, оно все равно вызовет определенный резонанс.

Главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» РИСИ Аждар Куртов замечает: Шанхайской организации сотрудничества возникла, прежде всего, по инициативе Китая.

- Изначально как переговорная площадка по вопросам безопасности и пограничного разграничения. Что скрывать, китайцы довольно хитро поступили, внедрив в 90-х в сознание людей переговорной группы, в том числе и из России, тезис о спорных территориях. Да, не все претензии на спорные территории были удовлетворены, тем не менее, ряд проблем Китай решил. Плюс в рамках ШОС он добился, чтобы страны-участницы поставили подписи на документе, обязуясь не поддерживать сепаратистов Синьцзян-Уйгурского автономного района, признавая только единый Китай (без какого-либо особого статуса Гонконга и Тайваня). Все страны ШОС солидаризировались с этой позицией.

Отмечу, что существует огромное количество публикаций, где авторы убеждают: ШОС представляет собой некое возрождение Варшавского договора с участием Китая. Это не так. В нормативных документах нигде не сказано, что ШОС даже в будущем может стать каким-либо военным союзом, каковым был тот же Варшавский договор. Кстати, Китай, несмотря на наше с ним активное сотрудничество в военной сфере, считает, что его руки во внешней политике должны быть свободны от обязательств вступать в войну за какого-либо союзника.

Поэтому тема – может ли ШОС стать неким сплоченным коллективом, который бросит вызов НАТО – не что иное, как спекуляция. Есть и другая популярная спекулятивная тема – экономическая.

Первоначально китайцы пытались навязать ШОС выгодную им модель экономического сотрудничества. Десять лет назад они высказали предложение о создание зоны свободной торговли внутри организации. Что это тогда значило? Россия в то время крепко на своих «собственных экономических ногах не стояла», а уж что говорить про Киргизию и Таджикистан… Если бы тогда зона торговли появилась, то выиграла от этого только «Поднебесная»: она получала бы прибыль, а ее товары при отсутствии барьеров хлынули на наши рынки, что окончательно добило бы сохранившуюся с советских времен промышленность и те точки роста, которые существовали.

— Потом Китай от этой идеи отказался…

- Да, но не так давно выдвинул другую - выступил с проектом экономического обустройства Шелкового пути. Под этим надо понимать, что Китай претендует на лидерство в экономическом возрождении Центральной Азии.

США до сих пор остаются самой сильной океанической державой. Ни Москва, ни Пекин не могут бросить им вызов на океанских просторах, а Китай, как мировая фабрика по изготовлению конкурентоспособной продукции, серьезно заинтересован в поддержании высоких темпов оборота продукции. Штаты не раз намекали, что в случае серьезных обострений отношений способны перерезать морские коммуникации. Поэтому Китаю нужен другой выход, страхующий от американских угроз, - через центральноазиатские государства. Чем это опасно для РФ?

Китай и так активно развивает сотрудничество с Центральной Азией. Уже давно проложены газо- и нефтепроводы из Туркмении и Казахстана в Китай. Существует масса проектов прокладки автомобильных и железных дорог через территорию Центральной Азии. Тем самым Китай помимо проблемы безопасности нового коридора во внешний мир получает еще и дополнительные источники сырья для развития своих северо-западных регионов.

Таким образом, Китай постепенно переориентирует государства ШОС, которые раньше были в составе СССР, с Москвы на Пекин. Пример: внешняя торговля Таджикистана с Китаем за годы независимости выросла больше чем в 100 раз. Да, пока еще Россия в торговле с Таджикистаном стоит на первом месте, но тенденция такова, что это долго продолжаться не будет. Дело дошло до того, что Китай арендует в Таджикистане земли для сельскохозяйственных нужд. То есть китайские фермеры выращивают на таджикских землях свою продукцию. Еще пример: Китай открыто предлагает прокладывать железные дороги по территории Казахстана или Киргизии с нестандартной для нас шириной колеи …

Если говорить о возможности расширения ШОС, то эта проблема возникает постоянно. Но раньше ни Китай, ни Россия не были активными сторонниками расширения, хотя в ШОС периодически «стучались» разные страны. Были настойчивые просьбы со стороны Ирана, но ему обычно отвечали уклончиво, мол, страна находиться под санкциями. Просто никто не хотел, чтобы со вступлением Ирана в ШОС в организацию пришли новые проблемы, особенно когда у власти там находился Махмуд Ахмадинежад – человек, выступавший достаточно резко и не всегда с продуманными заявлениями, - тем самым он бы просто подставлял своих партнеров. Сейчас шансы Ирана на вступлении в ШОС повысились: частично с него сняты санкции, да и на Россию сейчас также наложены ограничения.

Что касается Индии и Пакистана, то процесс вступления этих стран тормозился по целому ряду причин. Отдельно друг от друга их принимать в ШОС было нельзя, потому как они находятся в периодически вспыхивающей конфронтации - между пограничными штатами Джамой и Кашмиром. К тому же, привлечение в структуру Индии с населением больше миллиарда человек или того же Пакистана – крупного мусульманского государства с население больше 180 млн. человек, поменял бы расклад сил в ШОС.

— Почему тогда обсуждается решение о включении Пакистана и Индии? Изменилась международная ситуация?

- Да. США показали всему миру, что, пренебрегая всеми существующими механизмами международного права, они готовы навязывать свое мнение, свергать режимы, не считаясь ни с чем и ни с кем. В Москве и Пекине, видимо, посчитали, что в условиях угрозы осложнения международной обстановки лучше иметь хотя бы политически мощную организацию, которая могла бы противостоять диктату Штатов и НАТО. Логика в этом есть, тем более, если учесть, что Индия – один из претендентов на статус постоянного члена Совбеза ООН в том случае, если реформа этого органа, о которой так много говорят, действительно произойдет.

Председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов говорит, что от саммита ШОС в Душанбе вряд ли стоит ждать каких-либо серьезных результатов, потому что при всей его помпезности, реальных дел слишком мало.

- Проблема в том, что в известной геополитической ситуации у части элит возникает идея баланса между Западом и Востоком, делается ставка на то, что Китай нам поможет. На мой взгляд, это опасный синдром, поскольку, как мы могли убедиться на примере Украины, Москва вместо того, чтобы форсировано строить Евразийский союз, делает попытки поймать какой-то баланс, использовать противоречия.

Итог: к этому саммиту Россия подошла со слабой динамикой строительства ЕАЭС.

Конечно, если в состав ШОС войдут Пакистан и Индии, то это немного сбалансирует Шанхайскую организацию, но повторю - все это внешний контекст. Отсутствует самое главное - интенсивное строительство Евразийского экономического союза, отсюда различные неприятные ситуации с тем же Казахстаном или Белоруссией. Конечно, многовекторность малых государств никто не отменял, но тут все дело в том, что нет внятной политики строительства и развития ЕАЭС, нет стратегического планирования, которое, кстати, есть у Штатов – я имею в виду «великую» стратегию (grand strategy).

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  18.01.2017
В Польшу прибыли первые 3,5 тысячи американских военнослужащих в рамках 9-месячной миссии, которая началась 8 января. Для бронетанковой бригады США такая длительность миссии в Восточной Европе является беспрецедентной. Боевая группа 3-й бронетанковой бригады из состава 4-й пехотной дивизии выдвинулась в Жагань и Поморское, а 87 танков М-1 «Абрамс» последовали за ними на поездах.
Геополитика  18.01.2017
Российское инфопространство впало в эйфорию. Псевдопатриотическая трескотня в СМИ, многочисленные публицисты и аналитики, создающие ощущение какой-то великой победы России над международным глобализмом и либерализмом, всесилия наших спецслужб вплоть до того, что они могут по своему желанию ставить американских президентов и менять мировые элиты. Уверенность в контроле за собственным инфопространством может сыграть с нашим народом очень плохую шутку…
Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Конфликты  17.01.2017
Боевики запрещенного в России «Исламского государства» почти взяли окруженные позиции сирийских военных в Дейр-эз-Зоре. Падение гарнизона этого сирийского города даст террористам полный контроль над местными нефтяными полями и укрепит их сообщение с подконтрольными ИГ территориями Ирака. Джихадисты уже празднуют победу и заставляют жителей захваченных районов подчиняться новым порядкам.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.